Сны и кошмары Копперфилда и Киселева

– Я специалист по черной магии…

– И по этой специальности вас пригласили сюда?

– Да, по этой…

М.Булгаков. “Мастер и Маргарита”

“Черный маг” Дэвид Копперфилд бесшумно и плавно взлетел над сценой и завис в тусклом, волнистом, голубоватом свете. А потом взмыл еще выше и, пронзив публику Большого Кремлевского дворца лазерным взором демона, исчез под потолком сцены. “Сны и кошмары” – так называлось экзотическое шоу. Публика – в основном “новые русские” – расходилась в недоумении. Эти люди, по-видимому, не привыкли быть обманутыми или чего-то не понимать в этой жизни. В самом деле: нет в физическом мире такой силы, которая могла бы плавно вознести человека над землей и опустить его обратно. Как говорил один из героев Булгакова: “Никакого такого гипноза на свете нет”. Но для тех, кто был на спектакле Копперфилда, получается, что есть. Глупо ведь отрицать то, что видел своими глазами.

Копперфилд утверждает, что может заставить исчезнуть… Мавзолей.

По крайней мере, на время. Может, для этого его и пригласили?

“Сны и кошмары” – образ современной России. В этом зрелище есть нечто дьявольски притягательное (недаром при цене билета от 200 тыс. до 5 млн рублей в зале яблоку негде упасть) – странное и – одновременно – чем-то знакомое. Где-то мы уже видели эти сны, “нереальную реальность”, исчезающие и вновь возникающие из небытия фигуры. Есть некий мир, где бывшее становится небывшим, а невозможное – возможным. Этот мир – иррационально любимое “демократами” и столь же иррационально, мистически ненавидимое “красно-коричневыми” “свободное и независимое” телевидение.

Ведущий “Итогов” Евгений Киселев – своего рода Дэвид Копперфилд российского телеэкрана, великий магистр “магического реализма”, создания “виртуальной реальности”. Мне, человеку бесконечно далекому от мистики, иногда кажется, что его “Итоги” – это не информационно-аналитическая и даже не пропагандистская программа, а некий эксперимент по воздействию на массовое сознание с помощью каких-то еще неведомых в нашей стране технологий.

Тема недели: гибель принцессы Дианы. “Это была, не побоюсь сказать, ВЕЛИКАЯ женщина”, – так начинает свою программу Евгений Алексеевич. Сменяющие друг друга репортажи: смерть принцессы, ее похороны, великая, поистине вселенская скорбь. “Мы все осиротели”, “жизнь замерла”, “мать Тереза скончалась, не перенеся утраты” – не ручаюсь за точность цитат, но что-то близкое к этому.

И уже простой вопрос: а что, собственно, сделала она великого? – кажется едва ли не кощунством. Но в самом деле, что? Открыла новые горизонты познания мира? Создала свой мир художественных образов? Приблизила наступление всеобщего мира между народами? Всякая смерть – трагедия, гибель любого человека – невосполнимая утрата для человечества – ведь другого такого нет: все это трюизмы, но при чем здесь “величие”? И говоря о “величии” Дианы, не оскорбляем ли мы тем самым память людей подлинно великих, ушедших от нас и незаслуженно забытых?

“Независимая газета” опубликовала рейтинг величайших физиков мира. Людей, в корне изменивших наши представления о Вселенной. В первой пятерке: Карл Вайцзеккер, Вернер Гайзенберг, Поль Дирак, Станислав Улам, Эрвин Шредингер. Что знает о них среднеобразованный россиянин? Практически ничего. Из каких телепрограмм он может узнать об их деятельности? Ни из каких. Нет таких программ и не будет. Аргумент “теленачальства” – непопулярны. Зато популярен “Третий глаз”, рекламирующий знахарей и шарлатанов. Ну да ладно, теоретическая физика – наука сложная, от обывателя далекая. Но что знает обыватель о хирурге, сделавшем первую в России пересадку сердца? О создателях первых противораковых препаратов или вакцины от полиомиелита? При том, что в медицине каждый мнит себя специалистом. Таковы “плоды просвещения” отечественных телепропагандистов.

О, с какой легкостью мы раздариваем современникам титул “великий”! “Великий артист прощается со сценой”, – это из последнего рекламного ролика Иосифа Кобзона. Впрочем, для “своих” у “телемагов” находятся эпитеты и покруче. Влада Листьева на следующий день после гибели произвели в “святые”. Человек – очень непростой и неоднозначный – мгновенно исчез, остался миф. Для кого-то очень удобный. Если он – “святой”, то и мы, “мифотворцы”, бывшие рядом с ним, непогрешимы.

“Жизнь прожил скверно, а умер хорошо”, – говорит один из героев Дюма о казненном английском монархе Карле Первом. Нечто подобное, по сведениям из осведомленных источников, сегодня можно услышать и за кулисами британской “империи фасадов”. Для членов британского королевского дома происшедшее – явное облегчение. Нет, я далек от мысли подозревать в чем-то “джеймсов бондов” из “Сикрет интеллидженс сервис”, как это делают бульварные журналисты. Хотя странностей хватает. “Пьяный” водитель, который на сделанной накануне трагедии видеозаписи выглядел абсолютно трезвым и, как впоследствии выяснилось, не пил вообще по причине язвы. Невероятная для парижских улиц скорость “Мерседеса”, в котором находилась принцесса. Поспешные обвинения французской полиции в адрес фоторепортеров. Трагедия всегда нелепа: в ней нет логики и вовсе необязательно за всем происходящим видеть злой умысел. Хотя его в жизни так много.

В традиции монархии жертвовать личным благополучием во имя “принципа”. “Переживи смерть своего возлюбленного, это ничто в сравнении с честью королевского дома”, – говорил Карл IX “сестричке Марго” накануне смерти. Для покойной принцессы “честь королевского дома” так и осталась пустым звуком: бесконечные скандалы, вереница любовников – ее жизнь напоминала латиноамериканскую “мыльную оперу”. Не отсюда ли эта сказочная, прямо-таки ошеломляющая популярность Дианы у любителей и любительниц такого рода кинопродукции?

“Тирания общественного мнения” страшнее любой цензуры. Но “общественного мнения” как такового в России нет. Оно создается, формируется на уровне подсознания какими-то особыми “информационными технологиями”, известными “happy few” немногим “избранным”, “посвященным”, “копперфилдам голубого экрана”.

“Кто владеет настоящим – владеет прошлым”,- гласит догмат “ангсоца”. “Независимое телевидение” владеет и настоящим, и прошлым, и будущим, оно способно изменять реальность в соответствии с установкой, заданной неведомым телезрителям “министерством правды”. Сегодня миллионы россиян мгновенно заставили неистово полюбить покойную принцессу, о которой они еще вчера мало что знали. “Что им Гекуба, что они Гекубе?”… Завтра – с той же легкостью – их заставят полюбить Чубайса или Немцова. Или кого-то другого, на кого сделают ставку “телемаги”.

В 30-е годы Троцкий писал: “В случае смерти Сталина на его месте окажется какой-нибудь каганович, которого официальная пропаганда мгновенно сделает “великим”. Но тогда “мгновенно” еще не получалось. У “Агитпропа” мрачных времен не было НТВ.

“Инструмент тоталитарного режима” – советские СМИ при всех своих пороках создавали культ героя – человека поступка, труда, свершения, самопожертвования: Чапаева, Стаханова, Водопьянова, Матросова, Гастелло. “В жизни всегда есть место подвигу”. О, как они ошибались! От подвигов, трудов и сверхнапряжения народы устают. Им хочется спектакля, карнавала, фейерверка чудес. Наступает эпоха магов и шоуменов. Заморских и отечественных. Копперфилдов и Киселевых. Эпоха снов и грез наяву для “избранных”. Эпоха кошмаров.

Николай ГУЛЬБИНСКИЙ,

главный редактор телепрограммы “Момент истины”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Всем сестрам по серьгам
Времена года меняются – проблемы остаются
Юрьев – брат московский
Без духовного возрождения Россия обречена
Можайское водохранилище
На высоких берегах Самура
СНПР действует без каникул
Терпению приходит конец
Юбилей Москвы
Вместо школ строят концепции
Что такое осень? Это кризис!
Зрелище как средство массового поражения
Созрела свекла – румяна как фекла
Пришла пора сопротивляться
Праздник, изменивший нас
Рождение химеры на развалинах идеологии
Наука – в помощь партийному строительству
Только не сжуйте золотую подушечку!
Всякому овощу… есть на столе место и время
Социализм не рухнул, а был разрушен
Куда ведет дорога с зоны?
Маленькие секреты большого дома


««« »»»