Россия и Азия: чем похожи наши беды

Прошло несколько месяцев с момента биржевого краха во многих государствах Юго-Восточной Азии. Об этом крупном финансовом событии говорили все средства массовой информации планеты.

Утверждалось, также, что события в азиатских финансах стали толчком к подобному кризису в России. Это достаточно маловероятно, ибо со странами Азии (кроме, пожалуй, Китая) мы не имеем практически никаких связей: почти не торгуем, денег не занимаем. Поэтому о прямой зависимости серьезно говорить не следует. Однако есть другое родство: между экономическим обвалом прошлого года в Корее, Гонконге, Тайване и Индонезии и многолетним кризисом экономики России – родство в глубинных причинах.

ЧЕМ ОПАСЕН БИРЖЕВОЙ КРАХ?

Биржевой крах, иными словами, быстрое и большое падение цен на акции практически всех крупных фирм страны, имевший место в Азии, страшен не сам по себе. Он может, конечно, разорить сотню-другую финансовых спекулянтов, но, скажем, на зарплате рабочих, которые трудятся на этих предприятиях, сразу не скажется. Однако в дальнейшем происходит очень неприятная вещь – фирмы, чьи акции “обвалились”, теряют авторитет в глазах своих партнеров. Им перестают ссужать деньги, с ними не заключают долгосрочных контрактов, покупатели начинают с подозрением относиться к их продукции: купили вы, скажем, телевизор с 2-летней гарантией, а фирма-производитель через полгода разорилась – кто будет эту гарантию поддерживать? Лучше купить телевизор маркой понадежнее. Поэтому вслед за биржевым падением предприятия часто следует его самое настоящее, реальное, падение, а это уже – снижение производства и увольнение работников. То есть события на бирже в конечном итоге влияют на реальную жизнь.

БРАЛИ ЧУЖОЕ, ОТДАВАТЬ ПРИШЛОСЬ СВОЕ

Впрочем, само падение курса акций тоже должно быть чем-либо обосновано, иметь серьезную причину. В Азии этой причиной стал долговой кризис. Государство и частные компании набрали изрядное количество кредитов, а грамотно использовать их не сумели. Когда пришло время отдавать деньги, выяснилось, что возвращать практически нечего. Вернее, деньги есть, но, отдав их, азиаты сами остаются без средств к существованию.

В качестве примера можно привести южнокорейскую фирму Halla. Эта, как мы бы сказали, градообразующая фирма развернула грандиозное строительство судовых верфей в городе Мокпо на юго-западе Южной Кореи. Денег для окончания строительства не хватило. Недостроенные верфи дохода не приносят. В результате предприятие разорилось. Это банкротство отняло средства практически у всего города.

Примерно то же самое произошло в Корее и на государственном уровне. Долги велики, а денег в бюджете нет. Чтобы выплатить очередную часть государственного долга, правительство всячески ограничивает своих граждан: страна копит доллары. Меры при этом используются прямо-таки сталинские. Так, если кореец потратит за рубежом более 10000 долл., то дома в аэропорту его будут встречать вместе с родными еще и сотрудники правоохранительных органов, отделаться от которых можно, самое лучшее, большим денежным штрафом. А к домохозяйкам правительство обратилось с призывом сократить порции приготовляемой пищи, чтобы и на нее не тратить слишком много денег.

Но и это не помогает. Сокращение порций уменьшает производство продуктов питания. Падают и доходы производящих их предприятий. Поэтому одни корейцы становятся голоднее, другие – беднее, количество же свободных денег в стране не увеличивается.

Экономику лихорадит. Национальная валюта умудряется за один декабрьский день обесцениться в два раза. Фирма Daewoo продает свое автомобильное производство американцам за одну двадцатую часть реальной цены, лишь бы те расплатились с накопленными долгами. И так – во всем. Всеобщая тихая паника.

Возникают вопросы. Зачем нужно было брать в долг? Почему не посчитали, кто и как будет его возвращать? Кто виноват в принятии безответственных решений? Виноваты правительства стран и руководители компаний.

УЧЕТ И КОНТРОЛЬ – ВОТ САМОЕ ВАЖНОЕ

Интересно, что во всех странах Юго-Восточной Азии как в политике, так и в экономике при управлении главенствуют принципы авторитаризма. Что политик, что глава крупной фирмы – оба пытаются быть “отцами народа” для подчиненных. Они “одаривают” их всевозможными благами, требуя взамен полного и беспрекословного повиновения. Рано или поздно страсть к “одариванию” выходит из-под контроля: средств не хватает, а останавливать “всемирное повышение благосостояния” не хочется. Да и опасно. Спокойный народ – сытый народ. Чтобы сохранить приметы процветания приходится занимать. Год за годом страна или фирма обрастает долгами.

Голос оппозиции слаб. Поэтому показать реальное положение вещей, объяснить, что успех строится на хрупких основаниях, некому. А официальному руководству это невыгодно.

В демократической стране с дотошной и въедливой оппозицией правительству никогда не позволят надувать мыльные пузыри сиюминутного благополучия, оставляя детям в наследство огромные долги. Скажем, в США, как только государственный долг превысил некоторую величину, оппозиционный президенту сенат поднял шум и заставил Клинтона принять программу постепенной и полной его ликвидации. Президенту эта перспектива не улыбалась: чтобы найти деньги на эту программу надо серьезно урезать другие расходы, например социальные. Это, понятно, не поднимает его популярности в глазах избирателей. Но деваться некуда, пришлось борьбу с долгами начать.

ДА, АЗИАТЫ МЫ

Ситуация в России сегодня ближе к корейской, чем к американской. Начало подъема год за годом откладывается. Если в первые годы реформ главной причиной этого были проблемы, накопленные в советское время, то теперь, спустя шесть лет, списывать трудности на прошлое просто смешно.

Правительство вогнало страну в “долговую ловушку”, когда любую дополнительную сумму, получаемую бюджетом, приходится тратить на выплату задолженностей, а не на снижение налогов или кредитование предприятий. А заводы, задавленные безденежьем, конечно, не могут наращивать производство.

Экономический реализм, к которому так часто призывает наше руководство, проводя политику затягивания то ли поясов, то ли удавки, изменяет ему, когда надо не просто давить и душить, а вести действительно осмысленную и умную линию реформ. Не имея сильной оппозиции, правительство смогло только повторить “подвиг” самовластных правителей Востока. Удалось добиться внешней, формальной стабилизации, заплатив за это накоплением долгов. Но долг платежом красен. Поэтому если в нормальной экономике за стабилизацией следует рост, то нам придется сначала как-то разобраться с задолженностью.

Когда-то экономику “убаюкали”, проблемы переложили на завтрашний день. Но приходит время платить по счетам. Для выплаты долгов нужны “живые” деньги. Но снова и снова все упирается в то же самое: добыть средства можно лишь начав политику оживления производства. Именно оно, как мотор хорошего автомобиля, может вытянуть страну из любой трясины, в том числе и долговой. Но прежде следует осознать, что жить нужно на деньги, заработанные самостоятельно, а не взятые в долг. Только это позволяет избежать долгового кризиса и выйти на путь действительно устойчивого подъема.

Инна ЗАХАРОВА,

Александр ТАРАСОВ,

Фонд “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Идите в баню – несмотря ни на что!
Снижение ее кредитного рейтинга
Чистая корова
Программа действий
Март – утро года
Знакомые из субтропиков
Эх, дубинушка, ухнем!
Для полного счастья московским старшеклассникам нужно от 50 рублей до 10 миллионов долларов
Акции протеста в регионах России
Сон в руку
Почему теряет субъективность российское государство
Обратная связь
Рыбалка по-гриндальски
Слово, прорастающее в жизнь
Конфликты гигантов с мелкими акционерами
У РОССИИ ЕСТЬ ОТВЕТ НА ВЫЗОВ ИСТОРИИ!
Дух и буква интеграции
Осторожно и под гарантию
Информация
Хотите прочно стоять на ногах?
Государство есть машина для унижения человека
Новый социализм для будущей России
ПАДЕНИЕ рейтинга, доверия, репутаций и надежд
А деньги чьи?


««« »»»