“Ты не за мной?”

В Домах ребенка Москвы находится 1900 детей в возрасте до четырех лет. От 900 малышей родители отказались. Еще у 530 мамы и папы есть “на бумаге”, так что усыновить этих крох по Закону нельзя. В семьи уходит лишь третья часть воспитанников детских домов.

А КАК У НИХ?

Почти во всех странах мира усыновить ребенка – большая проблема, потому что желающих слишком много, а детей мало. Возьмем, к примеру, Данию. Все центры адаптации, так называются посреднические конторы, передающие детей в семьи и под опеку, – частные. В одном из таких центров в городе Орхусе мне довелось побывать.

Ежегодно пятнадцати тысячам датчан медицина отказывает в помощи завести собственного ребенка. Большинство этих людей готовы усыновить чужого. Причем речь идет в первую очередь об иностранных детях: в стране каждый год готовы к усыновлению только 25 малышей-датчан. Остальные 575 приезжают из Шри-Ланки, Колумбии, Индии, стран Восточной Европы. Почти год власти изучают семью потенциальных усыновителей. Есть несколько обязательных условий для них: хорошее здоровье, материальный достаток, а разница в возрасте между ребенком и будущим родителем не должна превышать сорока лет. Дети с заячьей губой, волчьей пастью, нуждающиеся в небольших косметических или даже серьезных операциях, считаются здоровыми. У серьезно больного ребенка тоже есть шанс обрести семью, но разрешение на его усыновление получит далеко не каждая семья: из 100 обратившихся лишь 15 – 16 будет предоставлено такое право.

Все дети в центре адаптации стоят денег – 53 тысячи крон (около 9 тысяч долларов). Для датчан это не очень большая сумма. Свои доходы центр, по словам его директора Юргена Ульриха Раунскова, делит на три части. Треть прибыли оставляет себе, еще треть – на развитие дела за рубежом и последнюю треть передает в качестве помощи детским приютам, с которыми в перспективе собирается сотрудничать. Заметим, что центр “покупает” детей по разной цене. Ребенок из Шри-Ланки, к примеру, “стоит” 20 тысяч крон, из Колумбии – 120 тысяч. Дети из Восточной Европы дешевы, государство, как правило, еще и приплачивает агентам за то, что ребенок уходит на усыновление в другую страну. В соседней Швеции усыновители выплачивают за детей разные суммы, в зависимости от той, которую уплатило за “живой товар” агентство. В Дании такой подход считается неэтичным, поэтому цена на всех детей для родителей одинакова.

К сожалению, через Орхусский центр адаптации почти не проходят русские сироты, потому что между странами подписаны не все нужные документы, да и российские чиновничьи препоны отпугивают многих партнеров за рубежом.

И ВОТ КАК У НАС

В последнее время процедура усыновления и опекунства в России очень упростилась. Например, сняты возрастные ограничения для усыновителей. Кроме того, им дано право усыновлять ребенка в неполную семью. Но сирот, как ни странно, меньше не стало. Почему?

В поисках ответа я отправилась в один из столичных Домов ребенка. Каждый год здесь усыновляют около 20 детей. Еще 70-80 остаются, что называется, на попечении у государства, так и не дождавшись мам и пап. О тяжело больных детях речь пока не ведем, я имею в виду синдром Дауна, гидро- и микроцефалию, ДЦП. Поговорим о других – в общем-то здоровых, но тем не менее обреченных на сиротство и забвение.

Самый большой” дефицит” для потенциальных усыновителей – младенцы до года. Они, как правило, не залеживаются в колыбельках. Хуже идут дети постарше – до двух лет. Трех и четырехлетки – товар неходовой. Усыновители не очень их жалуют: боятся, что дети не признают в них родителей, опасаются, что ребенок отстал в умственном развитии, некоторые недовольны цветом глаз или формой носа малыша. Придут иной раз, посмотрят и: “извините, не нравится”.

Посмотреть на трехлетнего Славика пришла немолодая грузинская пара, судя по всему, очень обеспеченная. Какие только подарки не приносили мальчику, какие только игрушки не дарила – ни слова не сказал малыш супругам – как воды в рот набрал. “Не принял”, – объяснили поведение Славы в Доме ребенка. “Я твоя мама, называй меня мамой”, – упорствовала гостья. А через несколько дней позвонила и отказалась от мальчика: “Нам нужен совершенно здоровый ребенок, ваш не подойдет”. Вскоре появилась другая пара и, можете себе представить, Славик едва увидел их, заулыбался, пошел на руки. В Доме ребенка он доживает последние дни. В другом доме – родном – его уже ждут.

Катюшу Ильчук никто не хочет усыновлять: причина в ее несимпатичном личике. Девочка родилась больной – с синдромом Франческетти, и родители недолго думая отказались от нее. Никто, кроме матери, не взглянул на ребенка, да и та наскоро подписала отказ. И надо же было так распорядиться судьбе, что семья вскоре вновь узнала о Катюше, когда той заинтересовались иностранные усыновители. В Дом ребенка поочередно приходили родственники девочки и клялись, что вот-вот заберут ее домой. Но все так и осталось по-прежнему, Катюша – в казенном доме, а родные, похоже, вновь забыли о ней. недавно Катюшу проконсультировала профессор Российского Государственного медицинского университета имени Пирогова Галина Баляхинская и подарила надежду на исцеление.

У Коли, Алеши, Танечки еще нескольких десятков малышей есть родители, но только на бумаге. Пребывая в пьяном угаре или наркотическом опьянении, они не первый год забывают о детях. Им некогда написать отказную. Их бы взять за руку да силой привезти в Дом ребенка поставить подпись под отказом – еще спасибо бы сказали. Да кто пойдет разыскивать этих нелюдей по притонам и подворотням? Вот и не могут малыши обрести новых пап и мам. Таких в Домах ребенка большинство. Это потом уже, разбредясь по интернатам и приютам, они медленно угасают и деградируют. А пока, в основном здоровые, ловят за руки редких посетителей и заглядывают в глаза: “Ты не за мной?”

Наталья ЛИХАЧЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Июль – макушка лета
Встреча на земле Московской области
Революция, которая не “оледенела”
И ДОЛЬШЕ ГОДА ДЛИТСЯ “НОЧЬ ЧУДЕС”
Поддержку законных требований энергетиков Смоленской АЭС выразили…
Рыбная река Медведица
“Руки сейчас на себя наложу, верните деньги!”
ОБРАЩЕНИЕ
“…Народу обидно!” или “… пошли с нами, Борис Николаевич”
Вера в отечество. МУЗЫКА БЕЗ СЛОВ
Мадридский саммит НАТО
Вблизи точки кипения
Ягода малина нас к себе манила
“Адмирал” в когтях коммерческих банков
На ковре и под ковром. ТРЕВОЖНЫЕ СИМПТОМЫ
КУДА ИДЕМ-ТО, МУЖИКИ?
Колючка с мусорной кучи
Время колдунов. ОНО ПРИШЛО НА НАШИ ТЕЛЕЭКРАНЫ НЕСПРОСТА
Власть не волнуют проблемы собственного народа.
ИЛИ ШАХ УМРЕТ, ИЛИ ИШАК СДОХНЕТ
ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
Жизнь, слезы и любовь Николая Губенко
Дорогие товарищи!
Кому надоел французский прононс. Лечение хронического насморка
Последние события в Чечне


««« »»»