Разделяй и царствуй!

Прошедшая неделя была отмечена чертами очередного поворота и перегруппировки сил на отечественном политическом Олимпе. Вновь усилились позиции “молодых реформаторов”, заметно ослабли их оппоненты (блок Березовского, парламентская оппозиция), существенно снизился политический вес премьера В.Черномырдина. Произошедшие изменения во многом отражают как персональную борьбу внутри политического истеблишмента страны, так и ряд объективных обстоятельств, связанных с кризисным развитием экономических и социальных процессов.

НОВЫЕ КООРДИНАТЫ Б.ЕЛЬЦИНА

Наиболее мощный импульс российская политика получила в результате мирового экономического форума в Давосе. Попытка “блока четырех” (Б.Березовский, В.Гусинский, А.Смоленский, М.Ходорковский) объединиться вокруг Черномырдина как единого кандидата от элиты на президентских выборах 2000 г. была встречена в президентском окружении крайне нервозно. Ельцин предпринял серьезные усилия для срыва предполагавшихся договоренностей, одновременно начав менять конфигурацию сил в своем окружении и внутри правительства. Особенно сильный удар по наметившемуся альянсу Черномырдина и “блока четырех” президент нанес в ходе состоявшейся накануне давосского форума встречи с руководителями ведущих средств массовой информации России, где Ельцин дал понять, что он возражает против поиска преемника за его спиной и без учета его мнения.

Из конфиденциальных источников стало известно, что неожиданный приезд первого вице-премьера А.Чубайса в Давос (участие Чубайса в форуме не предполагалось) был инициирован самим президентом и его семьей в лице дочери Т.Дьяченко. В Давосе Чубайс сыграл не только роль “царского ока”, но и порекомендовал ряду банкиров, придерживающихся ориентации на группу “молодых реформаторов”, и, в частности, главе ОНЭКСИМбанка В.Потанину, держаться подальше от “заединщиков”, за которыми с подозрением следит глава государства. Кроме того, не лишены, по-видимому, оснований предположения, что в ту же игру был вовлечен и известный международный финансист Дж.Сорос, тесно связанный с группой Б.Немцова – Б.Бревнова и женой последнего Г.Уилсон. Свою роль сыграло, по мнению экспертов, острое столкновение с Березовским, спровоцированное Соросом на заключительной давосской пресс-конференции, а также, возможно, не вполне продуманное заявление Березовского в связи с этим инцидентом. Российский банкир выразил мнение о недопустимости массированных капиталовложений со стороны иностранцев в стратегические отрасли российской экономики, очевидно, имея в виду в первую очередь предстоящую приватизацию “Роснефти”, которую Березовский и хотел бы уберечь от участия в ней крупных иностранных капиталов. В результате этих высказываний Сорос якобы выступил с угрозами вывести из России собственные портфельные капиталовложения и спровоцировать аналогичное поведение других иностранных портфельных инвесторов.

Неизвестно, повлияли ли эти высказывания Сороса на поведение портфельных инвесторов на российском рынке ценных бумаг, однако в начале прошедшей недели было зафиксировано очередное резкое падение акций ведущих российских компаний, что было особенно неприятно в силу того, что одновременно с этим в России начала свою деятельность комиссия МВФ, рассматривающая возможность предоставления России очередного транша расширенного кредита, а также дешевых кредитов Всемирного банка. В это же время шли немаловажные, с точки зрения группы Чубайса, переговоры с Европейским союзом об условиях вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Подозрительность президентского окружения в отношении возможности сговора банкиров и политиков за спиной Ельцина, неблагоприятные тенденции в развитии социально-экономической ситуации в стране и на российском фондовом рынке, зримые признаки недовольства со стороны влиятельных международных финансовых кругов, тесно связанных с группировкой “молодых реформаторов”, а также ряд других обстоятельств, по-видимому, и стали причиной резкого изменения отношений внутри российского истеблишмента. В то время как Черномырдин превратился на некоторое время в теневую фигуру и решил в целях самосохранения держать дистанцию между собой и не в меру активным “блоком четырех”, начав сближение с сомневающимся в его лояльности президентом, Ельцин, по-видимому, полностью овладел инициативой.

Он объявил о том, что “молодые реформаторы” в обмен на их лояльность могут рассчитывать на поддержку со стороны президента вплоть до истечения срока его полномочий.

Фактически президент изменил систему координат, в рамках которой еще недавно осмысливалась ситуация в российских верхах: после потери в январе 1998 г. “молодыми реформаторами” ведущих контрольных функций в правительстве эта группа утратила свою самостоятельность, в то время как Черномырдин как бы выиграл партию у президента, который весной 1997 г. приставил к главе Кабинета “молодых реформаторов” и лишил таким образом могущественного премьера пространства для политического маневрирования. В сложившемся в январе раскладе “молодые реформаторы”, по сути дела, выпадали из орбиты президентского влияния и попадали во вполне естественную функциональную зависимость от усилившегося премьера, выполняя при этом второстепенные, чисто служебные задачи, а кроме того, становились козлами отпущения в правительстве и первыми кандидатами “на вылет” из Кабинета в случае его переформатирования. В новой же системе координат, которую президент пытается создать ныне, Чубайс и Немцов приобретают функции привилегированных представителей президента в правительстве и одновременно, возможно, становятся членами формирующегося предвыборного штаба Ельцина.

Чубайс вновь взял на себя роль главного экономиста правительства, поскольку Ельцин именно на него возложил задачу консолидации экономической политики Кабинета, сутью которой должна стать борьба с финансовым кризисом.

На первого вице-премьера возложена задача обеспечить контроль над заимствованиями на внутреннем и внешнем рынках, с тем чтобы свести их до минимума. Одновременно Чубайс намерен проводить и линию на жесткое сокращение бюджетных расходов.

Что касается Немцова, то он по-прежнему остается на периферии реального политического процесса.

Политическое поведение Ельцина достаточно зримо продемонстрировало его очередной сдвиг в сторону либерализма и отход от прежней ориентации на широкий консервативный консенсус. Во-первых, президент вернул на доработку свое послание Федеральному собранию, в котором содержалась жесткая критика линии “молодых реформаторов”. Во-вторых, активизировалась либеральная линия, связанная с участием России в Совете Европы: на минувшей неделе была форсирована подготовка к проведению первого заседания Совета при президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия; председатель Комиссии по правам человека при президенте РФ В.Карташкин выступил с призывом к Государственной Думе ратифицировать Европейскую конвенцию о защите прав и свобод человека уже в ходе текущей парламентской сессии. Под давлением президентских структур, и, в частности, С.Шахрая, активизировался Конституционный суд (КС), отменивший, к неудовольствию органов внутренних дел, разрешительный характер регистрационного учета населения по месту проживания и месту жительства. Кроме того КС принял к рассмотрению и запрос Думы по поводу третьего срока полномочий президента Ельцина.

Видимо, зная наперед решение КС, глава государства во все большей мере начинает действовать в духе электоральной кампании. Его заявление по поводу ситуации вокруг Ирака (Ельцин предупредил США об угрозе третьей мировой войны) толкуется экспертами как стремление использовать антиамериканские настроения мусульманской части населения России с целью его последующей мобилизации в ходе президентских выборов. Кроме того, вновь начинается активная игра президента на интеграционистском поле, в частности, с Белоруссией (имеется в виду поручение министру юстиции С.Степашину организовать экспертно-координационный совет России и Белоруссии с целью унификации законодательства обоих государств).

Этим же объясняется и то, что в отношении элиты Ельцин начал проводить уравновешенную консолидаторскую политику, несмотря на то что в настоящих условиях такая линия обречена на непоследовательность (например, в отношении части федеральной и региональной элиты Ельцин вынужден применять нажим, примером чего может служить начавшаяся проверка субъектов Федерации на предмет соответствия Конституции РФ существующих там отношений между губернаторами и муниципальными властями: проверка проходит одновременно в 14 российских регионах, с которыми у федерального центра имеются проблемы).

Новый поворот в сторону либерализма чреват столкновением Ельцина и части его команды с влиятельными элитными группировками и обострением внутриэлитной борьбы.

РОССИЙСКИЙ ПРЕМЬЕР УХОДИТ В ТЕНЬ

Российский премьер, старающийся уверить президента в своей лояльности, изменил формат своего отпуска и, вопреки предшествующим заявлениям, оставил в своем кресле на время отпуска Чубайса.

В настоящее время во многих крупных государственных и частных структурах, близких к российскому премьеру, наблюдается рост проблем, угрожающих их консолидированной пропремьерской позиции. Так, ввиду своей благодушной позиции в вопросе о необходимых действиях по преодолению последствий финансового кризиса ожесточенным нападкам начал подвергаться ЦБР. После повышения ставки рефинансирования и обязательной нормы резервирования возникла трещина в отношениях между ЦБР и Ассоциацией российских банков.

Сложными остаются отношения между ЦБР и Минфином, настаивающим на том, чтобы ЦБР привел ориентиры своей денежно-кредитной политики в соответствие с бюджетными макроэкономическими параметрами, в то время как ЦБР в своих расчетах исходит из более реалистичных представлений о будущем объеме ВВП и из предпосылки, что в 1998 г. в России не ожидается экономический рост. Мнение Минфина выражает в большей мере ведомственные ориентиры правительства, заинтересованного в том, чтобы не нарушать накануне своего отчета перед президентом иллюзию якобы идущей на подъем российской экономики.

Ряд серьезных проблем возник у “Газпрома”, обвиненного в СМИ, контролируемых Потаниным, в необоснованных тратах государственных средств на нужды своего руководства; продолжают осложняться отношения этой корпорации с Туркменией, Украиной; нет и ясности по вопросу о поставках российского газа в Болгарию.

Не лучшие времена переживает и стратегический партнер “Газпрома” “ЛУКойл”, что связано с осложнением отношений между участниками Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), где у “ЛУКойла” имеются серьезные интересы, а его представитель (глава “ЛУКойла” В.Алекперов) возглавляет КТК. Генпрокуратура направила Черномырдину письмо, в котором признается неправомерность передачи “ЛУКойлу” лицензии на использование недр северной части Каспия.

Б.БЕРЕЗОВСКИЙ: МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И ОППОЗИЦИЕЙ

Судя по всему, после давосской встречи позиции Березовского начали ослабевать. Он обвиняется “младореформаторами” в нелояльном поведении по отношению к президенту. Эти обвинения основываются в том числе и на том, что, после того как в январе Черномырдин решил взять в свои руки определение условий приватизации “Роснефти”, данное обстоятельство вызвало со стороны Березовского, заинтересованного в сохранении схемы 50% плюс одна акция, приступ сервильности по отношению к премьеру, в результате чего этот финансист, мол, и начал свою кампанию по сколачиванию “блока четырех” для поддержки Черномырдина на президентских выборах 2000 г. и для выстраивания под премьера информационных структур, необходимых в избирательной кампании.

Ряд материалов, появившихся в СМИ, контролируемых Березовским, оставляет впечатление, что этот политик занял достаточно жесткие и самостоятельные позиции в отношении президента. Эта жесткость во многом стимулирована очередным усилением “младореформаторов” – непримиримых оппонентов Березовского. Конечно, мнения журналистов вряд ли полностью идентичны позиции Березовского, однако появление этих жестких оценок существующей власти весьма симптоматично. Дело в том, что из-за чрезмерно осторожной позиции российского премьера, опасающегося испортить отношения с президентом, с одной стороны, СМИ Березовского и Гусинского подвергают Черномырдина давлению, пытаясь, по-видимому, подтолкнуть главу Кабинета к движению в желательном для “блока четырех” направлении, а с другой стороны, “блок четырех” начал активные поиски другого возможного претендента от «партии власти».

Судя по всему, эта кандидатура должна отвечать двум главным условиям: первое – она должна быть более жесткой, чем Черномырдин, и способной на инициативную политику; второе – она должна быть предсказуемой и полностью контролироваться российской бизнес-элитой. В этой связи в качестве возможных вариантов пока рассматриваются два генерала: А.Лебедь и бывший директор ФПС А.Николаев, который ни у одной из элитных группировок не вызывает реакции отторжения. Впрочем, судя по всему, поиск альтернативы Ельцину со стороны “блока четырех” будет продолжаться.

ОППОЗИЦИЯ СОГЛАШАЕТСЯ

Оживление симпатий Ельцина к “молодым реформаторам”, по мнению ряда экспертов, отрицательно воздействовало на сферу отношений между властью и оппозицией, а также на ситуацию внутри самой оппозиции. Новая линия Ельцина потенциально ведет к кризису так называемого “согласительного” (соглашательского) курса российской оппозиции, которая становится перед необходимостью либо вновь сплотиться на более радикальных позициях, либо, видимо, остаться обреченной на внутренние расколы и нестроения. Последняя тенденция на минувшей неделе начала проявляться еще более зримо, чем прежде. Это выразилось в том, что российская оппозиция продолжала испытывать на себе малоприятные последствия изменчивости и ненадежности близких отношений с “партией власти”. Наблюдающаяся переориентация последней с политики компромисса с левыми к новому витку праволиберальной политики создала заметный лаг между запрограммированной на сотрудничество с властью руководящей верхушкой левоцентристской оппозиции и ее более оппозиционно настроенным крылом. Лидеры фракции КПРФ и группы “Народовластие”, Г.Зюганов и В.Рыжков, все еще стремятся, во многом по инерции, проводить линию, устраивающую власть. В частности, на прошедшей неделе прошел третье чтение проект бюджета, при этом КПРФ не использовала принципа солидарного голосования; также при участии оппозиции был принят закон о внесении поправок в Конституцию, который фактически не дает возможности изменить ее легальным путем.

Сервильная политика “оппозиционной” Думы находит отражение в ее крайне низком рейтинге в общественном мнении: лишь 4% россиян считают, что Дума активно работает, принимая нужные России законы и решения.

Департамент политического

мониторинга Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Лучшая обувь – это отсутствие обуви
“Не верьте, что в Латвии тишь да гладь”
СНПР действует
Насколько соответствует действительности предположение, что бомбежки Ирака могут стать началом третьей мировой войны?
Браво, дирижер! И увы
А у нас на карте газ. А у вас?
Как подготовить место для ловли
Кривобока и коррумпирована
Частица единой общности
Будущее России уже не видится таким мрачным
“Банное дело”: торжество справедливости или грандиозный подлог?
Битва бумажных львов
Два пишем, семь на ум пошло
Как хорошо уметь читать…
Если душа просит сладенького
России – достойное будущее нового социализма
Хроника партийной жизни
О газете в газете


««« »»»