Поймал на хлеб с маслом

На Иваньковское водохранилище, известное еще как Московское море, я езжу регулярно и всегда в одно и то же место – на остров посреди Волги, что у выхода из Машковичского залива. Там несколько островов. Самый большой из них, сухой, песчаный, поросший невысокими соснами и ветлами, туристы называют “остров Любви”. Возможно, затерянный в волжских просторах остров и располагает к любовным утехам, иначе не стремилась бы сюда молодежь, но меня интересовала только рыбная ловля.

Я стал присматриваться, как ловят. Особенно хорошо шли дела у одного парня, сидевшего на песчаном бережку. У него было две донки на спиннингах. Поклевки следовали с интервалом в 10 – 15 минут, и он аккуратно снимал каждый раз подлещика граммов на 300 – 400. За 2 часа он поймал десятка полтора. Я никак не мог понять, на что он так успешно ловит и, не удержавшись, спросил. “На корочку батона, смоченную в подсолнечном масле, – раскрыл секрет рыболов, – только корочка должна быть обязательно поджаристая”. Искоса я наблюдал за соседом, чтобы понять, какие он еще хитрости применяет. Я заметил, что на одной донке у него стоит пружинная кормушка, а на другой – двойчатка. И ту и другую он набивал кашей. Парень подсказал мне, что забрасывать нужно как можно дальше, метров на 40, не меньше.

На следующий год в то же самое время, в конце августа, я был на том же месте. На этот раз я был подготовлен основательно – два спиннинга с безынерционными катушками, запас пружинных кормушек, пачка геркулеса и поджаристый батон.

Я наладил свои снасти и стал ждать поклевки. Ждать пришлось недолго. Леска на одной из донок натянулась, потом дернулась, звякнул колокольчик, и я широко, но несильно подсек. Ощущения, что попалась рыба, не было. Только возле самого берега блеснул ее серебристый бок, и подлещик граммов на 300 зашлепал хвостом по песку. Дальше пошло в том же духе: подлещик брал уверенно, резко, после короткой потяжки следовал рывок, так что колокольчик слетал с лески, я подсекал несильно, но размашисто и почти без осечек и сходов вытаскивал рыбу на берег. Анализируя причину столь хорошей поклевки, я пришел к выводу, что рыба была, вероятно, ходовая, двигавшаяся из русла Волги в Машковичский залив на кормежку или наоборот – скатывавшаяся из залива в Волгу. Брала она с ходу, не раздумывая, и хорошо засекалась, может быть, даже без моей помощи. Вероятно, имела значение и чувствительность снасти, которую я изготовил сам. Еще весной я купил пружинных кормушек и залил их частично свинцом для тяжести, а внутрь пропустил медную трубочку и завальцевал ее по краям. Пропустив сквозь трубочку леску и зажав ее с двух сторон дробинками, я получил скользящий груз-кормушку. Схватив насадку, рыба до поры до времени не чувствовала сопротивления, а потом леска стопорилась верхней дробинкой, и рыба засекалась.

К обеду у меня в садке плескалась дюжина хороших подлещиков.

Из книги В.В.ФЕДОРОВА

“За щукой, жерехом, лещом”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Москва – 1927 год
Праздник победы Добра
Мы обязаны идти вперед
Очередные задачи российской власти
Риск – дело благородное, если его правильно оценивать
Насколько перспективным может стать для России развитие отношений с Арменией?
850 свечей понадобятся Москве для именинного пирога
Если б я был султан…
И сердце тоже было большое…
Драма “культура и рынок”. Действие второе
Макиавелли отдыхает!
РОССИЯНИНА В АМЕРИКАНЦА НЕ ПЕРЕДЕЛАТЬ
Новые русские дети
Власть оскорбляет нас ложью
Подальше положишь – поближе возьмешь
Немецкий философ первой половины ХХ века Вальтер Беньямин
Бороться с преступлением, а не руководить им
Молоко – средство от бессонницы
Лесное мясо
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Почему люди не летают
Я верю в Вас
Российское телевидение: коммерциализация продолжается


««« »»»