Почему люди не летают

ТЫСЯЧИ – ПОД СОКРАЩЕНИЯ, МИЛЛИОНЫ – НА ВЕТЕР

В августе страна праздновала 85-летие российской военной авиации. За 85 лет воздухоплавание претерпело стремительный прогресс. Нынешние приемники первых пилотов заметно отличаются от своих предшественников. Но проблем у них, увы, не убавилось.

В начале августа было принято решение о слиянии ВВС и ПВО, которое должно завершиться к 1 января 1999 года. Главнокомандующий ВВС генерал армии Петр Дейнекин на этом давно настаивал, доказывая, что “щит – ПВО и меч – ВВС должны быть в руках одного воина”, и напоминая, что все зарубежные армии, за редким исключением, имеют объединенные ВВС и ПВО. И вот его мечта сбылась. Между тем в результате реструктуризации ВВС может не только приобрести, но и потерять. Если сейчас в ВВС и ПВО служат всего 340 тысяч человек, то через полтора года в объединенной структуре планируют оставить лишь 180 тысяч. 160 тысяч попадут под сокращение.

В ВВС практически нет рядовых. Это значит, что работы лишатся в основном специалисты, на подготовку которых затрачены миллионы долларов. Известно, что обучение курсанта авиационного училища в 150 раз дороже, чем дипломированного врача. Выпускнику училища требуется 5 – 7 лет, чтобы стать асом. В целом подготовка пилота обходится государству в 12 – 15 миллионов долларов. Выходит, на ветер будут выброшены огромные суммы, взятые в свое время из карманов налогоплательщиков…

Официальные лица уверяют, что “выдворения людей на улицу не будет”. Руководство ВВС настаивает на том, чтобы попавших под сокращение государство обеспечило всем, что полагается по закону – квартирой и выходным пособием. Иначе неизбежны “очень сильные социальные потрясения”.

Начальник Главного штаба ВВС генерал-полковник Анатолий Малюков, считающий слияние ВВС с ПВО закономерным, не уверен, что сокращение пройдет гладко: “Если бы нас нормально финансировали, чтобы обеспечить людей всем необходимым по закону… Нас же довели до такого состояния, что мы вынуждены ежедневно говорить о хлебе насущном. Это не наша вина, это – беда государства…”

Так что нет гарантии, что все увольняемые останутся довольны. В последнее время правительство ведет активное наступление на социальные льготы. Хотя Госдума отклонила правительственный законопроект, ставящий механизм выплат выходных пособий военнослужащим в зависимость от постановлений правительства, не исключено, что скоро офицеры все же лишатся части своих привилегий. К тому же экс-пилотам нелегко будет найти работу на “гражданке”. Не всем удастся устроиться в авиакомпании или на предприятия, использовать свои технические знания и опыт, кое-кто, к сожалению, пополнит армию безработных…

ПИЛОТЫ ОХРАНЯЮТ НЕ ТОЛЬКО НЕБО

Многие летчики зарабатывают меньше таксистов – в месяц в среднем один-полтора миллиона рублей. Их семьи – на грани нищеты. К тому же мизерную зарплату выплачивают с задержками. Даже в Московской области пилоты с апреля ждут своих заработанных денег. Некоторые увольняются, но большинство остается из-за служебного жилья или же из любви к своей профессии. Не желая уходить, они вынуждены подрабатывать. В основном охранниками.

В некоторых дивизиях сложилась такая практика. Офицеры договариваются с начальством – и их отпускают на вторую работу. За это они вносят взнос в общую кассу, из которой приплачивают тем, кто всегда находится в части и чаще других дежурит. Такая вот система выживания.

С каждым годом авиаторам приходится все труднее. Хронически не хватает топлива – в небо поднимается лишь 30 процентов боевых машин, да и то нерегулярно. Экономя топливо, пилоты по двое садятся в кабину и по очереди управляют самолетом. Новички месяцами ждут учебных вылетов. Даже испытатели новых машин за год набирают лишь десяток-другой часов налета. Установленную норму выполняют лишь в транспортной авиации.

Кое-где летательные аппараты вообще не поднимаются в воздух. Например, в Каспийске около года не летают экранопланы, приписанные к Военно-морскому флоту. Нет топлива. А ведь они могли бы здорово помогать пограничникам, охраняющим воды Каспия от нарушителей и браконьеров.

Учебные заведения ВВС страдают также от безденежья, нехватки современной техники и оборудования. Чтобы выбить нужный прибор или компьютер, преподавателям приходится потратить немало сил и времени.

ГЕРОИ ОТСТУПАЮТ ПЕРЕД ЖИТЕЙСКИМИ ТРУДНОСТЯМИ

16-я воздушная армия, созданная в августе 42-го, считается одной из самых лучших. Во время Отечественной войны авиаторы этой армии уничтожили столько вражеских самолетов, орудий и техники, сколько Германия имела перед нападением на Советский Союз. 204 летчика и штурмана были удостоены звезды Герой Советского Союза. 30 экипажей повторили подвиг Гастелло и Нестерова, таранив противника в воздухе или на земле. В боях под Курском армию прославил Иван Кожедуб, позже ставший трижды Героем Советского Союза и маршалом авиации.

После вывода из Германии в 93-м 16-я армия дислоцируется в подмосковном гарнизоне Кубинка. Конечно, здесь ситуация получше, чем где-нибудь на периферии, но и тут немало проблем. Зарплату задерживают по три месяца. Обмундирования не хватает. Кители самых ходовых размеров стали острым дефицитом. Доходит до смешного. Офицеры, участвующие в показательных парадах, вынуждены занимать форму у сослуживцев.

Жилье есть почти у всех, но служебное. Это и удерживает многих недовольных. Имеющие двадцатилетний стаж не уверены, что, уходя в отставку, получат собственную квартиру.

9 августа – в день празднования 55-летия армии – на Кубинку приезжало много гостей. Ветераны войны, легендарные летчики, высокие начальники. И все они говорили, что этот юбилей для них – “праздник со слезами на глазах”. Вспоминая войну, боевые подвиги летчиков, их послевоенные заслуги, все сетовали, что теперь, в мирное время, ВВС несет не меньше потерь, чем во время Отечественной. За последние годы некогда элитная и мощная структура заметно ослабела и обнищала. Это отражается и на военной авиации в целом, и на конкретных подразделениях…

ПОТЕРИ В МИРНОЕ ВРЕМЯ

Эта печальная статистика столь красноречива, что не требует комментариев. С 1991 года численность личного состава ВВС России уменьшилось почти в три раза – с 500 тысяч до 172. Число летчиков – в 2,9 раза, а рядовых и сержантов – в 4,6 раза. Под сокращение попал и управленческий аппарат. Вместо 330 генералов теперь 130.

Сейчас в ВВС 21 авиадивизия и более сотни полков. К концу этого года количество авиационных объединений снизится по сравнению с 91-м годом на две трети, а авиаполков – в 2,4 раза.

После распада СССР 35 процентов боевых машин оказалось на территории бывших союзных республик. За последние шесть лет самолетный парк еще сократился почти вдвое – с 11 до 5 тысяч, из них боевых машин – всего около 2 тысяч. Вместо 37 авиаремонтных заводов осталось 20.

Часть самолетов уничтожено в соответствии с договором о сокращении обычных вооружений и по договору СНВ-2, подписанному с США еще при Горбачеве. Кстати, Государственная Дума пока не ратифицировала этот документ.

На базе ликвидации авиационной техники в Энгельсе Саратовской области своей печальной участи ждут списанные самолеты. Их разрезают на куски с помощью подъемников-”гильотин”, подаренных американцами. Металл и авиаприборы по спецнарядам передают авиапредприятиям или коммерческим структурам. Вырученные деньги поступают на счета Министерства обороны. Но сами авиаторы, выполняющие приказы из Москвы, довольно болезненно относятся к этому прибыльному делу: жалко машины, на которых совсем недавно летали…

В ближайшие годы секвестированию будет подвергнута и военно-транспортная авиация, в которой сейчас 1271 самолет. ПВО также придется отказаться от устаревших зенитно-ракетных комплексов и отработавшей свой срок радиотехники.

МОДЕРНИЗАЦИЯ – УДОВОЛЬСТВИЕ ДОРОГОЕ

Говоря о реформе армии, Петр Дейнекин не раз подчеркивал: сокращая количество, нужно не потерять в качестве. Хотя в одном из интервью он признал, что ВВС с большим трудом поддерживает “уровень боевой готовности на одну треть от возможного”. Тем не менее он убежден, что ВВС удастся сохранить свой потенциал до 2005 года, а затем осуществить масштабное перевооружение.

По признанию самого Главкома, будущее российской авиации было заложено еще в годы “застоя”. На смену устаревшим моделям пришли новые – самолеты четвертого поколения, в том числе Ил-76, МиГ-29, Су-25М, Су-27, Су-32. Зарубежные специалисты особенно высоко ценят молниеносные истребители Су. Су-27 охотно покупают государства Юго-Восточной Азии. Стоимость самолета – около 30 миллионов долларов.

Уже сейчас конструкторы создают машины 21 века. Новинки – модификации МиГ-29, Су-25, сверхманевренные Су-37 и Су-27ИБ, разработанные в ОКБ Сухого – были показаны на III Московском авиационно-космическом салоне МАКС-97 в подмосковном Жуковском. Однако надо отметить, что многие гениальные изобретения так и остаются на бумаге – нет денег на их реализацию. А некоторые “утекают” за границу – вместе с конструкторами-эмигрантами…

Для технического перевооружения ВВС необходимы дополнительные бюджетные ассигнования. К тому же нужны средства на капитальный ремонт или реконструкцию аэродромов. Однако сейчас не до этого.

Главком часто летает по регионам, встречается с командующими воздушных армий. Беседы и дискуссии, как правило, сводятся к финансовому кризису. Все просят денег, но вынуждены набраться терпения. Все задаются вопросом: что же будет дальше? Но ответы их не успокаивают…

Ольга ДУМБРОВСКАЯ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Поймал на хлеб с маслом
Драма “культура и рынок”. Действие второе
Макиавелли отдыхает!
РОССИЯНИНА В АМЕРИКАНЦА НЕ ПЕРЕДЕЛАТЬ
Новые русские дети
Власть оскорбляет нас ложью
Подальше положишь – поближе возьмешь
Немецкий философ первой половины ХХ века Вальтер Беньямин
Лесное мясо
Бороться с преступлением, а не руководить им
Молоко – средство от бессонницы
Я верю в Вас
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Москва – 1927 год
Российское телевидение: коммерциализация продолжается
Мы обязаны идти вперед
Праздник победы Добра
Риск – дело благородное, если его правильно оценивать
Очередные задачи российской власти
850 свечей понадобятся Москве для именинного пирога
Насколько перспективным может стать для России развитие отношений с Арменией?
И сердце тоже было большое…
Если б я был султан…


««« »»»