Территория холодной экономики

РОССИЙСКИЙ СЕВЕР: ЕСТЬ ЛИ АЛЬТЕРНАТИВА

ЭКОНОМИЧЕСКОМУ УГАСАНИЮ?

Решение проблем Севера формально относится к числу приоритетных задач деятельности Федерального центра. Об этом записано в концепции среднесрочной программы Правительства РФ на 1997-2000 годы. На решение проблем Севера нацелены принятый в 1996 году закон РФ “Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера Российской Федерации”, Федеральная целевая программа “Строительство на территории РФ жилья для граждан, выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей” (1993 год), другие правовые акты и документы. Вместе с тем, результаты федеральной поддержки Севера практически не ощущаются. Более того, социально-экономическое состояние и финансовое положение субъектов РФ, расположенных в высоких широтах, продолжает ухудшаться. Тревожные сообщения об этом регулярно доносят средства массовой информации.

1.

Для северных регионов характерна более высокая доля убыточных предприятий, чем в среднем по России. Причем этот отрыв имеет тенденцию к росту. Сохраняется высокий уровень миграционного оттока населения. Особенно велик он на дальневосточном Севере. Характер налогообложения добывающих отраслей таков, что предприятия не имеют возможности инвестировать в производство и адаптировать его к современным условиям, а налоговые поступления в местные бюджеты недостаточны для решения острых социальных проблем. Повышенная кредитоемкость северной экономики из-за сезонности и удаленности практически не учитывается в налогообложении предприятий.

Особенно остро стоит проблема северного завоза. Острота связана, с одной стороны, с задержками выделения кредитных средств из федерального бюджета, их недостаточными объемами и неблагоприятными условиями и формами предоставления, а с другой, нецелевым использованием выделяемых средств администрациями северных регионов. Последнее, как известно, обусловлено тем, что бюджетные трансферты поступают в них далеко не в полных объемах. И поэтому средства северного завоза расходуются на поддержание социальной сферы. Кроме того, большие объемы “северных” денег вообще используются не по назначению, обогащая причастные к этому банки и коммерческие структуры. Коммерциализация поддержки Севера пока не обрела стабильных и эффективных форм.

2.

Неустойчивое бюджетное положение северных регионов не позволяет им в срок возвращать полученные от федерального Центра кредиты. Кроме того, их моноотраслевая экономика сильно зависит от состояния рыночной конъюнктуры. Колебания цен на внутреннем и внешнем рынках на золото, никель, нефть, лес и т.д. оказывают большое влияние на финансовое положение регионов. Ухудшение финансового положения провоцирует предприятия, органы регионального управления к утаиванию доходов. К реализации части ресурсов через теневые каналы, к излишней в некоторых случаях драматизации складывающейся на Севере социально-экономической обстановки с целью получения дополнительной финансовой помощи из Центра.

В рыночных условиях большая часть экономики Севера объективно стала нерентабельной и подлежит либо закрытию, либо реструктуризации. В то же время многие потенциально рентабельные производства становятся нерентабельными из-за несовершенного механизма северного завоза и налоговой политики. Положение ухудшает и неудачно проведенная без учета северной специфики приватизация базовых предприятий, в частности Норильского горно-металлургического комбината, Усть-Илимского лесопромышленного комплекса, многих нефтегазодобывающих предприятий Тюменского севера, а также недостаточный уровень квалификации директорского корпуса. В связи со свертыванием производственной деятельности, в северных регионах образовалось значительное избыточное население.

Федеральный центр в реальной политике подходит к регионам Севера примерно так же, как к регионам Центрально-Черноземного или Поволжского районов. Производя значительную часть экспортной продукции, драгоценных металлов и камней, Север становится все более зависимым от вливаний из федерального бюджета.

3.

Сегодня происходит стихийное сжатие экономического и демографического потенциала северных территорий. Российский бюджет не в состоянии обеспечивать жизнедеятельность Севера в прежних объемах. Но не определены и объемы, в которых с точки зрения экономической безопасности России целесообразно удержать хозяйственную деятельность и население в этой преобладающей по территории части страны. Процессы экономической самоорганизации Севера могут привести к полному разрушению его экономики, которая создавалась ценой громадного напряжения трудовых и финансовых ресурсов страны в течение многих десятилетий. А это в свою очередь ударит по экономике всей России.

Необходимо отметить, что по проблемам Севера проводятся многочисленные конференции и совещания. Создан специальный Комитет по делам Севера. Разрабатываются рекомендации и предложения. Однако их действенность невелика. Одна из причин этого связана с тем, что проблемы российского Севера рассматриваются как бы вне общероссийского контекста.

4.

В условиях бюджетного кризиса и снижающейся доходности экономики федеральный Центр лишен необходимых финансовых ресурсов для поддержки бедствующих регионов. С другой стороны, территориальная структура российской экономики складывалась в течение многих лет в условиях жесткого централизованного управления и закрытости от внешнего мира. Сегодня эта структура не соответствует новым экономическим реалиям. В принципе это несоответствие характерно для любого региона России. Но на Севере оно обостряется удаленностью, суровыми природными условиями, слабой освоенностью территории. В связи с этим деятельность здесь предприятий сопряжена с большими накладными расходами на товарно-денежный оборот и предпринимательскими рисками.

Для условий открытой, рыночной экономики Россия имеет избыточное население в регионах с неблагоприятными условиями для проживания населения и недостаточное население в сравнительно комфортных регионах. Недостаточное население означает малую емкость рынка и ограничения для развития малого бизнеса. Неслучайно – малый бизнес наиболее развит в таком населенном регионе как Московский.

5.

Решение проблем Севера, таким образом, возможно только в рамках единой концепции развития России, в том числе ее региональной составляющей. Пока такой концепции нет. Отсутствуют четкие ориентиры и цели развития. Преобладает точка зрения, что следует отладить единый универсальный хозяйственный механизм рыночной экономики, а его действие направит социальные и экономические процессы в стране в нужное русло. В ходе этого установятся рациональные региональные пропорции экономики.

Однако этот подход чреват крупными экономическими и социальными издержками. Тем более, что такой механизм в российских условиях, с преобладанием устаревшей экономики, пространственно разреженной хозяйственной деятельностью, больших расстояний и внутреннего разнообразия, создать практически невозможно.

6.

Более правильно было бы строить хозяйственный механизм с учетом растущих внутренних различий в стране и целесообразных трансформаций территориальной структуры экономики. Иными словами, применяемые методы макроэкономического регулирования должны быть достаточно дифференцированы. Определенная дифференциация имеет место и сегодня. Например, определение величины бюджетных трансфертов для субъектов РФ исходя из их финансового положения и бюджетных расходов. Но это меры в основном компенсирующего характера. Представляется важным дополнить их мерами стимулирующего характера в виде применения для отдельных регионов специальных режимов налогового и таможенного обложения, а также предоставления кредитов. Уровень дифференциации экономических инструментов должен определяться исходя из целей экономического развития страны и ее отдельных регионов. Вместе с тем в проекте Налогового кодекса РФ отсутствуют разделы о специальном налогом режиме. Это означает, что федеральный Центр при принятии Кодекса не будет иметь действенного рычага влияния на формирование региональных пропорций российской экономики в рыночных условиях. Соответственно, проблемы Севера приобретут характер вечных.

Л.ВАРДОМСКИЙ,

кандидат экономических наук


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЗАЧЕМ МНЕ НУЖЕН ПИСТОЛЕТ?
А что в пастушьей сумке?
Марш окончен. Сражение продолжается!
Кто сажает огурцы на информационном поле?
“Долго будет Карелия сниться…”
Указ президента о реформе армии
Учение – свет, оплата по тарифу
На то и Коржаков, чтобы Чубайсы не дремали
Форум социалистов Европы
И вместо сердца пламенный мотор
Знахарь добрый и честный, но больному от этого не легче
Иван Васильевич меняет профессию
Мучнистая роса – садоводова слеза
КАК ЖИТЬ ПРИ ТАКОЙ ЖИТУХЕ?
ПРОКУРАТУРА ЗАИНТЕРЕСОВАЛАСЬ ГУБЕРНАТОРАМИ
Страны социалистической ориентации
Победа под гарантию Черномырдина
Отталкивающая нагота буржуазной республики
Глас народа
Третьи да станут первыми
На марше, у костра
Добро победило зло, но только очень маленькое
Олег Шенин: был, есть и буду коммунистом
“Им квас как воздух был потребен…”


««« »»»