А счастье было так возможно… после праздников

Помню, как в 1993 г. в конце ноября я попала в Германию. Немцы готовились к Рождеству: на площадях воздвигались елки, витрины магазинов украшались рождественскими сценками, сами магазины заполнялись тысячами новогодних венков, свечей, игрушек и сотнями покупателей. А потом я вернулась в родную темную Москву с убогими елками на нескольких центральных площадях. Было как-то по-детски обидно, не верилось, что когда-нибудь и у нас будет “так” – ярко, красиво, празднично.

Не берусь теперь сравнивать праздничное убранство Москвы с “нарядами” других столиц и городов мира, скажу только, что многие москвичи и гости Москвы с удовольствием бродили по Тверской улице, Арбату, Манежной и Театральным площадям. И стар, и мал с энтузиазмом фотографировались у красавиц-елок, у семейства снеговиков под Манежем, смотрели представления на улицах и площадях.

Новогодние праздники еще раз подтвердили вывод о том, что успех любого мероприятия – будь-то народное гуляние или глобальные экономические реформы – прежде всего зависит от “человеческого фактора”. Идем мы, например, с моей дочкой по Тверской. И вдруг – о чудо! – первый в ее жизни живой Дед Мороз. Стоит он в дверях какого-то ресторана – видимо, посетителей привлекает. Дочка в восторге приветствует Дедушку, но тот стоит монолитом, как часовой у мавзолея. Идем дальше и, к счастью, встречаем новых Морозов, у которых хватает сообразительности улыбнуться малышам, пожать им руки, погладить по голове.

Еще одна иллюстрация “человеческого фактора в действии”. В лесном массиве Покровское-Стрешнево строят коттеджный городок. Правление этого городка решило сделать подарок всем посетителям лесопарка – бесплатно прокатить на русских санях. К назначенному часу желающих набралось много, и каждому, наверное, виделась лихая тройка и удалой веселый ямщик в красном кушаке. С пятнадцатиминутным опозданием приплелась запряженная в трехместные сани понурая кобыла, которую погоняла не менее понурая девица в грязном ватнике. Первую тройку желающих кобыла “промчала” по кругу за десять минут, причем “русские сани” без труда обгоняли мамаши с детскими колясками. “Удалой ямщик” за все время катания не проронил ни слова, а из толпы ожидающих слышались гоголевское “И какой же русский не любит быстрой езды”, а также оригинальные ненормативные оценки сложившейся ситуации.

Но есть, к счастью, примеры совершенно иного рода, когда лишь энтузиазм людей позволяет появиться настоящему чуду. Второй год я вожу дочку в новогодние дни на выставку “Елка в доме Ермоловой” в музее этой великой актрисы. Три маленькие комнатки, старинные игрушки, огромный сундук с театральными костюмами, ножницы, цветная бумага, фломастеры. Вот и все, что необходимо для счастья. Из бумаги можно склеить игрушку и украсить ею елку. Можно нарисовать картину и повесить ее на стенд. Можно играть старыми тряпичными куклами и деревянными лошадками. Можно – и это оказывается самым интересным, – нарядившись в костюмы “из сундука”, превратиться в принцессу, мышиного короля, испанку или пажа. Ну а самые везучие смогут посмотреть новогодний спектакль на сцене домашнего театра Ермоловой. Стоит заметить, что праздничную атмосферу на этой необычной выставке создают не только куклы и костюмы, но и чудесная доброжелательность всех работников музея и организаторов.

Говоря о новогодних праздниках, я специально избегала упоминания о развлечениях, доступных немногим. Конечно, теперь есть в Москве и других городах дорогие клубы и рестораны, можно встретить Новый год в Париже или на экваторе, однако не все способны сделать такой дорогой подарок себе и своим близким. Но и “подарки судьбы” в виде дешевых или бесплатных новогодних развлечений доходят далеко не до каждого. Почему?

Каждый день новогодних каникул я видела во дворе своего дома слоняющихся без дела школьников, а также скучающих мамаш с детьми-дошкольниками. Мой рассказ о нашей с дочкой новогодней программе вызвал удивление (никто не знал не только о “далеких” музеях, но даже о чудо-горках с трамплинами и винтами, установленных в соседнем парке) и массу вопросов: “А где находится музей Ермоловой? На Тверском бульваре? А где он? Там, где МХАТ? А где это? Ах, где “Макдональдс”, это мы знаем!” Замечу, что все эти вопросы задавали не гости столицы, а москвичи. В общем, “мы ленивы и нелюбопытны”…

Праздник кончился, на площадях разбирают елки. Взрослые спешат на работу, дети – в школу. До Нового года осталось одиннадцать месяцев и десять дней…

Любовь ГЕОРГИЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Развитие малых предприятий – дело государственное
Полпред СНПР на Эльбрусе
Новый социализм для будущей России
Посчитали деньги в чужом кармане
В Багдаде пока неспокойно
Раздел продукции по-российски
Исключение из правила
Ореол красоты
Рубль – да не тот…
Молочные реки
Совещание аппарата СНПР
Недосол на столе
Развитие малых предприятий – дело государственное
Перемена мест слагаемых
Потому, что стыдно
Зачем Центробанку деноминация
ПРОГРАММЫ ПОВЫШЕНИЯ ЗАНЯТОСТИ
Радиоактивный Гоголь
НЕ ХВАТАЛО ОДНОГО СТАНКА
Что, по-Вашему мнению, стоит за перераспределением функций в правительстве?


««« »»»