НОВЫЙ НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

В конце мая заместитель министра финансов С.Шаталов, руководивший в течение 4-х лет разработкой Налогового кодекса, был приглашен американцами на обед в гостиницу “Radisson-Славянская” и подробно ознакомил присутствующих с содержанием Кодекса.

Буквально на следующий день “Коммерсант-Daily” радостно сообщает об этом знаменательном событии: “Сергей Шаталов не обманул ожиданий хозяев (подчеркнуто нами) и разделивших с ним стол представителей крупнейших иностранных кампаний. Кодекс им весьма понравился…”

Напомним, что несколько ранее В.Черномырдин, отправив Кодекс на утверждение в Государственную Думу, заявил на заседании правительства, что надо принимать Кодекс быстрее и не обращать внимания на решение Думы.

Чем же так восхитил Кодекс иноземцев и правительство? Чтобы ответить на данный вопрос должным образом, следует дать хотя бы краткий анализ налоговой системы в стране в недавнем прошлом и ныне.

1.

В СССР действовала классическая по своей рациональности, простоте и действенности налоговая система, обойти которую было попросту невозможно, да и не было необходимости ловчить. Из 5 налогов определяющим был налог с оборота, устанавливавший основные поступления за счет социально незначимых предметов и товаров потребления: наивысший процент – отчисления от алкогольных напитков (свыше 1/3 всех поступлений в бюджет), чуть ниже – с табачной продукции. Зато намеренно низкий с детской одежды, многих продуктов питания и почти нулевой с лекарств.

Бюджет СССР практически не имел дефицита, цены на товары не изменялись в течение многих лет.

С разрушением СССР прежняя налоговая система была ликвидирована. С января 1992 года правительством Гайдара была введена новая налоговая система, разработанная в основном западными специалистами. По своей структуре и принципам построения эта система практически полностью копировала зарубежные образцы, используемые, как всем понятно, совершенно в иных условиях.

Кроме того (и это оказалось особо чувствительным ударом по экономике страны) – в налоговую систему был включен налог на добавленную стоимость (НДС) – недавнее изобретение брюссельских финансистов. Такой налог мало где применяется. Его нет, в частности, ни в США, ни в Японии, ни во многих других странах Запада. К примеру, более чем десятилетняя попытка ввести НДС в Испании закончилась, как и следовало ожидать, провалом.

2.

В форме НДС в налоговую систему (западные советники Гайдара знали, что делать) был вставлен инфляционный налоговый механизм, резко ускоривший разрушение производства. Сразу проявившиеся отрицательные последствия внедрения НДС, казалось бы, должны были тотчас образумить “компетентное” правительство, но команда Гайдара, а затем и В.Черномырдина горой стояла и стоит за его сохранение под любым предлогом. Без него, якобы, нельзя собрать резко обесценившиеся деньги, которые само же правительство и обесценило. Сейчас каждый мало-мальски разбирающийся в экономике человек понимает, что пресловутое снижение инфляции в 1996 году, когда производство оказалось разрушенным на 60% по сравнению с 1990 годом и соответственно резко уменьшилась сама материально-финансовая база поступлений налогов, достигается преступными путями, в частности, невыплатой зарплаты.

НДС вторгся в самую святую святых экономической жизни страны, создав такую систему для выкачивания налогов, при которой производитель практически при любой конъюнктуре на рынке обречен нести убытки от своей деятельности. Его продукция оказывается неконкурентоспособной, и он неумолимо подталкивается к банкротству.

Многие, вероятно, еще помнят, что Верховный Совет РСФСР был против введения НДС. Депутаты обвиняли правительство в том, что “именно этот налог учинил безумный рост цен и спад производства”. Но в конечном итоге все закончилось, как и следовало ожидать, в пользу “реформаторов” со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

3.

На начальном этапе в гайдаровской налоговой системе было около 20 налогов. Но явно недостаточное поступление средств в бюджет (надо помнить, что именно с 1992 года началось массовое воровское обогащение “новых нерусских”, вывозивших капиталы за рубеж) требовало введения все новых и новых налогов. В настоящее время их почти 200. Действует 1500 документов по налогообложению и 568 по ведению учета. Такое обилие налогов и документов, регулирующих их изъятие, не только не уравновешивает общественные интересы с интересами каждого налогоплательщика, а напротив – приводит к острым противоречиям. С одной стороны, государство никак не может преодолеть 60-процентную планку сбора налогов и, следовательно, не выполняет свои прямые задачи и функции. С другой стороны, налоговый пресс стал таким тяжелым для налогоплательщика (не имеет значения, кто он – акционерное общество, государственное предприятие, хозяйственное товарищество или просто гражданин), что он даже не пытается его выдержать. И всеми правдами и неправдами уходит от налогов, либо попросту их не выплачивает.

Новый Налоговый кодекс (НК) правители представляют в качестве панацеи от всех российских бед и одновременно планируют с помощью политической шумихи, поднятой заангажированными СМИ вокруг вопроса о его принятии, выполнить задания Запада: уничтожить естественные монополии, “разделить” продукцию, то есть наши природные богатства в пользу транснациональных кампаний, ратифицировать Договор ОСВ-2 и т.д. Государственная Дума этому мешает. Значит, Думе надо “дать по шапке”. Такова логика действия компрадоров.

4.

И действительно, сейчас из естественных монополий РАО “ЕЭС; “Газпром” и МПС, на которых пока еще держится Россия, создают образ врага. “Вот победим их, – вещают реформаторы, – и вступим в полосу рыночного благоденствия, благо, Налоговый кодекс будет под рукой.”

Неважно, что массы не верят в очередной рай: при таком пропагандистском “наезде” на монополии и рекламе НК, люде, крайне обеспокоенные коммунальной реформой, отнесутся равнодушно к судьбе “Газпрома”, “ЕЭС”, к Налоговому кодексу или к тому и другому, вместе взятым.

Чему же все-таки так радовались американцы и другие иностранцы в “Radisson-Славянской”?

По словам С.Шаталова, произнесенным на обеде у “хозяев”, сверхзадача НК – обеспечить изменение инвестиционного климата. Речь идет о налоговом механизме совместного раздела продукции (СРП) – так кокетливо называется откровенно колониальный законопроект о передаче в концессию иностранцам месторождений природных ресурсов России. Так ли это?

Суть российского законодательства о СРП состоит в том, чтобы создать как можно более выгодные условия для форсированной добычи наших ресурсов, особенно нефти, и вывоза их за рубеж в необработанном виде. При этом иностранные компании сами будут торговать нашим сырьем, еще сильнее влиять на формирование среднемировых цен. По сути, после вытеснения России с мирового рынка высоких технологий отечественная экономика будет вытеснена, как ни парадоксально это звучит, и с мирового рынка сырья и топлива.

5.

Возможно также, что западные партнеры радовались и тому, что НК не только принимает эстафету разрушения производительных сил нашей страны, но и еще более усиливает этот процесс, доводит до банкротства российское государство в целом.

Главный порок существующей налоговой системы, усиливаемый в предлагаемом НК, состоит в ее сугубо фискальном характере. Правительство опять намерено заняться бесплодной ловлей налогов вместо того, чтобы укреплять и расширять финансово-материальную базу налоговой системы, то есть развивать производство и бороться, прежде всего, с экономической преступностью, ставшей главным орудием обескровливания России.

Здесь уместно вспомнить: в 1996 году российский экспорт газа, нефти, металлов, золота и алмазов дал 90 млрд долларов, или более 500 трлн рублей (напомним, что вся расходная часть бюджета составляет 94 млрд долларов), а в госбюджет из этой выручки поступило менее 20 трлн рублей, или около 4%. Куда делось остальное?! Как и прежде, огромные деньги, равные всему годовому бюджету, утекли в частные руки, то есть разворованы и отправлены за рубеж.

6.

Продолжим далее анализ нового Налогового кодекса в свете обеденных и послеобеденных разговоров в “Radisson-Славянская”.

В НК не ограничивается уровень зарплаты. расходы на выплату “по добровольным ссудам”. на рекламу. на медицинское и пенсионное страхование.

Налог на зарплату размером до 60 млн рублей в год устанавливается в 12 %, свыше 60 млн – 30 %. Следовательно, хорошо оплачиваемые специалисты высочайшего класса и предприниматели по проценту изъятия уравниваются с экономическими, финансовыми и прочими мафиози.

Конечно, НК не обладает возможностями уголовного наказания, но он может и должен устанавливать строгую дифференциацию по налогообложению. Верхний предел налога должен составлять как минимум 70%.

Пока же законодательно закрепляются необъятные возможности коррупции и разгула чиновников, направленные на обогащение отдельных лиц за счет других. Сейчас тьма организаций, где руководители, боссы имеют сумасшедшие доходы, а работники месяцами не получают зарплату, голодают, просят подаяния. Списывай все на рекламу, пусть обществу ничего не достанется. И так по всем другим статьям.

Одним словом, это не Налоговый Кодекс, а индульгенция мошенникам, взяточникам и прожорливому чиновнику.

7.

И опять зловещий НДС стоит на первом месте, но теперь уже не 20, а 22%! В 1992 году, когда вводился НДС, в России еще был мощный производственный потенциал, работавший исправно, хотя и наблюдались отдельные перебои. Ныне экономика России ослаблена донельзя, а НДС увеличен! Название этому – государственная измена. Вот что означает по существу данная форма налога с умиротворяющим названием “добавленная стоимость”. Причем, мало кто обращает внимание на то, что НДС централизуется, то есть направляется в федеральный бюджет, а регионам остается прибыль (правда, не вся).

Но никаких налогов на прибыль с умирающих предприятий регионы не получат. Это надо понимать, ибо прибыль, если она вдруг и возникнет, тотчас провалится в карманы ловкачей и посредников вроде березовских. В новый Налоговый кодекс, как и прежде, включен издевательский налог на использование российской символики. Казалось бы, все должно быть наоборот: за использование российской символики надо поощрять, вот всякую иностранную чушь (все эти шопы, киборги) следует наказывать рублем.

Но как же быть? Нужен иной Кодекс, кодекс созидания, способствующий развитию производительных сил. Налоговая система – это главный экономический закон государства, и он должен отвечать своему назначению, а не быть занесенной над страной секирой. И такой вариант есть! Но об этом позже, а сначала нужно выбросить за борт государственного корабля предлагаемый к утверждению ядовитый уродец, естественно, вместе с его создателями и спонсорами.

Игорь БРАТИЩЕВ, депутат Госдумы РФ

Павел ФИЛИМОНОВ, эксперт Госдумы РФ

Василий ШАНДЫБИН, депутат Госдумы РФ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Семейный подряд по производству имиджей
Цинизм без берегов
Партийная организация создана. Что дальше?
Как живете, караси?
Россия – Азербайджан: трудный путь врозь
Сергей Бабурин: романтик по крови Вице-спикер Государственной Думы по-прежнему остается московским бомжем
Русская душа и капитализм
Не болит голова у дятла. А У ЧЕЛОВЕКА?
Компостируй, бабка, компостируй, Любка
Красная и черная. А также белая
Продолжается марш протеста сотрудников Смоленской АЭС
К участникам марша протеста смоленских атомщиков
О нас пишут
Насколько плодотворным оказался первый год после переизбрания пре-зидента Ельцина?
НЕ ДОПУСТИМ ВТОРОГО ЧЕРНОБЫЛЯ!
То холодно, то очень жарко
Затянувшееся ожидание перемен
Заявление Политсовета Социалистической народной партии России
“НЕТ ЭКОНОМИКИ – ЗНАЧИТ ПЛОХАЯ ПОЛИТИКА”
Повышая лактацию неуклонно, пей чай клеверосборный!


««« »»»