ЗАЧЕМ МНЕ НУЖЕН ПИСТОЛЕТ?

Мне всегда, буквально с раннего детства, хотелось уважать и любить нашу доблестную милицию. Наверно, на тонкое и впечатлительное дитя слишком сильно повлиял эпический образ Дяди Степы. А детская любовь, как подтвердит вам любой фрейд, могучая и несокрушимая сила, которая определяет Личность. Моя, смею надеяться, незаурядная личность определялась комплексом промилицейских чувств, как-то: восхищение, обожание, трепет и доверие.

Сей комплекс стойко выдерживал досадные удары судьбы, и если порой сомнения смущали душу, то вера преодолевала все. Преодолевать пришлось немало. Сначала ограбили мою квартиру: приехавшие по горячим следам оперативники облазили все углы и даже у кошки сняли отпечатки пальцев. После их отъезда я недосчиталась еще нескольких вещей, на которые воры в спешке или по беспечности не обратили внимание. Но это пустяки, обидно только, что не нашли злоумышленников.

Затем – обокрали дачу: унесли мелкий сельхозинвентарь и сняли шифер с крыши сарая. Очевидно, орудовала матерая банда, хитро заметавшая следы: милиция и здесь оказалась бессильна.

Я старалась быть честной перед собой – бессильной моя милиция оказывалась все чаще и чаще, но не мне бросать в нее камни и булыжники – оружие пролетариата. Она переживала тяжелые времена реформ, значит, я должна быть терпима и терпелива. Чего уж там мелочиться и сквалыжничать: мои покражи – это горюшко, а не горе. Придет настоящая опасность или беда какая, все равно побегу в милицию – “спасите, мол, люди добрые!” И они меня, безусловно, спасут.

И вот мне сильно не повезло. Однажды в вечернюю зимнюю пору возвращалась я из деревни, с дачи. До Москвы – сто километров. Электричка, простуженная, полупустая и полусонная, тащится еле-еле. Я, скромная, сижу в уголочке – очечки, платочек, книжечка философа Шопенгаура… Не шалю, никого не провоцирую, читаю немецкие умные рассуждения. И тут на скамейку напротив плюхается грузная фигура. Поток ароматов заполняет пространство и подтверждает наихудшие подозрения – фигура оказывается субъектом, пьяным, мягко говоря, в доску.

Минут десять едем молча: я – уткнувшись взглядом в книгу, субъект – вперив взоры в меня. Никогда не предполагала, что девушка с Шопенгауром столь эротизирующе может воздействовать на окружающую среду. Но что было – то было. Присмотревшись, субъект вдруг встрепенулся, привстал немного и, страстно замычав, потянулся к моим коленям. Я, правда, тоже встрепенулась и, подхватив сумку, попыталась было переменить местонахождение. Не тут-то было – громила, уцепившись за сумку, как за плащ поводыря, следовал за мной неотвязно.

Классически пошлая ситуация: девушка и хулиган – все присутствующие предпочитают отворачиваться и любоваться в окно на хилые окрестности. Выкручивайся сама.

Что ж, выкручиваюсь. Пометавшись по вагону, притулилась я к двум старичкам, которые решились на некоторую, пусть и символическую опеку. Ну да громила тоже не лыком шит, устроившись невдалеке, он продолжал войну на поражение: мычал, кричал, матерился, предлагал сто грамм и настойчиво зазывал в тамбур. Попутно он цеплялся к проходящим мимо пассажирам, плевался и швырял под сидение пустые банки из-под пива. Боже-боже, скорей бы Москва!

И были Мытищи, и вошел ангел-хранитель в образе широкоплечего билетного контролера. И бросилась я к нему по проходу, и жаловалась, и просила помочь. И обещал он.

Смотрю – подходит к громиле, а тот ему корочки сует. Возвращается проводник и руками разводит:

– Ничем не могу помочь – он из милиции.

– Как! – кричу, – как из милиции! Он же орал, матерился! Угрожал мне! Банки под сидение бросал. Не может быть!

– Хорошо, – говорит проводник, – я еще раз документы проверю.

Пошел, проверил.

– Извините, – говорит. – Но он не просто из милиции. Он из уголовного розыска.

Немая сцена… Благословен будь, уголовный розыск, взрастивший такие кадры

Правда, проверка на дороге угомонила Пинкертона: он стих и стал вменяем. А я навсегда излечилась от комплекса милицейской любви. Запаслась балончиком и серьезно размышляю о приобретении пистолета, пусть даже и газового. Без пистолета с милицией не справиться.

Татьяна ДОЛГАЯ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“Долго будет Карелия сниться…”
Указ президента о реформе армии
Учение – свет, оплата по тарифу
На то и Коржаков, чтобы Чубайсы не дремали
Форум социалистов Европы
И вместо сердца пламенный мотор
Знахарь добрый и честный, но больному от этого не легче
Иван Васильевич меняет профессию
Мучнистая роса – садоводова слеза
КАК ЖИТЬ ПРИ ТАКОЙ ЖИТУХЕ?
ПРОКУРАТУРА ЗАИНТЕРЕСОВАЛАСЬ ГУБЕРНАТОРАМИ
Страны социалистической ориентации
Победа под гарантию Черномырдина
Территория холодной экономики
Третьи да станут первыми
Отталкивающая нагота буржуазной республики
Глас народа
Олег Шенин: был, есть и буду коммунистом
На марше, у костра
Добро победило зло, но только очень маленькое
А что в пастушьей сумке?
“Им квас как воздух был потребен…”
Марш окончен. Сражение продолжается!
Кто сажает огурцы на информационном поле?


««« »»»