Бумеранг российской политики в СНГ

За все время существования Содружества его участники никак не могут выйти из парадоксальной ситуации: чем больше они пытаются интегрироваться, тем меньше у них это получается. Сейчас бывшие союзные республики не только не приблизились друг к другу, но и оказались в такой критической зоне, где до разрыва совсем близко.

Очередная встреча глав государств, на которой, несомненно, стоял бы вопрос о модификации СНГ, должна была состояться 23 января 1998 г., но, как это неоднократно бывало ранее, пока переносится на март.

АШХАБАДСКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Тем не менее стороны усиленно готовятся к встрече. Россия направила послание государствам – членам СНГ с тем, чтобы партнеры прямо и четко прояснили свои позиции.

Первыми откликнулись государства Центральной Азии, собравшиеся в Ашхабаде 5 – 6 января текущего года. Впервые в истории Содружества пятеро его членов собрались вместе для выработки единого критерия по актуальным для своих народов вопросам и в принципе нашли общую точку зрения.

Главы государств Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана, проявив сдержанный оптимизм, в совместном заявлении подчеркнули, что Содружество Независимых Государств является приемлемой моделью сотрудничества лишь на переходном этапе на основе двустороннего и многостороннего взаимодействия. При этом форма участия в Содружестве должна определяться каждым государством самостоятельно исходя из приоритетов его внутреннего развития и международных обязательств.

Таким образом, президенты пяти центральноазиатских стран практически поддержали позицию Украины в отношении к СНГ (приоритет двусторонних связей над многосторонними, свободная форма участия в Содружестве).

Суть такого подхода состоит в том, чтобы при минимальном участии в работе общих органов Содружества, в максимальной степени использовать его в интересах укрепления своих геополитических и экономических позиций. На этот путь пытаются встать и все государства Закавказья.

Итак, после ашхабадской встречи доминирующей тенденцией в СНГ стало “украинское” видение перспектив Содружества и его функциональной роли.

СЕМЬ ЛЕТ СИЗИФОВА ТРУДА

А как же реагирует лидер Содружества на саммит пяти в Ашхабаде? Внешне реакция России спокойна и прагматична. Вице-премьер Валерий Серов, курирующий проблемы Содружества, например, заявил, что мы приветствуем создание региональных интеграционных группировок потому, что появляются очень интересные формы сотрудничества, которые могут оказаться более эффективными. В то же время российский премьер Виктор Черномырдин, предвидя реальную угрозу окончательной утраты некогда прочных позиций в азиатском регионе, сразу после ашхабадской встречи полетел и к Туркмен-баши улаживать затянувшийся двусторонний газовый конфликт, и в воюющий Таджикистан, который, будучи весьма зависим от России, начал отворачиваться от Содружества и все настойчивее проситься в Центральноазиатский союз.

История существования СНГ дает основание утверждать, что Содружество – это интеграционное объединение, напоминающее экономические и политические союзы, в разное время возникавшие в Латинской Америке и Африке. У них схожие причины интеграционной несостоятельности. Члены подобных интеграционных объединений, живя в основном за счет добычи и продажи сырья и энергоносителей, не испытывают особой нужды в тесной и всесторонней интеграции. Для них интеграция прежде всего оборачивается необходимостью, с одной стороны, делиться полученной прибылью, с другой – дает возможность согласовать позиции в защите от внешнего давления.

Основатели СНГ и, в первую очередь представители российской стороны, полагали, что постсоветское пространство столь едино, что в нем можно развивать любые интеграционные процессы и создавать соответствующие структуры по типу Евросоюза. Семь лет существования СНГ – это семь лет сизифова труда. Сперва в Москве в марте прошлого года, затем в Кишиневе, и особенно в Ашхабаде, наступило коллективное избавление от иллюзии. В свое время был тезис: переход отсталых стран к социализму, минуя капитализм. Он закончился так, как и должен был закончиться. СНГ пыталось развиваться по аналогичной логике.

БУМЕРАНГ ВЕРНУЛСЯ

Все очевиднее становится стремление новых независимых государств дистанцироваться и отгородится от России. Сначала Украина, затем Грузия и Азербайджан, а теперь и пять центральноазиатских государств четко и открыто заявили о своем видении СНГ. Дело теперь за Россией, для которой начался процесс возврата бумеранга ее политики. Российское руководство характеризуется неумением адекватно оценивать реальное положение страны и ее возможности. И это приводит к выталкиванию России из многих жизненно важных и стратегически необходимых для нее постсоветских республик.

Тенденции резкого экономического и политического ослабления России в международном раскладе сил и ее лидерства в СНГ стали настолько красноречивы, что партнеры по Содружеству, целеустремленно вдохновляемые извне, уже и не считают нужным деликатничать с бывшим старшим братом, который перестал играть консолидирующую роль.

Россией утрачена стратегическая инициатива. Именно в откровенно западническом, либеральном и игнорирующем национальные интересы государства нынешнем курсе кроются причины утраты авторитета и влияния на пространствах, которые она не только контролировала, но и которые некогда входили в ее состав.

Неправильная оценка ситуации, приверженность иллюзии того, что государства СНГ настолько зависят от России, что будут выполнять любые предложения Москвы, – характерная черта поведения российских высших должностных лиц. Это приводит к тому, что Россия теряет привлекательность в глазах членов Содружества, которые все более ориентируются на новых покровителей, и ей все труднее договариваться даже на двустороннем уровне. Весьма показателен в этом плане визит Виктора Черномырдина в Ашхабад. Президент Туркмении не захотел поставлять газ по предложенной цене, а альтернативного варианта у российского премьера не оказалось. Не обратил он должного внимания и на символический смысл предложенного посещения джинсового комбината. Это предприятие было построено Турцией. И Туркмен-баши хотел показать: были бы официальные лица расторопнее, это предприятие могли бы построить россияне с использованием и своих капиталов, и своей технологии. Но Москву интересовал только газ, вернее, цена за транспортировку газа.

НА РАЗВИЛКЕ

Что же ожидает СНГ в самом ближайшем будущем? К сожалению, и Россия, и остальные государства СНГ выбрали путь не промышленного, а сырьевого развития. Логика этого пути не позволяет не то что укрепить СНГ, а даже сохранить его, и встреча в Ашхабаде в очередной раз это подтвердила. Скорее всего, СНГ превратится в ряд региональных политических альянсов и экономических группировок. По нашему мнению, будущее не за СНГ в целом, а за организациями внутри Содружества.

То, что происходит с Россией в СНГ, – явление отнюдь не случайное. Это закономерность, и она рождена тем, что России навязали схему развития, пригодную для стран “третьего мира”. Огромная северная страна следует модели МВФ, которая худо-бедно воплощается в странах с жарким климатом, где не требуется гигантских капиталовложений в системы энерго- и теплоснабжения для населения.

По этой модели Россия не может развиваться, она может только выживать. И ее должностным лицам все чаще придется ездить на поклон не только в развитые страны, но уже и в бывшие союзные республики. Развиваться, быть привлекательной для других государств, в том числе и стран СНГ, Россия может только как великая индустриальная научно-техническая держава и лидер постсоветского пространства.

Нужно отдать должное российскому руководству: после серии неудач оно стало предпринимать попытки, по крайней мере, по сохранению лидирующего положения в объединениях стран СНГ, ориентированных на Россию. Но при этом следует традиционным путем.

ЧЕТВЕРКА ИЛИ ДВЕ ДВОЙКИ?

В конце января 1998 г., объявленного Москвой годом СНГ, можно было наблюдать очередной всплеск интеграционной дружбы. Сразу после личной встречи Б.Ельцина и А.Лукашенко состоялось заседание Высшего совета Союза Белоруссии и России, который принял общий бюджет и одобрил концепцию совместной оборонной и внешней политики. Москва обязалась также оказывать поддержку Минску в интегрировании его в европейские структуры.

Итак, было сделано все возможное, чтобы продемонстрировать, что два государства выступают единым политико-экономическим блоком и на мировой арене, и в рамках СНГ.

Аналогичных результатов российское руководство попыталось достичь и в рамках “союза четырех”. Были подписаны соглашения об общем таможенном тарифе, об унификации акцизной политики, утверждены основные принципы взаимодействия налоговых служб и единые условия транзита через территорию стран Таможенного союза; был подписан протокол об упрощенном порядке оформления товаров и валюты, которые перевозят физические лица через границы четырех стран.

Но, пожалуй, самым ощутимым недостатком заседания “четверки” явилось то, что не удалось достичь политико-экономического единства.

Участники решили даже не заслушивать и не обсуждать информацию о ходе переговоров стран “четверки” по присоединению к Всемирной торговой организации. А предложение президента Казахстана, являющегося одновременно председателем Межгосударственного “совета четырех”, о создании единого экономического пространства было отправлено на доработку. Если бы инициатива Н.Назарбаева была бы воспринята, то Казахстан и Киргизия получили бы такие же преимущества в торговле с Россией, как и Белоруссия, но в отличие от нее – без политических обязательств.

В том, что “союзу четырех” не удалось стать похожим на “союз двух”, во многом заслуга самого казахстанского лидера. Представляя себя приверженцем интеграции, реально он является сторонником реализации сырьевой модели развития своей страны. И это не может не делать его поведение, так же как и российского руководства, двойственным и непоследовательным в отношении многогранной интеграции.

В итоге московских встреч Россия добилась частичного изменения неприятного впечатления от кишиневского саммита. Ей в определенной мере удалось амортизировать и полученные от центральноазиатских государств предупреждения. Но, с другой стороны, именно после упрочения союза Белоруссии и России и в связи с тем, что по ряду вопросов Киргизия поддержала не Москву, а Акмолу, нужно воспринимать “союз четырех” как “союз двух двоек”.

Кроме того, результаты январских встреч не столь значительны, чтобы можно было окончательно снять животрепещущий вопрос о дальнейшей судьбе СНГ.

Наби ЗИЯДУЛЛАЕВ

вице-президент Международного

фонда “Реформа”,

эксперт Госдумы РФ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Здравствуйте, уважаемая редакция!
Виновник – нищета
Работа с партийными документами
Снегопад, снегопад, если женщина просит…
Конец фильмов
У “наркоманки” уши длинные
Что не едят вегетарианцы
Дети – цветы смерти?
Где мальки – там и окуни
Отголоски бури
Символика страны, которой нет
Новый министр – старая политика.
Путешествие по замкнутому кругу
Дать России шанс
Фидель, социализм и орден иезуитов
Как Вы оцениваете ситуацию с нарушением “пакетного соглашения” в Государственной Думе?
СОЦИАЛИЗМ В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ
Ангелы жили в ней
Политика занятости должна быть активной
Лед и пламень
Новый социализм для будущей России
Если хочешь быть здоров – позабудь про докторов


««« »»»