Ангелы жили в ней

“Бог умер! – восклицал Безумец у Ницше, – И мы люди сами убили его!” Умер или ушел, – кто знает, только небеса заброшены и пустынны. Ни богов, ни идолов. Ни добра, ни зла. Ни чести, ни совести.

Кто ж тогда правит миром? “Сам человек”, – ответят прилежные материалисты. Полноте, какой из него правитель, если над ним самим властвуют голод, жестокость и секс. Но кто-то же правит?

Ранним утром на площади трех вокзалов пасмурно и зябко. В редком еще людском потоке каждый второй встречный затерт, грязен, одутловат и непроходяще пьян. Мужчины и женщины собираются группками, отгороженные от мира похмельной тоской прочнее, чем масоны своей сокровенной тайной. Это воинство, “посвященных в запой”. У них общее дело: любой ценой, – брани, унижений, побоев извлечь возможность выпить. В такой вот группке отирается девушка Лена шестнадцати лет, алкоголичка и проститутка. Приехала Лена из Ярославского нищего поселка, где проживает ее семейство: мать, вечно больная и пьяная, да трое младших сестер. Отец сидит. “А кто сейчас не пьет, – рассуждает Лена, – у нас в классе все девчонки пили, не говоря о мальчишках. В Москве хоть подзаработать можно”. Подзарабатывает на чердаках и в мужских туалетах. “А че, нормально, что естественно, то не позорно”. Замызканная, на руках цыпки. Дура ты ярославская, предназначенная судьбой для свадебных песен и рождения детей, для дома с тюлевыми занавесками на окнах. “Не позорно” ей…

Самолет упал на спящий город. Что пронеслось в сознании гибнущих в предсмертную долю секунды – война, катастрофа? Потом оказалось – афера: ловчили, воровали, заметали следы. Что-то не сработало, бывает… Никто не выйдет каяться ни на площадь, ни к микрофону, и понижение в должности сочтут наказанием. Среди погибших были дети из детского дома – уж обездоленнее не придумать! Оттого ужас содеянного должен казаться непереносимым. Но ничего, сдюжили и перенесли – легче чем помывку с веселыми банщицами.

Студенты, надежа нации, каждый вечер – бегом на дискотеку. “Будем веселиться, пока мы молоды” – девиз студиозусов на все времена. А чтобы веселье не гасло, услужливые люди подкидывают дровишки в костерок: затяжка, таблетка “экстази”, укол. И долго будет нация с тоской взирать на свою надежу, да пожалуй, не дождется ни открытий, ни свершений. Потому что надежа, перетягивая вены, засылает в кровь очередную порцию яда, чтобы потом отплыть в широкоформатные грезы, пуская слюни из идиотски счастливого рта. А что, человек – сам кузнец своего счастье, значит, и сие – нормально.

Когда боги хотят наказать человека, они отнимают у него разум. Мы наказаны или наказуемы, когда предлагаем собственный разум, оптом и в розницу, в обмен на любую приманку – наркоту, алкаголь, экран? А потерявши разум, уже не замечаем, как истончается и тает душа. Не бывает пустых небес, и если их покинули Боги, значит там восседают демоны. Злоба, насилие, равнодушие царствуют и правят. Это во славу их идет нескончаемая месса, и когда ваш ребенок, прильнув к экрану, смотрит, как виртуальный маньяк слизывает с ножа капельки свежей крови, знайте: его рекрутирует черное воинство. Те, для кого ничто не позорно. И если сможете, попытайтесь укрыть его душу. Или хотя бы глаза.

Татьяна СУХОВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Снегопад, снегопад, если женщина просит…
Что не едят вегетарианцы
У “наркоманки” уши длинные
Где мальки – там и окуни
Дети – цветы смерти?
Символика страны, которой нет
Отголоски бури
Путешествие по замкнутому кругу
Новый министр – старая политика.
Фидель, социализм и орден иезуитов
Дать России шанс
СОЦИАЛИЗМ В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ
Как Вы оцениваете ситуацию с нарушением “пакетного соглашения” в Государственной Думе?
Политика занятости должна быть активной
Лед и пламень
Новый социализм для будущей России
Бумеранг российской политики в СНГ
Здравствуйте, уважаемая редакция!
Если хочешь быть здоров – позабудь про докторов
Работа с партийными документами
Виновник – нищета
Конец фильмов


««« »»»