Вера в отечество. МУЗЫКА БЕЗ СЛОВ

Сегодня уже с полной уверенностью можно констатировать, что попытка построения в России новой государственности без идеологии, а точнее, на основе либеральной идеологии, благополучно провалилась. Управлять такой огромной страной, как Россия, без направляющей идеи оказывается практически невозможным. В особенности это относится к кризисным периодам в истории Отечества, подобных тому, который мы переживаем сегодня. Единая страна распадается на “пояса” – “красные”, “голубые” и “зеленые” – в соответствии с идеологическими ориентациями и властными амбициями местных политических элит. Решение экономических, социальных, политических, военных задач чисто техническими, идеологически нейтральными средствами не удается. Дело не в науке, дело в отсутствии национальной идеи и отсутствии государственной воли.

Любопытно, что именно в этих критических условиях власть чисто инстинктивно начинает поворот к идее державности. Двуглавый орел, тревожно взметнувший свои крылья в вихре новой русской революции, заменяет “классово-технологический” символ советской государственности. Величественная, глубоко национальная музыка Глинки сменяет помпезный, но бездушный гимн Советского Союза. С трибуны международных форумов звучат надсадные и настойчивые, как заклинания, возглашения отечественных лидеров о том, что Россия “остается в ряду мировых держав”, и что “без России невозможно обеспечить международную безопасность”. Президент даже пытается осторожно предложить программу “потребительского патриотизма” – покупать только свое, российское…

Однако досадой и горечью оборачиваются все эти новшества в сердце каждого любящего Россию человека. Можно сколько угодно выпячивать грудь, пыжиться и произносить торжественные заклинания о величии России, однако без реальной силы российского государства все эти слова останутся только политическим блефом и бесстыдным саморазоблачением. Но, может быть, одной из сокровеннейших черт русской цивилизации является то, что и наличия одной лишь материальной силы в российском государстве – того материального благополучия всех, которое столь вожделенно для нас сегодня, – было бы для нас мало, чтобы называться великой державой… Нужно еще нечто. Нужна идея. Нужна святыня, освящающая нас, и светящая всему миру.

Отсутствие слов в сегодняшнем гимне России служит красноречивейшим символом нашей духовной ситуации. Мы готовы быть великой державой. И музыку знаем, да слов еще нет…

ВЕЛИКОДЕРЖАВНОСТЬ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ СУДЬБА РОССИИ

Исторически существовавшая Россия (включая и советскую) всегда была связана с большими идеологиями: до 1917 года – с православно-монархической идеей, после – с коммунистической. И предпринятая, с легкой руки наших “демократов”, попытка привить России либеральную идеологию представляет собой духовную революцию грандиозного масштаба. Россия в силу сложившихся культурных и исторических условий осталась вне политических традиций либерализма, имеющих свою основу в культуре Просвещения. Россия в своей культуре, включая и политическую, в ментальности своих граждан сохранила более органические духовные начала, чем льстивый и мечтательный рационализм Просвещения. Либеральное “перевоспитание” России означает уничтожение целой культуры и тем самым обеднение, уплощение и дальнейшую унификацию всей мировой культуры.

Само геополитическое положение России как бы подталкивает ее к ясной формулировке своих идеологических ориентиров. Исторически и геополитически Россия граничит с тремя мировыми цивилизациями: западно-европейской, исламской и дальневосточной. Каждая из этих цивилизаций имеет мощные духовные и материальные ресурсы. Каждая из них доказала свою историческую состоятельность и претендует на лидерство. С каждой из них России уже приходилось сталкиваться не только духовно, в сфере культуры, но и военным образом.

Являясь границей трех великих мировых цивилизаций Россия исторически всегда была и остается не только субъектом геополитического, экономического и военного соперничества, но и всегда субъектом духовной конкуренции. Спор цивилизаций есть всегда не только и не столько спор о материальной силе, но и спор о двуховном смысле. Более того, история наглядно убеждает: материальное соперничество держав, включая и военное, предрешается в сфере духовной. Последний самый яркий пример – проигрыш советского режима Западу. Это было, прежде всего, духовное поражение. Парадокс советской действительности состоял в том, что, несмотря на тоталитарное господство коммунистической идеологии в стране, главные инициаторы этой идеологии, начиная от высших партийных чинов и кончая низшими комсомольскими “выдвиженцами”, стремились жить по западным стандартам или, что еще хуже, мечтали жить по ним. Коммунистический режим проиграл, прежде всего, идеологически, духовно. И тогда, стало рушиться все остальное – хозяйство, армия, государство. Нечем привлечь людей, нечего передать молодежи…

ЧТО МЫ ХОТИМ ЗАЩИЩАТЬ?

Поэтому, принципиальный вопрос для политики сегодняшней России: найдет ли она в себе духовные ресурсы, конкретнее – идеологическую программу, которая могла бы сплотить ее народ для преодоления кризиса и укрепления российского государства. Повторяем: главный вопрос – что мы хотим защищать? Если только территорию, то хватит ли духовной силы, заключенной в этом желании, чтобы действительно защищать нашу огромную землю от интервенции? Земля наша необъятна, используем мы ее ресурсы преступно бездарно. Капитальные вложения на освоение этих ресурсов идут сегодня в основном из-за границы. Разве не реалистично предположить, что другие государства, не такие обширные, но технологически более развитые, захотят поставить вопрос об использовании этих ресурсов не только экономически, но и политически? Мы, конечно, хотим сохранить свой суверенитет. Но где взять силы для этого? Чтобы патриотизм стал массовой организующей идеей, нужно, чтобы он коснулся сердца каждого или почти всех. Для этого нужно так сформулировать программу развития России – а сегодня уже и защиты ее независимости, – ее идеологию, чтобы нация почувствовала: да, вот это мое, это – то, без чего я не могу жить и что есть только в России, и поэтому я должен работать и защищать Россию, не щадя живота! Если же единственное, что мы можем предложить россиянам, это туманная перспектива материального благосостояния, то духовная основа для противостояния с Западом и Востоком просто исчезает. Транснациональные западные корпорации делают это гораздо эффективнее и лучше. Мы и так уже наполовину питаемся западными продуктами (как бы мы не ругали их!) и на три четверти одеваемся в одежду китайского производства. А в подсознании наших детей, с первых же лет их жизни, отпечатывается, еще даже без понимания смысла, любопытная надпись на всех их таких разных и таких любимых игрушках – made in China…

Сегодняшние процессы объединения в Западной Европе развиваются на основе объединения материальных инфраструктур государств и игнорируют эти культурные, духовные различия. Само это сближение есть ярчайшее выражение духовного кризиса западно-европейской цивилизации, утраты вкуса к конкретности духовного, утраты веры в высшие ценности, погружения в материализм… Результат этого объединения уже сейчас угадывается в навязчивых образцах массовой культуры: Европа как интернационально-безнациональное потребительское человеческое стадо, обеспокоенное только проблемами “хлеба и зрелищ”, не помнящее родства, сытое, “счастливое” и… очень удобное для любых социальных манипуляций… Но, поскольку наличные культурные различия суть реально существующие различные духовные качества культур и народов, объединение идет не без драматической борьбы, все более обнажающей духовные аспекты проблемы.

Сама геополитическая ситуация России подталкивает ее к возврату к собственным духовным корням. Большие цивилизации одухотворены своими большими идеями и духовное противостояние им возможно также лишь с соразмерной идеей. В соперничестве с тремя великими цивилизациями – к которым необходимо добавить совершенно определенные аппетиты США – Россия может выбраться из своего глубочайшего кризиса, снова стать великой державой, только сформулировав свою великодержавную национальную идею. Мы защищаем не только территорию, не только “отеческие гробы”, не просто население, – мы защищаем народ, который создал великую культуру и который с той или иной степенью сознательности все еще живет в этой культуре…

УЙТИ ОТ АБСТРАКЦИЙ

Парадоксальность сегодняшнего положения российской государственности состоит в том, что, несмотря на тяжелейший всеохватывающий кризис, переживаемый страной, державность русского народа, понимаемая не как праздная спесь и гордость, а как способность нести на своих плечах государственное тягло, остается невостребованной. Все трескучие правительственные фразы о продолжении реформ воплощаются только в близорукую, чисто бюрократическую фискальную политику. Все претензии власти “начать новый этап реформ”, “влить в управление молодые силы” не могут защитить ее от само-собой напрашивающегося исторического сравнения сегодняшней России с Россией после смерти Петра Великого, когда на русском престоле оказывались не слишком высоконравственные женщины, а государством, по-существу, правили фавориты-иностранцы. И там, и тут – характерная общая черта: полное безразличие к народу собственной страны. Ибо забота о собственном народе это не только вовремя выплаченные пенсии и зарплата, не только поддержание обороноспособности страны и забота о воспитании подрастающего поколения. Будь все это в должном порядке – и всего этого было бы мало. Особенно в России.

Нужно вспомнить, назвать и поддержать все лучшее и святое, что есть в народе, в его культуре. Нужно вспомнить о трагической и величественной истории нашего народа, о его великих одолениях – иноземных нашествиях и собственной слабости. Нужно жить в политике не абстрактными схемами “цивилизованных стран” и “общечеловеческих ценностей”, а сосредоточиться на конкретных особенностях своего народа, убедительно проявившихся в его истории и культуре.

Всякая по-настоящему народная – а не просто “демократическая” – власть в России должна понимать и трезво учитывать следующие обстоятельства:

1. Идеологическая состоятельность верховной власти есть необходимая основа государственного строительства в России.

2. Великодержавность есть не шовинистическое грехопадение, а исторически обусловленный и оправданный принцип государственного строительства России.

3. Идея служения Отечеству была и должна быть фундаментом гражданского воспитания в России.

4. Тяготение к единоличной власти в российской государственности есть отражение ее ориентации на высокие православно-монархические идеалы верховной власти.

5. Соборное единство русского народа есть реальная государствообразующая сила российской истории.

Только при подчеркнутом внимании власти к конкретным чертам психологии и традиционной идеологии нашего народа он поверит, что этой власти “есть дело до него”, что это – его власть. Только при этом условии будут мобилизованы глубинные духовные ресурсы нации для нового этапа исторического творчества.

В.Н.КАТАСОНОВ

доктор философских наук


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КУДА ИДЕМ-ТО, МУЖИКИ?
“Ты не за мной?”
На ковре и под ковром. ТРЕВОЖНЫЕ СИМПТОМЫ
Время колдунов. ОНО ПРИШЛО НА НАШИ ТЕЛЕЭКРАНЫ НЕСПРОСТА
Колючка с мусорной кучи
ИЛИ ШАХ УМРЕТ, ИЛИ ИШАК СДОХНЕТ
Власть не волнуют проблемы собственного народа.
Жизнь, слезы и любовь Николая Губенко
ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
Кому надоел французский прононс. Лечение хронического насморка
Дорогие товарищи!
Июль – макушка лета
Последние события в Чечне
Революция, которая не “оледенела”
Встреча на земле Московской области
Поддержку законных требований энергетиков Смоленской АЭС выразили…
И ДОЛЬШЕ ГОДА ДЛИТСЯ “НОЧЬ ЧУДЕС”
ОБРАЩЕНИЕ
Рыбная река Медведица
“Руки сейчас на себя наложу, верните деньги!”
Мадридский саммит НАТО
“…Народу обидно!” или “… пошли с нами, Борис Николаевич”
Ягода малина нас к себе манила
“Адмирал” в когтях коммерческих банков
Вблизи точки кипения


««« »»»