Таежные звезды и криминальные тупики

АЛТАЙ, КАК И ВСЯ РОССИЯ, ПРОТИВОРЕЧИВ И НЕОДНОЗНАЧЕН

Здешняя жизнь разнолика. Стоит отъехать подальше от Барнаула, кажется, что попал в средневековое государство – маленькие деревушки на 7 – 10 домов, у ворот – оседланные лошади. И безлюдье. А в столице края по городу разъезжают “джипы” и “мерседесы”.

Неподалеку от уникальных лечебных радоновых источников химкомбинат выбрасывает отравляющие газы. На территорию края тоннами сыплются горы космического мусора, а любители путешествий и экзотики идут непроходимыми тропами к отшельнице Агафье Лыковой.

ЗВЕЗДА АГАФЬЯ

Первыми, с кем удалось поговорить в Барнауле, оказались туристы, только что вернувшиеся из похода к знаменитой отшельнице.

Поначалу тройка барнаульцев – Котельников, Реутский и Шишигин – собиралась в обычный, по их меркам, поход на 21 день в тайгу Турочакского района. Потом решили – чем черт не шутит! – усложнить маршрут и наведаться к Агафье Лыковой. Сказано – сделано. На десятый день пути закончились съестные припасы. Выручили охотничьи избушки, где всегда находилось что-либо из запасов, да ягоды, которых путешественники насчитали одиннадцать сортов. Двигались медленно: река Еринат, где когда-то поселились Лыковы, пятой категории сложности, – бывало, в день не больше пяти километров проходили путешественники. Когда до избушки осталось шесть километров, в небе пролетел вертолет. Позднее узнали, что на нем от Агафьи возвращался журналист Василий Песков, впервые написавший о Лыковых.

Отшельница поначалу решила, что гости тоже на вертолете прилетели, но, выяснив, что пришли они горными тропами, покачала головой: в свое время даже отряд красноармейцев свернул с этого пути, казалось бы, непроходимого. Вот как рассказывает о встрече с Агафьей Алексей Котельников:

“Она приняла нас приветливо, часто, говорит, меня нынче навещают. Даже новые русские повадились летать. Агафье очень не нравятся их подружки: сигареты в зубах, юбки короткие… Сама-то она строга к себе. Козу при нас доила, колено чуть-чуть оголилось, сразу же юбку одернула. В избу не пригласила – постеснялась. Больше всего нашему приезду радовался ее пес, Тюбиком зовут, чуть с ума от счастья не сошел. А кошка посмотрела, хвостом вильнула и убежала.

Поговорили с Агафьей о погоде, о рыбалке, об охоте. Речь у нее непривычная, слова растягивает, поначалу ничего и не поймешь. Предложил ей сфотографироваться – ни в какую, а по глазам-то видно, что ей приятно наше внимание.

Сейчас у Агафьи живет художник из Иркутской области Сергей Усик. Как рассказывает, неудержимо потянуло его на природу, подальше от цивилизации. Приехал к Агафье, попросил разрешения остаться. Теперь живет тут, ходит на охоту, пишет картины, помогает Агафье. Мы с ним тайком от хозяйки распили бутылочку за знакомство. Агафья в это время дрова колола. Спрашиваем: “Почему не помогаешь?” “Обидится, – пояснил он, – помощь принимает только в самых крайних случаях. Считает, что все обязана делать сама.”

Недолго мы беспокоили таежников, быстро собрались в обратный путь. Когда Агафья нас провожала, улыбалась, рукой махала, по всему видно, привыкла к людям. Правда, про вертолет говорила, будто “от дьявола он, воняет”, а сама летала на нем в Кемеровскую область к родственникам в глухое кержацкое село. Не понравилось ей там, место шумным показалось, пришлось обратно на вертолете переправлять. Потом в Красноярский край ее возили, в монастырь, а после на плоту с туристами сплавляли. Так что Агафья из отшельницы превратилась в таежную “звезду” – фильмы о ней снимают, диссертации защищают.

К концу похода барнаульцы прошли 480 километров, похудели, вымотались так, что буквально на ногах не стояли. Но как только сойдет снег будущего года, наверняка вновь засобираются в тайгу.

МЕНЯЮ ЛОШАДЬ НА КОЛЕСО!

Самое интересное путешествие – в предгорья и горы Алтая. Эти места еще 200 лет назад освоили казаки и обосновались тут надолго. Издавна снабжали соседей молоком, маслом, сыром. С приходом рынка молочные реки заметно обмелели, высокие цены на горючее сделали производство молока невыгодным. В результате только два хозяйства из девяти процветающего когда-то Чарышского района в прошлом году не бедствовали: доход был за счет коневодства и разведения маралов – особого вида оленей, чьи рога считаются ценным лечебным снадобьем. Средняя зарплата даже в процветающих хозяйствах – не больше 250 тыс. руб., но и эти деньги сельчане видят редко, зарплату получают то зерном, то кормами.

В будущем году руководители многих хозяйств решили сделать ставку на разведение маралов и коней. Спору нет, дело прибыльное, но олени есть не во всех хозяйствах, а на их закупку нет денег. Выручает бартер. Иной раз совершаются многоходовые комбинации: одно предприятие получает долг, допустим, сахаром. Тут же обменивает его на галоши, часть которых отправляет своему кредитору, который, к примеру, изготавливает металлическую сетку для оленьих пастбищ. Тот отпускает сетку партнеру, которая обменивается на рогатых. Иного способа у хозяйственников нет.

Недавно чарышские животноводы меняли в Казахстане лошадей на резиновые покрышки! А ведь еще 15 лет назад район ежегодно продавал в Италию 400 скакунов и получал за это приличные деньги. Теперь железнодорожные тарифы съедают лошадей намного раньше западной границы.

Еще одно перспективное занятие на Алтае – разведение пчел. Обычно несколько пасечников-частников объединяются в ассоциацию. Определенную часть продукта сдают государству, остальное – собственность пчеловода. В лучшие годы, заметим, с одной пчелиной семьи можно получить до 45 кг меда, а план, как правило, 15 – 18 кг. Так что мед на Алтае дешев и вкусен.

Одним словом, нищий лишь тот производитель, у которого нет ни коней, ни пчел, ни оленей, а таких, к сожалению, большинство.

ДИКСИНОВЫЙ ТУПИК

Ошибается тот, кто представляет себе Алтай, как благословенный край нетронутой тайги и чистейших озер. Экологическая обстановка здесь близка к катастрофе.

Диоксины – сильнейшие техногенные токсиканты, с которыми человечество столкнулось на исходе второго тысячеления. Они являются побочными загрязняющими продуктами химического, целлюлозно-бумажного, металлургического и других производств, образуются при сжигании промышленных и других отходов. Диоксины так же коварны и невидимы, как радиация, и так же токсичны, как отравляющие газы зарин, зоман, и кроме того, усиливают их совокупное воздействие.

Поставщик отравы известен – ОАО “Алтайхимпром”. В 1994 г. в городе с большим трудом удалось произвести необходимые измерения и взять пробы (стоимость одного анализа, кстати, равна 2000 – 3000 долл.). Оказалось, что в отходах “Алтайхимпрома” присутствует несколько разновидностей хлорных диоксинов. Бороться с этими ядами невозможно, выход один – исключить диоксиноопасные технологии из производства. Но руководство комбината, понятное дело, не торопится менять технологии. Сообщения о страшных ядах в Славгороде всколыхнули общественное мнение, местные газеты и телевидение начали кампанию в поддержку экологических программ и добились того, что Алтай вошел в федеральную целевую программу “Защита окружающей природной среды и населения от диоксинов.” Первые 20 млн руб. недавно поступили в Барнаул и предназначены для новых анализов в крае. Похоже, лед тронулся, но, как знать, будут ли деньги использованы по назначению?

КРИМИНАЛЬНАЯ СИБИРЬ

Недавно в крае началось расследование уголовного дела о хищении государственных средств группой чиновников краевой администрации и работников милиции. Прокуратурой края был арестован бывший начальник финансово-экономического отдела краевого УВД Иван Девеев. А бывшему гендиректору АО “Алтайэнерго”, депутату краевого законодательного собрания Анатолию Полонскому предъявлено обвинение в неуплате налогов в “особо крупных размерах”. Впрочем, в Барнауле ходят упорные слухи, что Полонскому скоро предъявят обвинения в более серьезных преступлениях. Размеры чиновничьей коррупции и казнокрадства приняли на Алтае угрожающие размеры. Не станет ли Барнаул столицей криминальной Сибири?

Наш корреспондент встретился со старшим помощником прокурора Алтайского края по правовому обеспечению Владимиром Зеленым и поинтересовался, есть ли у правоохранительных органов план борьбы с коррупцией и преступностью? Вот что он рассказал:

“Печально признавать, но в России неуважение к закону превращается в норму. Преступность захлестнула страну и край, стала более изощренной, злобной, жестокой. До полного хаоса остался один шаг. На первое октября девяносто седьмого года в Алтайском крае зарегистрировано триста шестьдесят девять убийств. В сутки в среднем совершается три убийства, рядовыми фактами стали разбойные нападения, ограбления, изнасилования. Преступники все чаще организуются в группы и сообщества, процветает теневой бизнес. Он вооружен, ведет разведку, подкуп, не гнушается никакими методами. Участились случаи коррупции чиновников, в суд направлены дела по преступлениям, совершенным двумя главами администраций районов. Кроме того, установлено, что в девяносто пятом году были похищены шестьдесят миллиардов рублей, предназначенные для закупки Алтайской продовольственной корпорацией горючего и расчета с сельхозпроизводителями. В истории оказались замешаны бывший председатель АПК и его заместитель. С большим трудом удалось восстановить преступную цепочку, след которой привел в Голландию, и сейчас есть надежда, что деньги будут возвращены.

Объективно оценивая состояние дел в борьбе с преступностью, нельзя умалчивать о причинах, которые порой сводят на нет все усилия прокуратуры. Сегодня мы опираемся более чем на сто нормативных актов федерального уровня, направленных на борьбу с коррупцией. Но вот что интересно: до сих пор законодательно не определено понятие “коррупция”.

В двадцать шестой статье закона края “О статусе депутата краевого законодательного собрания” определен порядок привлечения депутатов к ответственности. Но эта статья “не работает” по той причине, что не принят соответствующий федеральный закон о принципах организации системы госвласти субъектов Федерации. Когда он будет принят – неизвестно.

Кроме того, считаю, что для успешной борьбы с коррупцией надо включить в Конституцию России положение о том, что лица, ранее осужденные, не могут быть избраны в органы госвласти местного самоуправления и назначаться на государственные должности. Правоохранительным органам необходимо широкое международное сотрудничество в борьбе с легализацией “грязных” денег.

Печально, что малоимущие граждане и люди со средним доходом лишены в России возможности получать квалифицированную юридическую помощь, а суды не торопятся рассматривать дела рядовых граждан, в Кулундинском районе, к примеру, в суде два – три года лежат без движения пятьдесят дел, по некоторым из которых давно истек срок давности привлечения к ответственности виновных. Если бы в законе было предусмотрено наказание за волокиту судей, возможно, они были бы расторопней.

В Алтайском крае огромная “зона криминала” – сфера приватизации, а банковская тайна у нас возведена в ранг высший по сравнению с государственной. Давно назрела необходимость принять закон о защите лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Кому-то покажется, что это ведомственные узкие интересы, но за ними – серьезные проблемы общества и угроза его стабильности”.

Сергей ЗЮЗИН,

Наталья ЛИХАЧЕВА

Барнаул – Чарышское – Славгород – Москва.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КОГДА НЕТ В ЖИЗНИ УТЕШЕНИЙ, НЕ ПОЙ, НЕ ПЛАЧЬ – СВАРИ ПЕЛЬМЕНЕЙ
Отношение к революции 1917 года
За колючей проволокой оказались не бандиты, а их жертвы
Великая Октябрьская всегда останется великой
Монополист и его конкуренты
“И угль, пылающий огнем, во грудь отверстую водвинул…”
Готовь лопату зимой
Был ли достигнут “исторический прорыв” на встрече в Красноярске?
Если верхи не могут, то зачем нам такие верхи?
“Все, что мы делаем для народа, – это гадости для народа”
Капиталистический учебник… социализма
Хроника партийной жизни
Платить везде, платить за все!
Канун перволедья
В России 40 миллионов акционеров, но надеются Россияне только на свой огород
Энергетики Приморья объявляют забастовку
Несколько новостей для министра образования
Эхо Кавказа в Москве
Секреты хорошей хозяйки


««« »»»