Свободная зона для криминального дерева

Президент хочет, чтобы под ногами преступников горела земля. Но придется ли для этого поджечь ковровые дорожки в Кремле?

Россия – удивительная страна. Потому что постоянно удивляет всех, даже собственного президента. Вот недавно, например, президент с удивлением узнал о том, что в некоторых заштатных городах нашей страны к власти “пролезли бандиты”. Естественно, этот наглый поступок вызвал законное возмущение президента, который и приказал срочно навести порядок.

Президент, как это часто бывает, немного ошибся. Не знаю, удивился бы он еще больше, если бы узнал, что криминальные элементы не пролезли, не проползли и даже не прорвались во власть. Они просто заняли, причем чаще всего в полном соответствии с законом, места, предназначенные им развитием ситуации в России в последние 10 – 15 лет. И в большинстве случаев места эти не столь отдаленны от резиденции президента, как печально прославившийся Ленинск-Кузнецкий.

“ЕСЛИ ОТ МНОГОГО ВЗЯТЬ НЕМНОЖКО, ЭТО НЕ КРАЖА, А ПРОСТО ДЕЛЕЖКА”

Максим Горький

Каждый из нас слышал словосочетание “криминальная революция”. Но каждый понимает эти слова по-своему. Большинство людей связывает их с ростом преступности. Криминальная революция – это когда страшно выйти вечером на улицу, страшно дожидаться возвращения ребенка из школы, страшно продавать или покупать квартиру, страшно, страшно, страшно. Но это – лишь малая, возможно – самая заметная, но не самая значительная часть последствий криминальной революции.

Президент Ельцин тоже говорил о последствиях криминальной революции. Последствиях, которые не столь заметны обывателю, но наносят непоправимый урон обществу. Уличная преступность может не только не увеличиться, но даже уменьшиться после того, как кресло мэра, губернатора, префекта или любого другого чиновника займет человек из преступного мира. Потому что на смену примитивным, неорганизованным формам преступности приходят более изощренные, а, следовательно, и более опасные формы криминала. Организованная преступность, сросшаяся с властью и называемая итальянским словам “мафия”, для общества столь же трудноизлечимая болезнь, как СПИД для человека. Подобно СПИДу она убивает иммунитет, необходимый для господства законности, нравственности, морали.

“ВСЕ КРУПНЫЕ СОВРЕМЕННЫЕ СОСТОЯНИЯ НАЖИТЫ САМЫМ БЕСЧЕСТНЫМ ПУТЕМ”

Илья Ильф и Евг.Петров

Если представить себе российский криминал в форме дерева, то организованная преступность, на мой взгляд, является его стволом, бытовая, уличная преступность (кражи, ограбления, хулиганство, мошенничество, бытовые предступления против личности и т.д.) – корой. Но корнями, питающими это дерево, служит, конечно, преступность экономическая.

Мощным толчком для развития экономической преступности стала приватизация. Приватизация, проводимая с многочисленными нарушениями, а по существу осуществляемая по единственному праву – праву сильного, власть имущего. И ответственность за расцвет экономической преступности должны нести те же лица, которые ныне гордятся своими успехами на ниве приватизации.

Экономическая преступность и коррупция – близнецы-братья. Не может не умилять стремление президента навести порядок во власти “от Москвы до самых до окраин”. Вот только почему Москва упорно остается заповедником для мздоимцев? Стыдно и противно в очередной раз вспоминать о коробках с долларами, выносимых из Белого дома. О губернаторах, ежедневно дающих супруге на расходы “всего” 200 – 300 долл. О великих писателях “от приватизации”, гонорары которым выплачивают иностранные издательства, по случайности тесно связанные с российским банком, упорно побеждавшим на залоговых аукционах. О чтецах лекций, пополняющих своих доходы успешной игрой на бирже. Президент хочет, чтобы под ногами преступников горела земля. Но не придется ли для выполнения этого желания поджечь ковровые дорожки в Кремле?

“ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ ПОЕТ БЛАТНЫЕ ПЕСНИ…”

Евгений Евтушенко

Меня больше всего пугает не мафия, не коррупция. Самым опасным результатом криминальной революции в России, на мой взгляд, является криминализация культуры и личности. Посмотрите на наши экраны, почитайте газеты, послушайте радио или просто разговоры наших соотечественников. Солидные газеты посвящают целые страницы жизнеописаниям бандитов. Неужели это те представители России, с биографией и деяниями которых должен быть знаком каждый? Ни один “новый русский кинофильм” не может обойтись без криминальной темы. Блатная тематика с оттенком восхищения и ностальгии густо присутствует в отечественной эстраде и попсе.

Отгадайте, кто сегодня самый высокооплачиваемый литератор в России (помимо “классиков” из кремлевских коридоров)? Солженицын? Васильев? Распутин? Нет, самый оплачиваемый российский литератор, выпускающий по два романа в год общим тиражом более 5 млн, – Виктор Доценко. Героем нашего времени стал его Бешеный, об отношениях которого с законом нетрудно догадаться по кличке.

Криминализация культуры совершалась если ни при содействии, то при полном попустительстве властей. После крушения СССР ниша, ранее прочно забитая “идеологическим товаром”, оказалась свободной. И власти совсем не возражали, чтобы на ней обосновались нормы, идеалы и психология преступного мира. Ведь это помогало крушению прежних приоритетов и норм общественной жизни, а значит, было выгодно властям.

Следствием криминализации культуры является криминализация языка. Именно уголовный мир подпитывает сегодня великий русский язык. Блатной, тюремно-лагерный язык прочно входит и в литературу, и в разговорную речь людей. Хотела написать – людей, далеких от преступного мира. Но так ли уж мы, добропорядочные граждане, от него далеки?

“БЫЛ БЫ ЧЕЛОВЕК, А СТАТЬЯ НАЙДЕТСЯ”

На Руси говорили – от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Весьма актуальный совет нынешним россиянам. Уж и не знаю, кто сегодня гарантирован от “нечаянного” попадания если не в тюрьму, то под суд – разве что Агафья Лыкова из таежного тупика. Чуть ли не любое соприкосновение с реальной действительностью, прежде всего – с экономикой, чревато тем, что вы вольно или невольно нарушаете закон.

Не верите? Тогда вспомните, приходилось ли вам года два и более назад расплачиваться долларами, давать их в долг, получать и т.д.? Приходилось? А знаете ли вы, что в то время подобные действия карались законом? Но это – дела минувшие. Сейчас многие из нас вовлечены в теневую экономику. Причем вовлечены добровольно и с радостью – где же еще можно подработать тем, кто числится на полумертвых промышленных предприятиях или получает (или не получает) мизерную зарплату учителя, врача, инженера. О теневой экономике любят поговорить и представители власти – она-де, конечно, явление неприятное, но в чем-то и положительное – дает людям дополнительный доход.

Вот только забывают власти, что такой доход делает человека правонарушителем, разъедает, подобно кислоте, его мораль и добропорядочность. Надолго придется отложить планы построения правового государства в стране, где каждый второй (если не каждый первый) гражданин получает рубли или доллары “из рук в руки”, не уплачивая налогов. Я уж не говорю о тех чуть ли не 10 млн наших сограждан, которые занимаются “челночеством”.

Впрочем, властям-то вся эта ситуация на руку. У “прикормленных в тени” граждан меньше моральных оснований для возмущения коррупцией в верхах. Просто каждый нарушает закон так, как может. А “замазаны” – все или почти все. Так что “листиков” у “криминального дерева” на счесть.

Получается стройная система. Криминализация экономики позволяет обворовывать государство и нас, его “простых” граждан. Криминализация власти делает возможным принятие законов, полезных для криминальной экономики. Криминализация культуры содействует формированию соответствующих стереотипов и норм, “выращиванию” криминализированных личностей. Все логично и четко. Зря удивляется президент.

Зря возмущаются и некоторые гуманисты тем, что все более типичным явлением в России становится самосуд, который ныне вершат не только бандиты, но и простые люди – матери и отцы жертв зверских убийств, изнасилований, истязаний. И этих людей сегодня тоже принято считать преступниками. Я не собираюсь их оправдывать. Они не нуждаются ни в моем, ни в чьем-либо оправдании. Представим, что человек, посаженный в клетку к разъяренным тиграм, убил нескольких хищников, что вызвало гнев и возмущение защитников животных. По мне – пусть ищут оправдания те, кто превратил нашу страну в “тигриный вольер”, в “свободную зону” для криминала.

Любовь ГЕОРГИЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Синдром рецидивиста. “А НЕ ТО КАК НАЛЕЧУ, – ГОВОРИТ…”
За правдой – на улицу “Правды”
Что ж там ангелы поют такими злыми голосами?
Зависеть от царя, зависеть от народа?
“Сладкая” жизнь
Чеснок с патокой – и на работу
Жертвы электропоезда
В октябре из ветра рождаются бури
Чубайс всучил народу Ельцина как никчемный ваучер
Осень патриарха
Забытая насадка
Не прерывайте говорящего!
Дни поздней осени бранят обыкновенно, но хорошему садоводу не до пустых разговоров
СНПР действует!
Картинки из жизни
Определение позиции
СНПР действует!
Проблемы современной российской социал-демократии
Россия без капусты, как Америка без долларов
“Уроки октября” 1993 года
Дорогая Алла Александровна!
Срыв визита президента Белоруссии Лукашенко
Чеченский след в каспийской нефти
Горькие слезы


««« »»»