От империи к интегрии

Одной из главных проблем сегодняшней России является отсутствие у политической элиты, в частности, и общества, в целом, четкого понимания, куда идет Россия и чем она может ответить на вызовы XXI в.

1.

Согласно сложившимся стереотипам, противостояние между Россией и Западом в последние 70 лет было противостоянием двух идеологий – коммунистической и капиталистической.

Но все больше российских политологов приходят к пониманию того факта, что противостояние между нами всегда носило отнюдь не идеологический, а цивилизационный характер. И корни этого противостояния, как в годы Александра Невского и немецких “псов-рыцарей”, во времена Дмитрия Пожарского и польских шляхтичей, Кутузова и Наполеона, так и Сталина и Трумэна были одни и те же.

Россия – это родина двух цивилизаций: ортодоксально русской (до Петра I) и социалистической. Уникальность России в том, что эти две цивилизации в результате сложнейшего процесса взаимопроникновения и взаимодополнения приобрели совершенно новое качество. Ко второй половине XX в. сложилась славяно-православно-коммунистическая цивилизация, коренным образом отличающаяся от цивилизации западноевропейской. Коммунистическая идеология, родившаяся в Западной Европе, нашла плодотворную почву именно в России, где она органично переплелась с идеями и традициями русского православия. В результате этого синтеза родилось то, что Н.Бердяев назвал “русским коммунизмом”.

Наша страна, находящаяся на стыке Европы и Азии, между протестантско-католической Западной Европой и мусульманским Востоком всегда была лакомым куском для многочисленных претендентов на мировое господство, и история распорядилась так, что именно в России терпели крах их претензии на мировое лидерство.

Поэтому сегодня надеяться на то, что Запад заинтересован в существовании процветающей сильной России, совершенно бессмысленно. Даже, если предположить, что у власти в России окажется полностью прозападное руководство, например, президент А.Чубайс, премьер-министр Е.Гайдар, министр иностранных дел А.Козырев, то в этом случае расширение НАТО на Восток пойдет еще более активно. Мы были, есть и останемся в исторически обозримом будущем если не врагами, то, по крайней мере, историческими конкурентами. Вряд ли есть необходимость приводить в подтверждение общеизвестные факты, свидетельствующие о двойной морали, двойных стандартах Запада по отношению к России.

Мы должны, наконец, принять это как объективную реальность и соответствующим образом строить свои взаимоотношения с Западом.

2.

Конечно, можно пытаться и дальше смотреть на Запад сквозь “розовые очки”. Можно и дальше тешить себя иллюзиями, что не придет тот день, когда эти самые цивилизованные государства Запада предъявят нам ультиматум, как это вчера они делали в Боснии, а сегодня в Ираке. Можно и дальше не верить в то, что эти радетели за права человека при необходимости будут держать нас под прицелом своего высокоточного оружия и без колебаний применят его по нашим мирным городам, пока не добьются нашей полной и безоговорочной капитуляции, отказа от независимости и суверенитета.

А можно пойти другим путем. Российская политическая элита должна осознать, что смертельная угроза, нависшая над Россией, реальна, и в повестке дня стоит вопрос о самом существовании нашей страны, нашей цивилизации. Всякие надежды на то, что “реформы”, наконец, дадут результат, напрасны, тем более что никаких реформ и не было. Шел хорошо управляемый процесс уничтожения основ российской государственности. Под громкие речи о “реформах” планомерно уничтожались промышленность, сельское хозяйство, армия, наука, образование. Причем, с горечью надо признать, что совершалось все это с молчаливого согласия нашего народа, который под воздействием наркотической иглы средств массовой информации из года в год опускал в избирательные урны бюллетени в поддержку “реформаторов”…

Как тут не вспомнить одного из наиболее противоречивых политических деятелей России XIX в., обер-прокурора Святейшего Синода К.П.Победоносцева, который предрекал, что поворот на путь западноевропейского парламентаризма означает “finis Russiae”.

3.

Глобальные процессы, свидетелями которых мы стали, являются началом во многом противоречивого процесса, ведущего к появлению огромных по территории, численности населения и экономическому потенциалу новых политических систем – интегрий.

Именно реалии нашей жизни неизбежно приведут к их возникновению.

Эти реалии таковы:

1. Интернационализация хозяйственной жизни, связанная с глобализацией экономики и систем массовой коммуникации;

2. Общемировой кризис национальных государств;

3. Сырьевой кризис и усиливающаяся конкуренция за контроль над источниками сырья;

4. Проблемы международной безопасности;

5. Ухудшение среды обитания.

Во второй половине XX в. развитие мировой политической системы стало характеризоваться ослаблением национального государства – основного субъекта мировой политики в течение последних полутора веков. Наиболее заметно это в Западной Европе – на “родине” nation-state, однако и в других частях света можно наблюдать процессы кризиса государства-нации, проявляющиеся как в усилении зависимости от мирового сообщества, так и внутренних проблемах. Приняв за факт упадок национального государства, необходимо признать, что в будущем появятся и уже появляются новые формы политических образований.

Основными тенденциями в политической организации мира стали противоречивые процессы, заключающиеся, с одной стороны, в наднационализации и с другой стороны – регионализации современных государств.

Проявление этих тенденций абсолютно очевидно. С одной стороны, возникновение и усиление роли союзов государств, усиление роли международных субъектов, таких как Мировой банк, Международный валютный фонд, ООН, различные ТНК, чье влияние и возможности нередко превосходят влияние и возможности отдельных стран. С другой стороны, проблемы национализма, сепаратизма являются наиболее явным результатом процессов регионализации, перемещения политической власти на более низкий уровень в старых национальных государствах.

Западная Европа дала пример возможной эволюции в сторону интегрии. В теоретическую и философскую основу Европейского Союза легли две указанные выше тенденции: ослабление политической власти государства с перераспределением ее между двумя уровнями: более высоким – наднациональным (интегральным) и более низким – региональным (провинциальным).

При этом политика, как таковая, играет вторичную роль в развитии мира и международных отношений. Теперь чисто экономический интерес, который и всегда был объективным двигателем политики, открыто вышел на первый план, особенно – на глобальном уровне, причем это наиболее заметно в усилении международных экономических организаций и их роли в международных делах.

4.

Если предположить, что протекающие современные процессы ведут к укрупнению государственно-политических образований, то вопрос заключается в том, до каких пределов они будут увеличиваться. Видимо, имеет смысл в данной связи вспомнить цивилизационные теории, получившие в последние годы большую популярность. С.Хантингтон отмечает, что современный этап мирового развития характеризуется усилением межцивилизационных противоречий. Так что имеет смысл предположить, что в основе интегрий будущего будут лежать мировые цивилизации.

XXI в., особенно его вторая половина, очевидно, будет веком истощения природных источников сырья, в первую очередь – углеводородных, что неизбежно приведет к глобальному экономическому кризису и резко усилит борьбу за контроль над источниками этого сырья. И тот, кто будет сильнее в традиционном понимании этого слова, тот и победит в этой борьбе.

Весь мир видит, какую внешнеполитическую актив-ность на протяжении десятилетий развивают США для контроля над ближневосточным регионом, а вернее – за ближневосточной нефтью. Последние события вокруг Ирака наглядно это подтверждают. Ведь вполне понятно, что жесткие силовые методы против Ирака объясняются отнюдь не желанием обеспечить выполнение резолюций ООН в полном объеме.

5.

Так что же такое интегрия?

ИНТЕГРИЯ (лат. integer – целый) – политико-экономическое образование, основанное на интернационализации экономики и вызванной ею политической, социальной, культурной и другой интеграции всех сторон общественной жизни в условиях научно-технической революции и возрастания взаимозависимости народов и государств.

Интегрия является следующим этапом развития политической системы после империи, но в отличие от последней предполагает относительно мягкие отношения по вертикали “центр – провинции”, определяемые разумным разграничением полномочий между субъектами интегрии и центром. Субъекты интегрии (суверенные государства, республики, территории и т.п.) добровольно отказываются от своего абсолютного суверенитета, передают часть своих властных полномочий наднациональным центральным структурам и добровольно соглашаются с концепцией ограниченных суверенных прав в обмен на реальные преимущества участия в едином экономическом и политическом процессе для повышения жизненного уровня своего населения, обеспечения совместной безопасности и преодоления экологического кризиса.

Можно предположить, что XXI в. будет веком интегрий и наиболее вероятными участниками этого “клуба” станут:

Российская (постсоветская) интегрия;

Североамериканская интегрия;

Западноевропейская интегрия;

Азиатско-тихоокеанская интегрия;

Китайская интегрия;

Исламская интегрия;

Индийская интегрия;

Латиноамериканская интегрия.

Необходимыми предпосылками создания интегрий являются:

1) наличие центра интеграции (“твердого ядра”). Это “твердое ядро” не обязательно состоит из одного государства, оно может состоять и из нескольких. В нашем случае это может быть Российская Федерация в союзе с Украиной и Белоруссией, в Западной Европе – франко-западногерманский союз;

2) наличие общих источников внешней угрозы или сильных экономических конкурентов;

3) наличие языка, являющегося средством межнационального общения и объединяющего многочисленные нации на социально-культурном уровне;

4) общность исторической судьбы и культуры, а значит осевшая в сознании некая общность понятий цивилизационного характера. Это резко облегчает общение между людьми, а значит и ведение дел;

5) технологическая общность, отработанность экономических связей, широкая кооперация и разделение труда;

6) дополняемость климатических зон в области сельского хозяйства.

Все эти предпосылки полностью имеются на бывшей территории СССР, в значительной мере – бывших стран СЭВ и ассоциированных с ним государств.

6.

Выступив инициатором развала Советского Союза, Российская Федерация в значительной степени утратила свой экономический и военный потенциал. Сегодня, несмотря на то что формально Российская Федерация участвует в заседаниях “большой восьмерки” наиболее развитых стран мира, реально она относится к развивающимся странам. Однако нам досталось богатое наследство, и важнейшей его частью является ракетно-ядерный потенциал. Именно благодаря ему страны Запада вынуждены в какой-то степени прислушиваться к мнению России. Этот же потенциал на ближайшие годы обеспечивает независимость и суверенитет Российской Федерации и дает нам исторический шанс. Нам отпущено всего 10 – 15 лет, чтобы выполнить работу по воссозданию российской интегрии, поскольку только под прикрытием ракетно-ядерного щита мы гарантированы от прямого вмешательства Запада, который сделает все возможное, чтобы только не допустить нашего возрождения.

События последних лет наглядно показали, что процессы приведшие к развалу Советского Союза, противоречат коренным интересам его народов и общему направлению развития человечества. Тяга народов бывшего Советского Союза к объединению набирает силу. И не только в России и Белоруссии. Ситуация в Армении, где за шесть лет полного развала произошло отрезвление народных масс и где в кратчайший срок было собрано около миллиона подписей за воссоздание единого государства, показала, что время пещерного национализма и сепаратизма проходит. И подобных примеров можно привести много.

Возрожденная Российская интегрия в силу своей обеспеченности источниками энергии, запасами полезных ископаемых, пресной воды, располагая громадной территорией, высококвалифицированным населением, будет практически самодостаточным политико-экономическим образованием.

Есть все основания полагать, что возрождение нашей интегрии неизбежно. Путь, который нам предстоит пройти, – тяжел и опасен. Но это путь жизни, путь в будущее. Дорогу осилит – идущий!

Виктор АЛКСНИС


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Вехи судьбы
Оценка реакции президента на отчет правительства
Новый социализм для будущей России
Геноцид
Рабочие коллективы – за свой профсоюзный журнал
Рецепты Афродиты
Начните с себя, господин президент!
И сегодня никто не сможет вышибить нас из седла
На гладком льду
Счастья вам, женщины России!
Сами мы нездешние
Побрякушки для аборигенов, или культура, свободная от себя самой
Человек и Гражданин
Срочно требуются журналисты для малярно-лакировочных работ!
Кто виноват, что мы убоги?
ТОЛЬКО РАЗ В ХОЛОДНЫЙ ХМУРЫЙ ВЕЧЕР МНЕ ТАК ХОЧЕТСЯ ВАРИТЬ
Кукла Барби как образец постсоветского человека
В защиту законности
Сама рассадила, сама будешь поливать
За белым зверем
Памяти Станислава Шаталина


««« »»»