Геноцид

Недавно вышла в свет новая книга доктора экономических наук Сергея Юрьевича Глазьева “Геноцид. Россия и новый мировой порядок. Стратегия экономического роста на пороге XXI века”. Сегодня мы решили познакомить читателей с некоторыми положениями этой книги.

Геноцид

Подведение итогов пяти лет радикальных экономических и политических преобразований в нашей стране прошло как-то скромно, без широких публичных дискуссий. Сторонники проводимой политики ставят ей в заслугу внешние эффекты – отсутствие очередей, насыщение спроса, свобода каждого делать все что угодно. Оппоненты говорят о чудовищном экономическом спаде, социальной катастрофе, охватившей большую часть населения, росте преступности и фактической утрате независимости страны. Одни определяют смысл переживаемых лишений как “трансформационный спад”, списывая их на некие объективные причины, другие – как “системный кризис”, отводя решающее значение в его возникновении проводимому курсу экономических преобразований.

Между тем точное определение содержания осуществляемой в России политики очень важно не только для осмысления произошедшего, но и для правильного планирования будущего.

Таким точным определением, по нашему убеждению, является используемое в международном праве понятие “геноцид”. Напомним, что наша страна присоединилась в 1954 г. к международной конвенции ООН “О предупреждении преступления геноцида и наказании за него”. Согласно этой конвенции, геноцидом признается преступление, совершаемое “с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую”. В конвенции специально подчеркивается, что геноцид совсем не обязательно подразумевает применение физического насилия и ведение войны. В качестве инструментов преступления конвенция, в частности, выделяет “предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее”, и “меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы”.

Хотя определение геноцида включает элемент намерения, т.е. сознательного совершения преступления, на практике не всегда политика геноцида осознается ее проводниками и уж тем более открыто не декларируется. Она может быть результатом ошибочного воплощения в жизнь вполне респектабельных лозунгов реформ на благо общества в целях свободы и социальной справедливости, а также являться плодом заблуждений и просчетов ответственных лиц и органов власти. Не случайно наиболее чудовищные в мировой истории акты геноцида проводились “во имя” самых благородных и привлекательных для общества целей. Геноцид Великой французской революции против определенных слоев общества и последовавших после нее наполеоновских войн осуществлялся во имя идей “свободы, равенства, братства”. Геноцид против коренного населения Северной Америки проводился во имя прогресса. Геноцид против русского духовенства, дворянства, купечества и крестьянства был организован в России большевиками-революционерами во имя всеобщей справедливости и счастья. И даже организованный гитлеровцами этнический геноцид был обоснован утопическими идеями построения “совершенного” общества и государства.

Геноцид – самое чудовищное из всех возможных преступление, совершаемое против больших масс людей целой армией исполнителей. Организовать этих исполнителей можно только имея соответствующую идеологию, оправдывающую совершаемые ими преступления “благородными” целями и представляющую одновременно жертв геноцида как нелюдей или по меньшей мере неполноценных людей, культивирующую отношение к ним как к человекообразным животным. Чтобы осуществить геноцид, армия исполнителей должна усвоить эти идеи, в свете которых идеологи геноцида воспринимаются исполнителями как пророки, а сами исполнители чувствуют себя миссионерами и перестают воспринимать своих жертв в качестве подобных себе людей.

Содержание этих идей может быть разным, но их общей особенностью является деление людей на две категории – избранных миссионеров и прочих, подлежащих “перевоспитанию”, уничтожению или обращению в рабов.

Современные радикальные реформаторы в России и в большинстве других “посткоммунистических стран” оправдывают совершаемые в ходе реформы преступления против населения и государственные перевороты неполноценностью бывшего социалистического общества и большинства составляющих его людей. Последние приносятся в жертву ради будущего повышения экономической эффективности и развития. Общественные обязательства государства и социальные гарантии отменяются во имя экономической стабилизации, создания условий для процветания в будущем, а также благополучия “новых русских”, как правило, не относящих себя к русскому народу и ощущающих себя новым привилегированным классом, правящим по праву сильного.

Выступления многих радикальных “демократов” в России по своей ненависти и презрению к народу собственной страны сильно напоминают гитлеровскую пропаганду или большевистскую агитацию своего времени. Достаточно вспомнить комментарии многих из них во время расстрела российского парламента или разгона демонстраций протеста – насилие власти оправдывалось представлением жертв как неполноценных, агрессивных, враждебных всему прогрессивному “недочеловеков”. Не случайно политическую риторику большинства нынешних российских электронных средств массовой информации специалисты сравнивают с геббельсовской пропагандой. По отношению к политическим лидерам, отстаивающим национальные интересы России и требующим выполнения от правительства социальных гарантий, электронные СМИ демонстрируют такое же зоологическое неприятие, как гитлеровские нацисты к иноплеменникам, а к народу в целом – отношение как к “быдлу”, которое можно обманывать и обворовывать, по отношению к которому “все дозволено”. Соответственно, акты насилия против политических противников режима преподносятся как героические подвиги, присвоение государственного имущества властвующей олигархией – как прогрессивная реформа, а ограбление населения в результате обесценения сбережений и доходов объясняется его неполноценностью, неспособностью своевременно приспосабливаться к экономическим изменениям.

В связи с этим мне вспоминаются некоторые советы, которые давали российским руководителям их “либерально и демократично” мыслящие консультанты: один известный польский экономист-либерал советовал радикальную реформу сопровождать демонстрацией порнографических фильмов по телевидению и продажей дешевого алкоголя на улицах для расслабления молодежи и отвлечения ее внимания, а также деморализации населения и смягчения настроений социального протеста в отношении политики “шоковой терапии”. Его известный российский коллега пытался внушить кандидату в президенты от демократической оппозиции, что люди старше 40 лет принципиально неспособны “правильно” воспринять реформу и объективно являются неполноценными, недостойными какого-либо сочувствия и обреченными на жалкое существование.

Необходимым условием преодоления кризиса и экономического роста является кардинальное изменение культурной, образовательной, воспитательной политики государства, ее приведение в соответствие с традиционными ценностями русской духовной культуры, освоение современной редакции исконной национальной идеи России, призванной быть примером гармонии общественного развития и духовным проводником человечества. В сочетании с внедрением современных технологий интеллектуального образования подрастающего поколения это обеспечит России важнейшие конкурентные преимущества в экономике XXI в. – высокое качество человеческого фактора, интеллектуализацию общественного производства, гармонию общественных отношений.

С 1992 г. в России наблюдается устойчивая тенденция депопуляции, характеризующаяся постоянным превышением числа умерших над числом родившихся в 1,5 – 1,7 раза. Сложившийся в настоящее время в России уровень рождаемости является одним из самых низких в Европе. На 1000 человек населения в среднем регистрируется около 15 умерших. Это самый высокий показатель в Европе.

Убыль населения охватывает более 2/3 регионов страны. Самый высокий показатель естественной убыли отмечается в областях центральной России. Общее превышение числа умерших над числом родившихся за 1992 – 1996 гг. оценивается в 3,5 млн человек.

По данным Госкомстата, реальные денежные доходы населения за 1992 – 1996 гг. снизились примерно на 43%. В частности, реальная зарплата – на 52%, пенсии – на 45%. 21% населения (31,1 млн человек) имеет денежные доходы ниже прожиточного минимума.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Один комментарий

  • Станислав Станислав :

    Всё правильно,но нужно назвать ещё один геноцид в петровскую эпоху.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Вехи судьбы
Оценка реакции президента на отчет правительства
Новый социализм для будущей России
Рецепты Афродиты
Рабочие коллективы – за свой профсоюзный журнал
И сегодня никто не сможет вышибить нас из седла
Начните с себя, господин президент!
От империи к интегрии
На гладком льду
Счастья вам, женщины России!
Сами мы нездешние
Побрякушки для аборигенов, или культура, свободная от себя самой
Человек и Гражданин
Срочно требуются журналисты для малярно-лакировочных работ!
Кто виноват, что мы убоги?
ТОЛЬКО РАЗ В ХОЛОДНЫЙ ХМУРЫЙ ВЕЧЕР МНЕ ТАК ХОЧЕТСЯ ВАРИТЬ
Кукла Барби как образец постсоветского человека
В защиту законности
Сама рассадила, сама будешь поливать
За белым зверем
Памяти Станислава Шаталина


««« »»»