Конец фильмов

Теперь мне часто снится “Мосфильм”. С его бесконечными коридорами (и во сне я в них плутаю), с вестибюлем и сводками о картинах.

Не раз мне доводилось бывать в большой, но ставшей тесной от одежд разных эпох костюмерной и даже в пошивочной мастерской, на складе самой разнообразной мебели. И, конечно же, в реквизиторской – чего только тут не было?! “Мосфильм”! Богатейшая по оснащению и по людям, в ней работающим, киностудия – самая крупная в Европе.

КАК СНЫ СТАНОВИЛИСЬ ЯВЬЮ

В начале 50-х гг. в нашем кинематографе наступило “малокартинье”. Главной причиной было активнейшее вмешательство в его дела И.В.Сталина. Надо сказать, что он не только смотрел все выпускаемое на экраны, но даже читал некоторые сценарии. Не понравилось то или иное – он об этом без обиняков заявлял, сопровождая это вескими или не очень вескими аргументами.

В 1955 г. директором “Мосфильма” предложили стать Ивану Александровичу Пырьеву.

Всего за полтора года производство “Мосфильма” поднялось до 20 картин. Была построена и оборудована своя тонстудия (это где картины озвучивают и музыку записывают), приобретено немало съемочной и прочей техники. Но главным приобретением стали новые творцы.

И до того наше кино славилось людьми творческими, талантливыми: режиссеры М.Ромм и С.Юткевич, Б.Барнет и М.Калатозов, Г.Александров и С.Юдин. Операторы Б.Волчек, В.Павлов, Л.Косматов, Е. Андриканес…

Но тут Пырьев на свой страх и риск дал постановку недавно закончившим киноинститут. Благо, маститые режиссеры и операторы подготовили себе смену. Риск оправдался: Эльдар Рязанов (не без опеки И.Пырьева) снял одну за другой лирические комедии “Карнавальная ночь” и “Девушка без адреса”, Григорий Чухрай с оператором Сергеем Урусевским – “Сорок первый”, Сергей Бондарчук – “Судьба человека”, Василий Ордынский – “Человек родился”, Алов и Наумов – “Ветер” и “Мир входящему”, Юрий Озеров – “Сын”, Юрий Чулюкин – “Девчата”, Гайдай и Таланкин экранизировали повесть В.Пановой “Сережа”, Леонид Гайдай снимал очень смешные короткометражки, Сергей Колосов – первые телевизионные сериалы… И все это всего лишь за два года и только на “Мосфильме”. Тогда же началось возрождение студии им.Горького и студии в Одессе. И здесь на “крупный план” стали выходить молодые (Станислав Ростоцкий с “Делом было в Пенькове”, Марлен Хуциев с “Весной на Заречной улице”).

Время оттепели и надежд! Теперь можно уверенно сказать: тогда наступил второй расцвет (первый – в 50-е гг.) нашего кинематографа.

НУЖНО ЛИ БЫЛО ПЕРЕСТРАИВАТЬСЯ?

Наверное, нужно. Но кому и как?

…В мае 1986 г. в Большом Кремлевском дворце собрались на V съезд кинематографистов СССР. Первый секретарь Союза кинематографистов СССР Лев Кулиджанов сделал отчетный доклад, как и полагается, кого-то хвалил, кого-то критиковал. Досталось кинопрокату: плохо, мол, пропагандируют советские, расхваленные кинокритиками “трудные” фильмы. А прокатчики вполне резонно отвечали: нельзя загнать в кинозалы зрителей на трудные для восприятия фильмы, никакая пропаганда не помогает.

Съезд проходил бурно, с немалой руганью. И многим тогда казалось, что это и есть демократия, – шумели и чего-то требовали не только молодые, но и те, чьи фильмы не были выпущены на экраны. Своеобразная логика: если картина “положена на полку” – значит запрещена, а запрещена – значит гениальна и ее авторы весьма талантливы. Решили образовать конфликтную комиссию и на ней добиться выпуска на экраны всех фильмов.

Добились. Но вскоре выяснилось: почти все из них публике не понравились. То ли из-за того, что житейская грязь сочилась из них, то ли потому, что были они непрофессиональны.

Тогда непризнанные (конечно же, гении) вместе с киноведами обозвали публику дурой и решили ею пренебречь. Вместе с киноведами они заявили: кино не должно быть “самым массовым из искусств”, ведь это лозунг И.Сталина, а что может быть хуже Сталина?! Киноэкран существует теперь отнюдь не для широкого круга зрителей, а для того, чтобы на нем кинематографисты могли самовыражаться.

Так, в одном из фильмов Киры Муратовой близкие ей персонажи стали самовыражаться с помощью матерщины. А ленфильмовец Александр Сокуров после сделанного по принципу ребусов “Скорбного бесчувствия” стал без обиняков объявлять, что он снимает фильмы для себя и для своих друзей. А те, которые его не понимают, совки-дураки. Примерно так же высказывался в одном из телеинтервью актер А.Кайдановский, ставший кинорежиссером: “У нас страна дураков – для них фильмов делать не надо”.

Результат можно было предвидеть: фильмы умников-заумников не захотел смотреть массовый зритель.

Но их создателей это не тревожило – оплата труда тогда не зависела от кинопроката.

ЗЛОБОЮ СЕРДЦЕ ПИТАТЬСЯ УСТАЛО

Сменились экранные герои: труженников и интеллектуалов заменили на людей ущербных, неуравновешенных, а то и на обитателей дурдомов. Особенно этим увлеклись на “Ленфильме”.

А публика по-прежнему хотела видеть героев ей близких, деятельных и обаятельных. Не смущало и то, что в обыденной жизни таковые встречались нечасто, не раздражало и некоторое приукрашивание героев и быта. А зачем, собственно, зрителю чернуха и всяческая грязь на экране, когда этого и в жизни довольно. Вспоминаю некрасовское: “Злобою сердце питаться устало, много в ней правды, да радости мало…”

Так вот, не получая от фильмов ни радости, ни бодрости, публика (отнюдь не дура) ходить в кино перестала. Предпочла сентиментальные аргентино-бразильские сериалы на ТВ – хоть тут благородных людей увидишь и попереживаешь за них.

Чуть раньше ловкий бизнесмен Таги-Заде, разжившийся на спекуляциях цветами, закупил несколько зарубежных (в основном американских) фильмов. Закупал по дешевке – чтобы побольше прибыли получить. Оттого и качество невысокое. И если в былые времена при Госкино существовала закупочная комиссия, решавшая что брать и что не брать, то тут все решал “предприниматель”, весьма далекий от кинематографа и интересов культуры.

Весьма похоже на то, что теперь с закупкой и перепродажей иноземных товаров происходит. Некоторые кинематографисты пытались протестовать, защищать отечественное. Но не тут-то было – “предприниматель” победил. Он даже в открытую заявил: зарубежные фильмы дешевле обходятся (они у себя на родине окупились) – так наших вообще можно не снимать…

НУЖНА ЛИ КИНЕМАТОГРАФУ ПРИВАТИЗАЦИЯ?

В 80-е гг. в Доме кино проходили встречи с режиссерами Италии, Франции, США. Они нам завидовали, завидовали нашей свободе от спонсоров, продюсеров, испытав на себе зависимость от них. И мечтали о свободе творчества.

…Задолго до А.Чубайса московские кинематографисты, по той или иной причине оказавшиеся не у дел, начали сколачивать кооперативно-творческие объединения. Находили богатых спонсоров, уговаривали раскошелиться. За один только год сняли около трехсот полнометражных фильмов… И почти все они оказались “на полке” – теперь уже в кабинетах “бизнесменов”. Художественный уровень их был невысок. Но это спонсоров не смутило – они вкладывали средства только для отмывания “грязных денег”.

Разгосударствление продолжалось. И вот уже павильоны “Мосфильма” отданы торговцам под склады. Кинотеатры – под мебельные магазины. “Центрнаучфильм” более чем наполовину выведен из строя и отдан коммерческим структурам – власть предержащие полагают, что наука и тем более ее популяризация ни нам, ни нашим внукам не нужны.

ЖИВОЙ

И все же наш кинематограф не погиб. С большим трудом, добиваясь от богачей средств, объединяясь с зарубежными компаниями, удается снимать достойные зрителя картины. Так были сделаны “Сны”, “Урга”, “Окно в Европу”, “Земля обетованная”, “Ширли-мырли”, “Барышня-крестьянка”, “Любить по-русски”, “Американский дедушка”, “Луна-парк”, “Черная вуаль”, последние комедии Л.Гайдая и Э.Рязанова… Это только то, что мне запомнилось. Листая ежемесячные календари Дома кинематографистов, обнаруживаешь, что с 91 по 97 г. картин было снято не так уж мало. Бросается в глаза явная тяга их авторов к преступному миру. И к “крутым” ловким детективам – в подражание американскому или европейскому кино последних лет.

Слов нет, мощные криминальные структуры, наемные убийцы – примета нашего времени. Но зачем же из преступников делать киногероев? Смелых, обаятельных, талантливых. Таких, например, как Александр Абдулов в “Тюремном романе”, “Гении”, “Шизофрении”. Или Александр Збруев в талантливой комедии-сказке “Бедная Саша” и В.Машков в “Воре”. Чем это объяснить?

Полагаю, что экранный романтический облик грабителя или убийцы – плод авторской фантазии. Но ведь и фантазия чем-то или кем-то обусловливается. Вполне вероятно, пожеланием мецената-спонсора видеть преступников киногероями. Такое предположение кажется абсурдным, но… Попалось мне на глаза вот такое вполне подхалимское заявление: “Правление и дирекция Центрального Дома кинематографистов выражает благодарность Генеральному спонсору ЦДК – компании “Русское золото” и лично президенту Александру Петровичу Таранцеву”. Тому А.Таранцеву, который был недавно арестован в США за аферы и сокрытие своего преступного прошлого. Так что же удивительного, если ему симпатичны уголовники? А солидно обогатившись, пожелал он одалживать артистов и кинематографистов.

…Теперь много говорят о меценатстве и спонсорстве. Но ведь и то надо знать, что из себя представляет меценат, откуда берет средства на меценатство? Ей Богу же, не хочется честному человеку пользоваться наворованным и вору потакать…

И сейчас есть у нас прекрасные актеры, кинооператоры, художники, композиторы. Отстаем мы несколько в техническом оснащении, но ведь при создании истинно художественного произведения не оно главное. Что же главное?

Известно, что вкусы в обществе меняются – необходимо предугадывать их направленность, не потакая им. Наш зритель и теперь относится к кино серьезно, ждет от него не только развлекательного, но и нравоучительного. И не следует эту функцию фильмов обходить стороной, приспосабливаться к дурным вкусам.

И теперь актуален пример Московского художественного театра – при его создании он назывался общедоступным. И это не мешало ему быть высокохудожественным.

И он создавался с помощью меценатов. Но главный из них – Савва Морозов – был не только хорошо образован, но и весьма близок к идеям социализма.

Сейчас много говорится о возрождении России, но в это понятие вкладываются мнения совершенно различные: от возрождения социализма до возрождения монархии. С кем же будут кинематографисты?

Сейчас, например, награжденные самой престижной в кино премией “Оскар” В.Меньшов и Н.Михалков оказались на противоположных полюсах (и по мировоззрению, и по манере творчества). Но есть и общее – традиции. Для нашего кино это – народность, духовность, высокая мораль гуманизма.

Юрий ЗАКРЕВСКИЙ – член Союза

кинематографистов России,

кинорежиссер


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Фидель, социализм и орден иезуитов
Дать России шанс
СОЦИАЛИЗМ В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ
Как Вы оцениваете ситуацию с нарушением “пакетного соглашения” в Государственной Думе?
Политика занятости должна быть активной
Ангелы жили в ней
Бумеранг российской политики в СНГ
Лед и пламень
Новый социализм для будущей России
Если хочешь быть здоров – позабудь про докторов
Здравствуйте, уважаемая редакция!
Виновник – нищета
Работа с партийными документами
Снегопад, снегопад, если женщина просит…
Что не едят вегетарианцы
У “наркоманки” уши длинные
Где мальки – там и окуни
Дети – цветы смерти?
Символика страны, которой нет
Отголоски бури
Путешествие по замкнутому кругу
Новый министр – старая политика.


««« »»»