Дух и буква интеграции

С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ СНГ И СВЯЗЯМ С СООТЕЧЕСТВЕННИКАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РФ ГЕОРГИЕМ ИВАНОВИЧЕМ ТИХОНОВЫМ БЕСЕДУЕТ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ МЕЖДУНАРОДНОГО ФОНДА “РЕФОРМА” НАБИ ЗИЯДУЛЛАЕВ

– На постсоветском пространстве нет, наверное, политика, который не говорил бы об объединении. Можно утверждать, что интеграция стала своего рода магическим заклинанием. Но реально весьма непросто ответить на вопрос: преобладают ли сегодня интеграционные или дезинтеграционные процессы. Даже с Беларусью, руководство которой старается проводить наиболее последовательную политику на интеграцию, возникают серьезные проблемы, не говоря уже об Украине или, например, Грузии.

Вместе с тем интеграция, как показывает мировой опыт, помогает решать жизненно важные вопросы. Особенно она необходима для народов бывшего СССР. За пределами России осталось 25 миллионов этнических русских и так называемых русскоязычных. Именно интеграция дала бы возможность выйти из существующих политических и экономических тупиков.

Когда создавалось СНГ, предполагалось, что оно станет инструментом развития интеграционных процессов. Но Содружество, по мнению многих политиков и аналитиков, находится “то ли в полуживом, то ли в полумертвом состоянии”.

Образно выражаясь, мы прошли этап опьянения суверенностью, теперь наступает период отрезвления. Острейшие внутренние проблемы новых государств могут и должны решаться эффективней, если объединить и скоординировать усилия.

При всем том бытует мнение, что Содружество топчется на месте, не решает конфликтов между участниками, не имеет серьезных подвижек в делах интеграции.

А вместе с тем речь идет о конгломерате независимых государств, строящих собственную внутреннюю и внешнюю политику.

Хотелось бы узнать, Григорий Иванович, Ваше концептуальное видение проблем СНГ, Ваши стратегические раздумья об интеграции в рамках Содружества.

– Считаю необходимым обратить внимание на два существенных аспекта проблемы интеграции: во-первых, на отношение народов к объединению и во-вторых, на позицию правящей элиты.

В Советском Союзе народы не хотели разъединяться. Уместно напомнить, что в ходе референдума 1991 года три четверти населения поддержали идею сохранения и обновления Союза. И сейчас среди населения стремление к интеграции явно преобладает над дезинтеграционными процессами. Люди прочувствовали, поняли цену потерь. Поэтому шаги в сторону интеграции или реинтеграции находят понимание и поддержку. Вспомните, сколько откликов было после образования Союза России и Белоруссии. В Армении было собрано более миллиона подписей за проведение референдума о присоединении к этому Союзу. А сколько писем получает наш комитет с требованием сделать все возможное, чтобы ускорить процесс интеграции!

Другое дело элита. В 1991 году руководители бывших союзных республик проигнорировали или не смогли оказаться на высоте идеи сохранения Союза и интеграции на новой основе. Нынешний их статус с личными “боингами”, креслами в ООН и прочими атрибутами “независимости” делает их менее приверженными идее интеграции, чем их народы. Вывод: нужно добиваться, чтобы вопрос о новой интеграции решали именно народы. Хотя, поймите меня правильно, я далек от того, чтобы не видеть рациональные, положительные начала в отношении интеграции, проявляемые руководителями новых независимых государств. Президент Беларуси А.Г.Лукашенко – наиболее последовательный сторонник интеграции и ее дальнейшего углубления. Президент Казахстана переживает неудачи интеграционного процесса. Избрание Н.Назарбаева главой Межгосударственного совета четырех, возможно, многое сдвинет с места в положительную сторону.

– В 1991 году Содружество было создано как инструмент всесторонней интеграции по типу ЕС. Но этот “инструмент” постоянно подвергается критике за свою неэффективную работу. Президент России, подводя итоги работы СНГ, сказал, что в 1997 году Содружество свою эффективность не проявило. Вы согласны с его мнением? Как Вы считаете, почему так плохо идут дела в Содружестве?

– Критиковать СНГ стало традицией. Содружество критикуют с разных точек зрения. Во многом эта критика справедлива. Но дело не в критике, а в том, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Для этого надо, прежде всего, поставить правильный диагноз.

Структуры СНГ были созданы наспех. В результате мы имеем сегодня весьма аморфное образование. Более того, (употреблю выражение посильнее) мы имеем продукт распада прежнего Союза. Как удобрение такой продукт достаточно пригоден, но не более. Это одна из причин неэффективности СНГ.

Второе – нежелание совершенствовать Содружество по образцу ЕС. Например, наш комитет настаивает на формировании полноценной парламентской ассамблеи по примеру Европарламента. Это предполагает прямые выборы в такой парламент на территории всего Содружества с учетом количества населения, проживающего в том или ином государстве СНГ. Такова практика ЕС. Но попытки реализовать ее в Содружестве порождают совершенно беспочвенные обвинения в имперских устремлениях России.

– Вы известны не только как председатель Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, но и как глава депутатской группы “Союз”. Кроме того, Вы неоднократно говорили о воссоздании великого государства. Не отменяют ли Ваши идеи существование СНГ?

– Мы предлагаем более совершенную, нежели СНГ, форму интеграции. Мы выступаем за воссоздание великого государства, но не призываем обратно в СССР. Не надо забывать, сколько положительных сторон было у Союза. Вот это и надо обновить на другом, более высоком уровне, в соответствии с требованиями времени.

Пока же надо поддерживать попытки объединения, предпринимаемые в рамках СНГ. Я имею в виду Союз с Беларусью, договор “четырех”. В рамках Содружества необходимо все силы бросить на экономическую интеграцию. Пока еще не все потеряно, основной каркас сохранился: энергетика, железные дороги, топливный комплекс. Этот каркас видоизменился, но все его компоненты еще не умерли. И чем больше мы продвинемся по этому пути, тем быстрее придем к экономической интеграции, а затем и к политической. Одно без другого не может быть.

– Подписана серия договоров с государствами СНГ – Украиной, Молдавией, Грузией. Комитет по делам СНГ и Вы лично выступаете против ратификации этих договоров. Не противоречит ли эта позиция Вашей же идее интеграции? Тем более, что в одном из интервью Вы говорили, что большим резервом для интенсификации интеграционного процесса является практика ратификации международных договоров, касающихся СНГ.

– Нет, не противоречит. Но каждый случай конкретен. Например, договор с Молдовой устарел. Мы отклонили его, и пусть МИД, правительство, президентские структуры подготовят новый вариант с отражением сегодняшних реалий – прежде всего существования Молдавской Приднестровской Республики. Это, на мой взгляд, уже сформировавшееся государство. Мы хотели бы, чтобы руководство Молдовы село за стол переговоров на равных с руководством Приднестровья. Пусть определятся по статусу, по всем остальным вопросам.

Что касается договора с Грузией, то почему не желают спросить народ Абхазии, хочет ли он жить в условиях, которые ему предлагают. Неужели ничему не научила история Балкан? Ратифицировать договор с Грузией – это означало бы поддержать политику грузинского руководства в отношении Абхазии, с которой я не могу согласиться.

С Украиной ситуация иная. Во-первых, у нас есть договор между РСФСР и УССР. Новый договор, подписанный Ельциным и Кучмой, – это договор между двумя президентами, но никак не договор между народами России и Украины.

Самым активным сторонником подписания и ратификации договора является лидер РУХА Черновил, позиции которого, мягко говоря, откровенно антироссийские.

Если мы будем проводить политику в свете этого договора, то на Украине, к примеру, просто не останется русских школ, хотя почти половина населения считает русский своим родным языком.

Кроме того, никого не устраивает ситуация с Черноморским флотом. По нашему мнению, не надо делить флот, он должен защищать интересы двух народов.

К чему такая спешка с ратификацией договора? В конце марта на Украине состоятся парламентские выборы. Мы надеемся, что в парламент придут здравые силы, которые ориентированы не на Запад, а на Восток. Мы полагаем, что новый парламент сможет более оперативно решить вопросы языка и другие проблемы. Мы убеждены, что восторжествует историческая дружба двух народов. Мы не против договора с Украиной. Но мы выступаем за то, чтобы это был договор двух братских народов, а не двух президентов. Президенты приходят и уходят, народы остаются.

Ратифицировать так называемый новый договор с Украиной – это, по-моему, ущемить интересы наших братских народов и отбросить интеграцию назад.

Но я хочу подчеркнуть, что наш Комитет открыто излагает свою точку зрения (в состав Комитета входят представители всех фракций и депутатских групп) и открыто действует. В начале марта состоялись открытые парламентские слушания по вопросу ратификации договора. Большинство выступивших депутатов придерживались наших взглядов, и это лишний раз убеждает нас в правильности выбранной тактики.

– Григорий Иванович, мы присутствовали на парламентских слушаниях по вопросу ратификации Договора между РФ и Украиной. На этих слушаниях затрагивались вопросы не только российско-украинских отношений, но и проблемы СНГ в целом. Ваше выступление было весьма эмоциональным. В деталях мы не совсем с Вами согласны. Например, мы считаем, что необходимо более четко соблюдать принцип территориального единства. Но нас так же, как и Вас, очень тревожит тот аспект, что бывшие союзные республики начали выходить из зоны российского влияния, включаться в орбиту притяжения иных мировых и региональных центров силы, под давлением которых правящие круги этих стран все чаще склоняются к проведению антироссийской политики.

В значительной степени это обусловлено тем, что в ходе “шоковых” реформ Россия утратила значительную часть своего экономического и оборонного потенциала. Но мы полагаем, что ближайшей целью внешней политики должно стать восстановление лидерства России на постсоветском пространстве. Необходимо добиваться консолидации этого пространства под эгидой России, с тем чтобы в конечном итоге прийти к интеграции новых суверенных государств, формы и характер которой определит время. Мы также считаем, что важнейшим инструментом решения этой задачи является становление и укрепление Союза России и Белоруссии, представляющего собой стратегический стержень консолидации единого постсоветского пространства.

Мы намерены всеми силами содействовать развитию Союза России и Белоруссии, приобщению к участию в нем других бывших союзных республик. В этом деле мы готовы сотрудничать с широким спектром политических партий и общественных движений, выступающих в поддержку интеграции постсоветских государств. Одновременно мы намерены вести непримиримую борьбу со всеми силами, сознательно препятствующими развитию интеграционных процессов.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Почему теряет субъективность российское государство
Обратная связь
Рыбалка по-гриндальски
Слово, прорастающее в жизнь
Конфликты гигантов с мелкими акционерами
У РОССИИ ЕСТЬ ОТВЕТ НА ВЫЗОВ ИСТОРИИ!
Россия и Азия: чем похожи наши беды
Осторожно и под гарантию
Информация
Хотите прочно стоять на ногах?
Государство есть машина для унижения человека
Новый социализм для будущей России
ПАДЕНИЕ рейтинга, доверия, репутаций и надежд
А деньги чьи?
Идите в баню – несмотря ни на что!
Снижение ее кредитного рейтинга
Чистая корова
Программа действий
Март – утро года
Знакомые из субтропиков
Эх, дубинушка, ухнем!
Для полного счастья московским старшеклассникам нужно от 50 рублей до 10 миллионов долларов
Акции протеста в регионах России
Сон в руку


««« »»»