Эхо войны – эхо любви

Я возвращалась с работы. Было очень жарко и душно: июль и четыре часа пополудни. От работы до дома всего одна автобусная остановка. Мне навстречу мчались автомобили, резко пахло выхлопными газами, плавящимся асфальтом и резиной. Дышать было просто нечем.

Чуть легче стало, когда я вошла во двор. Тут было не так жарко – дом затенял часть двора. Последние два года в нашем дворе разбивали большую клумбу. Цветы были самые незамысловатые, но к ним всегда хотелось подойти. Около клумбы стояла старая садовая скамейка, на ней почти всегда сидели одни и те же пенсионерки. В такую жару оставаться в квартире было невозможно.

На этот раз на лавочке сидела только одна пенсионерка – моя соседка с пятого этажа Александра Даниловна. Увидев меня, она помахала рукой, чтобы я подошла. Мне и самой хотелось чуть-чуть посидеть у клумбы. Подошла, поздоровалась, спросила о ее муже. Дело в том, что он несколько месяцев не вставал с постели. Деду было за восемьдесят, и его в больнице держать не стали – отправили домой умирать.

Старики жили отдельно от детей, и все заботы о муже легли на плечи Александры Даниловны. Дети помогали, конечно, но каждодневный уход обеспечивала она, а ей тоже было прилично за семьдесят.

Отдых у клумбы – единственная ее отдушина. Александра Даниловна была вымотана, но держалась.

Поговорили о ее муже, о погоде, о том, как плохо в Москве в жару, и как-то незаметно разговор перешел на воспоминания: как встретились и поженились.

– Мы с Алексеем познакомились в цехе, у него была бронь – токарь шестого разряда – таких на фронт не брали, берегли. А на войну я провожала другого, Павла, он не вернулся – его убили, пришла похоронка.

Я с ним встречалась год до войны, но ничего такого у нас не было. Раньше, не как сейчас, парни были скромными. Придем на танцы – потанцуем, посмеемся, попоем, а потом парочками провожаемся.

Голос у Александры Даниловны дрогнул, я взглянула на нее и заметила перемену: глаза женщины заблестели по-молодому, спина выпрямилась, и я поняла, что она говорит о самом заветном.

– Я получила от него только два письма, а потом через пару месяцев его родные получили похоронку.

И вдруг я услышала стихи. Это было для меня полнейшей неожиданностью.

Здравствуй, Шуренок мой милый,

Шлю свой сердечный привет!

В жизни желаю силы,

Счастью, успехов, побед!

Стихи были наивными, неумелыми, но сколько нежности в этом “Шуренке”!

Дни наших встреч пролетели,

Счастье порхнуло из рук.

Вспомню тебя, как мы вместе сидели,

Сердца сильней слышу стук.

Мы вдалеке друг от друга,

Но все же я в мыслях с тобой.

К тебе в край далекий, к моей синеокой,

Стремлюсь я всем сердцем – душой!

Стихи, обращенные к двадцатилетней девушке, читала наизусть семидесятилетняя пожилая женщина.

Я сидела и слушала эти искренние безыскусные строки, произнесенные уже не звонким голосом, и завидовала этой старой женщине, потому что она сумела сохранить первое чувство. Чувство это было столь чисто и огромно, что и через множество лет помогает ей жить.

Но Родина-мать призывает

Жизнь защитить, нашу честь!

Лавой кровавой, огненной лавой

Клокочет в груди у нас месть!

Я не заметила, как Александра Даниловна кончила читать. Мне пришла на память фраза Галины Николаевой: “Душа живучее тела, у тела ноги отрежь – не вырастут, а у доброй души, наоборот, – ей ноги отрежут, а она крылья вырастит”. Вот и сейчас душа этого убитого на войне парня коснулась меня. Тело убито, а душа помогает жить другим.

Мы с Александрой Даниловной встали со скамейки и пошли в подъезд, а откуда-то сверху до нас доносилось невообразимо пошлое: “Поцелуй меня, я твоя раба”.

Татьяна ЯНЧУК


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Заявление Политсовета СНПР
Российские банки: добро пожаловать или посторонним вход запрещен
Обращение
Нужен ли России Пиночет?
У Фемиды на кухне
Бабурин и КПРФ: взгляд издалека
Ветеран президентских олимпиад рассчитывает на золото в 2000 году
Без меня тебе, любимый мой
НОВЫЙ СОЦИАЛИЗМ ДЛЯ БУДУЩЕЙ РОССИИ
Разве плохо быть портнихой?
Коктейльный стол
Как я свой долг перед государством выполняла
Новые лица в “Министерстве правды”
Про доспехи
Больная власть
Вирус усталых гениев
Лещь из проруби
На левую руку надела перчатку с правой руки
Друзья советских памятников
Акции протеста в регионах России
Новый состав Совета директоров ОРТ
Долги Приморью


««« »»»