“Наказанная” страна

ТЕРАКТЫ ПРОТИВ ИНОСТРАНЦЕВ В ЕГИПТЕ ПРЕКРАЩЕНЫ. БЕЗДНА НАСИЛИЯ, В КОТОРУЮ МОГЛА БЫ ПОГРУЗИТЬСЯ СТРАНА, ИСПУГАЛА ДАЖЕ САМИХ ТЕРРОРИСТОВ

БЕЗ ЧАДРЫ И СИНЯКОВ

“Крыша поехала”, – так говорят в Египте о многочисленных новостройках. Дома просто не успевают достроить, оставляя крышу на потом. Не хватает денег и времени. Жизнь дорожает и становится все более динамичной.

Весь жизненный уклад “новых египтян” контрастирует с традиционными ценностями. Особенно это касается мусульман (коих в Египте не менее 90%). Когда-то пятно на лбу египтянина было обязательным атрибутом – попробуйте-ка побиться (в молитвенных поклонах) об землю по пять раз на дню. Если синяка не возникало, его просто рисовали. “Новые египтяне” не видят смысла усердствовать в молитве. Некогда. Можно возразить, что это касается не только “новых египтян”. Президент Мубарак отличается от покойного Анвара Садата по тому же внешнему признаку. Духовно Мубарак ближе к создателю нынешнего Египта Г.А.Насеру, тоже не слишком почитавшему излишний традиционализм. Насер был социалистом. Идеи социальной справедливости достаточно близки и Хосни Мубараку. Президент гордится тем, что в Египте работает система бесплатного образования и медицинского обслуживания, постоянно предпринимаются усилия по оказанию помощи беднейшим слоям, например, строятся приюты для бездомных. Да и во внешней политике Мубараку куда ближе идеалы неприсоединения, чем садатовское стремление к теснейшему сотрудничеству с Соединенными Штатами.

Политическую элиту, похоже, не пугает угроза вестернизации. В том числе и в отношении женщин. Еще Насер “снял чадру с лица египтянки”, как говорят сами египетские граждане. Сегодня женщина чувствует себя еще свободнее. А “новые египтянки” могут даже позволить себе появиться на людях без обязательного платка, а то и с обнаженными руками-ногами. Или даже в юбке. Тем они резко отличаются от небогатого и консервативного большинства своих современниц. Правда, последние тоже стремятся к самосовершенствованию. В курортном городке Шарм аш-Шейхе, на Синае, довелось даже наблюдать, как купалась египтянка – в одежде, платке и обуви. Но то, конечно, на курорте. “В патриархальном Луксоре она бы не позволила себе подобного”, – убежденно сказал один из попутчиков египтян.

ПРОСПЕКТЫ И ЗАКОУЛКИ

…Древний Луксор (от арабского “Аль-Кусор” – Город Дворцов) словно застыл в скорбном молчании. Около четырех тысяч египтян, десятки иностранцев, среди которых было тридцать полномочных послов, проводили ночную траурную церемонию по жертвам безумной атаки фанатиков-террористов, устроивших подле храма царицы Хатшепсут расстрел и резню иностранных туристов. “Стовратные Фивы” (гомеровское название Луксора) слушали “Реквием” Верди. Печальное лицо президента Мубарака, множество поминальных свечей, временный мемориал в форме склонившейся пальмы…

С извинениями и соболезнованиями от имени египтян обратился к народам мира египетский писатель, нобелевский лауреат Нагиб Махфуз. Позже его выступление озвучил по-английски и по-французски популярный американский актер египетского происхождения Омар Шариф.

Люди вспоминали 17 ноября, когда были убиты 58 иностранцев и четверо египетских граждан, черную дату для Арабской Республики Египет. “Раной, нанесенной всему египетскому народу”, назвал луксорский теракт Нагиб Махфуз. “Из этой святой земли, принадлежащей всему миру, мы напоминаем, что у истории есть проспекты, по которым идут созидатели и реформаторы, а есть закоулки, где прячутся те, кто выбрал тьму.”

Зачеркнув жизни ненавистных им иностранцев, боевики нелегальной организации “Аль-Гамаа аль-Исламия” нанесли сильнейший удар по репутации, а главное, по экономической жизни страны. Первой реакцией туристических компаний западных стран и Японии была отмена туров в Египет. Многочисленные курортные отели как-то сразу опустели… Туризму как отрасли египетской экономики 30 лет, и за последние годы он получил небывалое развитие. Ежегодная прибыль от туризма достигла 3,6 млрд долларов США (из них по 1,5 млрд шло в бюджет). На один вложенный доллар египтяне получали до 180 долларов прибыли. Полмиллиона египтян черпали свои доходы из этой сферы.

В списке партнеров Египта по туристическому бизнесу первое место занимала Германия. Далее шли Англия, Италия, Саудовская Аравия, США, Франция и, на седьмом месте, Россия. Экономический рост в Египте достиг 6%. Немногие африканские страны могут похвастаться такими успехами. И вот – неожиданный удар. Создается впечатление, что кому-то было просто необходимо “наказать” Египет. Версия об иностранных заказчиках теракта небеспочвенна. Во-первых, теракт был совершенно безмотивным. “Аль-Гамаа аль-Исламия” не выдвигала абсолютно никаких требований к египетским властям. Во-вторых, Египет – не Алжир, теракты не находят поддержки у населения. Более того, жители Луксора помогали преследовать террористов, пытавшихся скрыться после совершенного преступления. Между прочим, проникнуть к храму Хатшепсут террористам удалось лишь благодаря похищенной форме офицеров госбезопасности – расчет на то, что полиция не станет останавливать джип с офицерами египетской спецслужбы, полностью оправдался.

О ТЕХ, КТО “ВЫБРАЛ ТЬМУ”

После луксорской резни руководство “Аль-Гамаа аль-Исламия” оказалось в замешательстве. Лидер этой организации Рифаи Ахмед Таха, находящийся в изгнании в Афганистане, заявил о том, что “Аль-Гамаа” берет на себя ответственность за теракт в Луксоре и будет продолжать наращивать террор против иностранных туристов. Таха, пожалуй, является самым одиозным политиком (если пропаганду безмотивного террора вообще можно отнести к “политической” деятельности) среди египетских исламистов. Он внедрил в ряды своих сторонников немало “соратников по борьбе” из числа афганских моджахедов. Уж те-то имеют богатую террористическую практику.

Заявление Тахи вызвало болезненную реакцию в Египте, переполох в западной прессе и раскол в самой “Аль-Гамаа”. Шеф военного крыла организации, проживающий в Лондоне Мустафа Хамза спустя некоторое время опроверг заявление афганского изгнанника. По словам Хамзы, в Луксоре действовала “неопытная молодежь”, не имевшая никакого отношения к реальной деятельности исламистов. Он подчеркнул, что “Аль-Гамаа” всегда стремилась нанести ущерб индустрии туризма, но не убивать иностранных туристов. Переодетые “юнцы” не слушались старших, никто не давал им права действовать от имени “Аль-Гамаа” – таков смысл высказываний Мустафы Хамзы.

Налицо стремление исламистских лидеров выглядеть “солидными” и “умеренными” политиками. Здесь есть и чисто меркантильный расчет. Люди это достаточно богатые (говорят, Хамза давно уже стал миллионером), проживают они в благополучных западноевропейских странах под защитой самой демократической юриспруденции.

Те из исламистов, кто укрылся в Афганистане и Пакистане, не утруждают себя стремлением к “респектабельности”. В то же время сам факт, что возобладала позиция “зрелых прагматиков”, дает некоторую надежду на ослабление террористического начала в исламистском движении. Впрочем, надежда может оказаться иллюзорной. Можно привести немало примеров, когда расхождение между политическим и боевым “крыльями” радикальных организаций приводило к неизбежному выходу рядовых террористов из-под партийного контроля. Свежи североирландские коллизии, приходит на ум и родная история. Помните, согласно Б.Савинкову, Азефа называли “кадетом с бомбой”, он тоже стремился к “респектабельности”, был богат и внешне “солиден”, по-отечески распекая “зеленую молодежь”. Но в погоне за новыми жертвами боевики уже чисто психологически не могли остановиться…

ДОЛГИЕ БЕСЕДЫ О ТЕРРОРЕ И ТУРИЗМЕ

Члены правительства, представители египетского МИДа, сам Хосни Мубарак встречались с дипломатами и турагентствами тех стран, в отношении граждан которых был совершен теракт в Луксоре. Состоялась не одна беседа на тему туризма и террора…

На фоне прошедших по стране действительно массовых демонстраций против террора, сопровождавшихся резким усилением мер безопасности, прежде всего в курортных и околокурортных районах, некоторое взаимопонимание было достигнуто. В том же Луксоре начали появляться немцы и итальянцы. В курортных зонах побережья Красного моря на рождественские праздники были забронированы некоторые отели. Замминистра туризма и начальник Управления по развитию туризма Абде Абдель Азиз не устает рассказывать об этом иностранным журналистам. Когда я спросил у него, какие силы в Западной Европе или где-нибудь поближе, в Турции, с его точки зрения, могут противодействовать “развитию египетского туризма”, он лишь развел руками: “Официально об этом ничего не говорится”.

Предположения, конечно, можно строить самые различные. Среди журналистов уже мелькала “привязка” последнего теракта к отказу Египта от участия (на высшем уровне) в экономической конференции в Дохе (Катар) после приглашения туда Израиля. “Привязка” чисто умозрительная. Тот же Абдель Азиз сразу отмел всякие гипотезы на сей счет. Ссылался при этом на авторитетное мнение министра безопасности. А заодно и рассказал о растущем потоке израильских туристов. Позже, будучи на Синае, я неоднократно слышал о гостях-соседях. Дело в том, что цены в Египте гораздо ниже, чем в Израиле, а для посещения пограничного египетского города Табы израильтянам вообще не нужна виза. Египтяне не помнят старых обид…

Луксор – Каир – Шарм Аш-Шейх – Москва

Алексей АНДРЕЕВ,

научный сотрудник Института

востоковедения РАН


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Предисловие
Насколько безболезненна деноминация для кошельков россиян?
В Волгодонске прошла конференция СНПР
В год тигра входят с отточенными когтями
Замечания о геополитической ситуации в России
Старательный домовой
Гость на пороге
Альвадас ловит щук петлей


««« »»»