А у нас на карте газ. А у вас?

Для потребителя безразлично, чей газ обеспечивает его теплом. Иное дело – производители и продавцы газа: каждый хочет продать свой товар, на рынках – жесткая конкуренция. Наиболее наглядный пример тому – российско-туркменские отношения.

Россия – безусловный лидер в мире по запасам газа и его добыче (по разным оценкам, от трети до 40% мировых запасов газа находятся на нашей территории). Туркменистан занимает четвертое место в мире по газовым ресурсам. До распада СССР республика имела экспортную квоту в общем газовом экспорте страны порядка 11% от его объема, но уже в 1995 г. была лишена ее из-за потребностей России в увеличении собственных валютных поступлений от экспорта газа. Начиная с марта 1997 г. Туркмения не поставляет газ и в ближнее зарубежье (Украина, Закавказье) в связи с прекращением деятельности туркмено-российского АО “Туркменросгаз”. Самостоятельный же выход на внешние рынки для страны затруднен привязкой к российской газотранспортной системе. Первой попыткой выхода из этой зависимости стало сооружение газопровода от месторождения Корпедже до города Курт-Куи на севере Ирана. В перспективных же планах республики – продолжение этого газопровода через Иран в Турцию, а также проекты прокладки новых газопроводов: по дну Каспия в Азербайджан и оттуда – опять же в Турцию и через Афганистан – в Пакистан. Эти проекты капиталоемки, но в общем-то реальны и поэтому не могут не беспокоить Россию в связи с появлением возможного конкурента на мировом газовом рынке.

Поэтому тональность высказываний российских официальных лиц по поводу российско-туркменских газовых отношений в последнее время стала меняться. В период визита президента Туркмении С.Ниязова в Москву в августе 1997 г. глава “Газпрома” Р.Вяхирев заявил: “Мы готовы отказаться от Туркмении вообще”, указав на предстоящий пуск газопровода Фролово – Изобильный, после чего Россия “физически перестанет нуждаться в туркменском газе”. Одновременно, правда, уже на примере казахстанского газа, Р.Вяхирев заявил, что “сдавать свой рынок при отсутствии достаточных транспортных мощностей я считаю по меньшей мере преступлением перед Россией”. Это высказывание в полной мере может быть отнесено и к туркменским конкурентам “Газпрома”.

Активизация Туркменией усилий по созданию собственной газотранспортной системы, однако, заставила Россию внимательнее прислушаться к интересам своего восточного соседа. В ход пошла “тяжелая артиллерия”. Премьер Виктор Черномырдин упорно открещивается от титула главного газового лоббиста, но два его последних визита – в Турцию и Туркменистан – прямо связаны с проблемой выхода российского газа на мировые рынки. В ходе первого визита удалось договориться с турками по проекту “Голубой поток”, предусматривающему поставки российского газа в их страну в объеме 16 млрд куб.м к 2000 г., а к 2010 г. – 30 млрд куб.м. В этом случае турецкий газовый рынок для России сравняется с германским или даже превзойдет его по своей емкости.

Но в Турцию устремляется и туркменский газ, следовательно, надо найти компромисс с соседями по бывшему СССР. Первый в этом году визит премьер-министр России за рубеж как раз и имел в виду эти цели. Первоначально тон высказываний сторон говорил о том, что они вполне могут быть достигнуты. В.Черномырдин заявил, что “мы обязательно договоримся”. Глава правительств и президент Туркмении дали поручение соответствующим ведомствам двух стран проработать вопрос о транзите туркменского газа через российскую территорию.

По словам В.Черномырдина, “эта работа должна быть завершена уже в ближайшее время”. Туркменский президент, С.Ниязов, со своей стороны, пригласил Россию к участию в строительстве газопроводов через Иран в Турцию и через Афганистан в Пакистан. Но в дальнейшем выяснилось, что делить газовые рынки труднее, чем обмениваться комплиментами.

Российский премьер покинул Ашхабад, так и не выполнив свое обещание “договориться” с туркменской стороной. Корень разногласий – в цене продажи туркменского газа России на границе двух стран. “Газпром” предложил 32 долл. за 1 тыс. куб.м, туркмены просили на 10 долл. больше. Компромиссная цена российской делегации – 36 долл. – тоже пока не прошла. Можно, однако, ожидать, что стороны все же придут к согласию. Переговоры продолжаются – уже на уровне руководства “Газпрома” и туркменского нефтегазового министерства.

По последним сообщениям, Россия и Туркмения достигли “политического решения” о возможности покупки в этом году до 30 млрд куб.м туркменского газа, о чем сообщил председатель правления РАО “Газпром” Рэм Вяхирев. “Газпром” предложил закупать туркменский газ напрямую, без посредников. Однако проблема цены за газ пока не решена. “Газпром” считает предложенную Туркменией цену – 42 доллара за 1 тыс. куб.м нереальной. Остается открытым и вопрос пропорций оплаты газа – валютой и товарами. По российским предложениям, они соотносятся как 30 : 70%.

Второй спорный вопрос – о поставщике туркменского газа за границу. С 1995 г. его экспорт осуществлялся через СП “Туркменросгаз”, в котором 51% участия принадлежал Туркмении, 45% – РАО “Газпром” и 4% – международной энергетической корпорации ITERA. Последняя была генеральным оператором СП по реализации газа. Неудачи с оплатой поставок странам СНГ туркменское руководство отнесло на счет СП, прежде всего имея в виду ITERA. Было заявлено о намерении создать новое СП с “Газпромом” уже без участия этой компании. Вряд ли можно было объяснить украинский долг за газ Туркмении, приблизившийся к 0,5 млрд долл., нерасторопностью оператора, но факт остается фактом. С лета 1997 г. Туркмения так и не смогла найти другого оператора для своих поставок, а “Газпром” просто заполнил вакуум своим экспортом. Вместе с тем РАО, связанное с ITERA прочными узами, не выказало особого желания сменить партнера в угоду туркменам. В результате в ашхабадских переговорах в январе 1998 г. участвовали и представители корпорации “ITERA”.

Судя по всему, Россия (читай – “Газпром”) и Туркмения все же договорятся по вопросу поставок туркменского газа на экспорт через российскую газотранспортную сеть. Речь идет об объемах порядка 25 – 30 млрд куб.м газа в год.

Туркменской стороне остро необходимы валютные поступления (в условиях многоотраслевой экономики отсутствие перспектив у газодобычи ведет к катастрофическому падению производства вообще). Россия же, еще не построившая собственных газотранспортных артерий на восток, в том числе и в Турцию (по дну Черного моря), весьма заинтересована в том, чтобы придержать на время потенциального конкурента “на коротком поводке”, не толкая его вместе с тем на экстренные меры по поиску альтернативных вариантов транспортировки “голубого золота”. Упомянем и о геополитическом факторе. Правительство США обещало Туркменистану помощь при выборе им варианта транспортировки газа в сторону Пакистана. Речь даже шла о том, что американская компания “ЮНОКАЛ” прямо содействовала талибам в установлении ими контроля за территорией, прилегающей к трассе проектируемого газопровода.

Для России же туркменская газовая проблема играет роль пробного камня в ее весьма непростых отношениях с ныне независимыми производителями энергоресурсов на пространстве СНГ, также как, например, и вопрос транспортировки азербайджанской нефти.

Сергей КОЛЧИН

Фонд “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СНПР действует
“Не верьте, что в Латвии тишь да гладь”
Браво, дирижер! И увы
Насколько соответствует действительности предположение, что бомбежки Ирака могут стать началом третьей мировой войны?
Как подготовить место для ловли
Кривобока и коррумпирована
Разделяй и царствуй!
Будущее России уже не видится таким мрачным
Частица единой общности
“Банное дело”: торжество справедливости или грандиозный подлог?
Битва бумажных львов
Два пишем, семь на ум пошло
Если душа просит сладенького
Как хорошо уметь читать…
Хроника партийной жизни
России – достойное будущее нового социализма
Лучшая обувь – это отсутствие обуви
О газете в газете


««« »»»