Больная власть

Уважаемый, Мартин Люцианович!

Когда несколько лет назад мои друзья увлеклись политической деятельностью и все как один стали демократами, я была среди них белой вороной. Меня называли “коммунисткой” и “ретроградкой”. Видимо, потому что весьма скептически относилась к пламенным речам Ельцина, Попова, Собчака, Старовойтовой и всей остальной компании. И объясняла свою позицию так: слишком уж они активные, завистливые и “голодные”, не скоро нахапаются.

Как видите, невольно пришлось выступить в роли Кассандры. Но, признаюсь, в те годы я и представить не могла реальные аппетиты “демократов”. Кажется, есть такая болезнь, буремия, когда человек не может избавиться от чувства физического голода, сколько бы он ни съел. Поговаривают, что покойная принцесса Диана, например, страдала этим во время семейных неурядиц. Видимо, в российских верхах буремия власти и денег приобрела характер эпидемии. Хапают и не могут нахапаться, насытиться, угомониться.

Если обычный человек вдруг начнет заголяться посреди улицы, тут же примчатся санитары и “зафиксируют” бедолагу. Но посмотрите, что вываливает на экраны и в печать “элита”. Для психоаналитиков эти окровения, исповеди и обвинения, наверное, находка, а нормальный человек чувствует себя так, словно оказался в пресловутой палате № 6. Падающие с мостов президенты, бросаемые в сибирские реки пресс-секретари, чиновники-писатели, чиновники-бандиты, просто бандиты и бандиты-патриоты…

Некрасивые, неумные, бесчестные толпятся и пихаются, чтобы попасть на экраны и глянцевые страницы журналов. Зачем? А чтобы всем нам показать себя. Вот и показывают то, что имеют – безобразие, тупость и наглость. В конечном итоге то, что демонстрирует в проеме забора испуганным старшекласницам озабоченный “кавалер”. Болезнь таких “кавалеров” тоже имеет определение в психопаталогии, и для российских верхов она похоже становится еще одной “чумой ХХ века”.

Эрих Фромм много писал, что некрофилия проявляется в ненависти к живому и любви к мертвому, неодушевленному. Что любит наша власть? Деньги, дачи, дворцы, машины, газопроводы, нефтескважины, драгоценности, вертолеты и прочее. А что она не любит? Нас! Она терпеть не может стариков, детей, больных и стремится (успешно!) сократить объекты своей нелюбви. Вот он – “клинический случай некрофилии”.

Получается, что эта власть, по выражению моей соседки-пенсионерки, “насквозь больная”. И немощная к тому же. Единственное чувство, которое она вызывает у меня – брезгливость.

Я хочу дожить все-таки до тех времен, когда власть моей страны не станет вызывать отвращения. Когда она будет вести себя с достоинством нормального человека, а не с глумливым безумием психохроника.

Поэтому я внимательно слежу за Вами и надеюсь, что генерация молодых политиков Вашего типа вернет общество к нормальности.

Ирина ОСЕЕВА

Нижний Новгород


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Разве плохо быть портнихой?
Как я свой долг перед государством выполняла
Про доспехи
Вирус усталых гениев
На левую руку надела перчатку с правой руки
НОВЫЙ СОЦИАЛИЗМ ДЛЯ БУДУЩЕЙ РОССИИ
Акции протеста в регионах России
Коктейльный стол
Долги Приморью
Новые лица в “Министерстве правды”
Российские банки: добро пожаловать или посторонним вход запрещен
Эхо войны – эхо любви
Нужен ли России Пиночет?
Лещь из проруби
Бабурин и КПРФ: взгляд издалека
Друзья советских памятников
Без меня тебе, любимый мой
Новый состав Совета директоров ОРТ
Заявление Политсовета СНПР
Обращение
У Фемиды на кухне
Ветеран президентских олимпиад рассчитывает на золото в 2000 году


««« »»»