То холодно, то очень жарко

По данным социологических служб, в общественных настроениях россиян отчетливо наблюдается экспансия оптимистической составляющей. Отчасти это объясняется сезонными факторами “весенне-летнего” образа жизни, отчасти – позитивным эффектом, который произвела на людей решимость власти переломить негативные тенденции, связанные с ростом задолженности государства по зарплатам и пенсиям.

Тем не менее первая неделя июля приподнесла властям неожиданные сюрпризы – несмотря на достаточно позитивные “средние” значения текущей динамики настроений, начался лавинообразный рост акций социального протеста. Наиболее крупные и серьезные выступления имели место в Приморье, Хабаровском крае, в Кузбасе, в Ярославской и Смоленской областях. Марш смоленских атомщиков на Москву чреват немалым числом внутриполитических и внешнеполитических последствий для режима (эта акция не только электризует внутриполитическую атмосферу, но и обнажает перед всем миром некомпетентность российских реформаторов, неспособных навести порядок хотя бы на таких опасных участках, как АЭС и т.д.).

После публикации известного “Обращения к Верховному Главнокомандующему и к военнослужащим” Л.Рохлина появились признаки брожения в армии и на флоте. Наблюдатели отметили, например, крайне резкий тон высказываний командующего Московским военным округом Л.Кузнецова на юбилее Кантемировской дивизии: “Все надоело! Надоела несправедливость, которая насаждается у нас в России”. Ропщет и командующий Черноморским флотом адмирал В.Кравченко, высказавший отрицательное отношение к “высочайше одобренной” идее строительства новой военно-морской базы на черноморском побережье Кавказа. Дело тут не только в том, что сооружение этой базы обойдется российской казне в десятки триллионов рублей, которые можно использовать для проведения все той же пресловутой военной реформы, но и в том, что как только новая база будет отстроена, Россию немедленно “попросят” из Севастополя, после чего у Украины появится формальная возможность просить о приеме в НАТО…

“Я НЕ ВЕРЮ РЕФОРМАТОРАМ”

По-видимому, наряду с трудностями жизни, страхами в преддверии скорой зимы (“ведь у тебя нет теплого платочка, а у меня нет теплого пальта!”), одним из поводов наблюдаемой ныне вспышки протестного поведения стала и предшествующая “жесткая” линия “младореформаторов”, излишне откровенно и безапелляционно заявивших о намерении провести в жизнь непопулярные решения, выгодные лишь для ничтожного меньшинства населения. Следует отметить, что даже мелкий и средний бизнес отшатнулся от “реформаторов” после ознакомления с проектом Налогового кодекса, который Чубайс и его окружение хотят ввести явочным порядком. По мнению большинства “буржуазных” критиков этого Кодекса, он соответствует лишь интересам крупного финансового капитала, отдавая ему в жертву всю остальную экономику.

Да и по форме радикализм Чубайса мало соответствовал ожиданиям уставшего от быстрых перемен общества, переживающего, по мнению некоторых социологов, так называемый шок межсистемной трансформации, потрясение от форсированного темпа глобальных перемен.

Не потому ли абсолютно не оправдались расчеты властей на пропагандистскую войну против оппозиции?

Стоит отметить, например, такую симптоматичную публикацию прошлой недели, как эссе “Я не верю реформаторам” Л.Пономарева (“Независимая газета”), одного из видных в недавнем прошлом деятелей демократического движения. Этот автор ныне ниспровергает главных “идолов” всего реформаторского лагеря – Гайдара, Чубайса, Ельцина и им подобных, обвиняя эту команду в преступной политике личного обогащения за счет разоряемых народа и интеллигенции, в циничном использовании иллюзий и заблуждений общества.

Муссировавшиеся в последнее время разговоры о неэффективности Думы и возможности ее роспуска дали парадоксальный результат: при том, что Дума пользуется не большим доверием населения, чем правительство, большинство респондентов категорически против ее роспуска.

Пытаясь “вывести из себя”, спровоцировать оппозицию, президент и его окружение не раз поднимали в этом году вопрос о перезахоронении тела Ленина и праха других советских вождей с Красной площади. Однако, как показали опросы, опубликованные на минувшей неделе, и на этом направлении власть не добилась успехов – большинство по-прежнему полагает, что не следует менять исторически сложившийся облик Красной площади и ее реликвии.

ПРЯНИЧКОМ ПО ТЕМЕЧКУ

Судя по всему, ”жаркое лето” отрезвляюще подействовало на российские власти и на их представления о планах на обозримое будущее. Акции протеста показали, что социальная ткань стабильности в России стала в настоящее время крайне тонка и не выдерживает перенапряжений, возникающих при неуважительной по отношению к воле населения внутренней политике.

Начало июля для Б.Ельцина, как предполагают аналитики, ознаменовалось нарастанием разочарования в политических способностях главных фигур “младореформаторской команды”, не сумевших добиться от Думы главного – разделить вместе с Кабинетом ответственность за ситуацию в стране. Нарастание недовольства и нестабильности в армии пробудило у Б.Ельцина чувство опасности, ощущение ненадежности ситуации, складывающейся в государственных институтах. Это чувство заметно усилилось после резкого обострения ситуации в Приморье, подъема “революционного движения” снизу в других взрывоопасных точках.

Удручающие итоги работы “обновленного Кабинета” стали очевидны именно к тому моменту, когда наступило время подведения итогов первого года второго президентства Б.Ельцина. Это еще раз и очень рельефно подчеркнула последняя сессия Совета Федерации, в ходе которой сенаторы сплоченно выступили против региональной политики Центра, нашедшей достаточно полное выражение в казусе Е.Наздратенко и В.Кондратова. Члены Совета Федерации потребовали от Ельцина покончить с двоевластием в Приморье.

Осложнение ситуации побудило Б.Ельцина провести достаточно радикальную и быструю ревизию своего политического поведения. Прежде всего Б.Ельцин переходит от предшествующей покровительственно-авторитарной, монологической модели отношений с обществом к диалогу.

Это изменение модели политического поведения Ельцина было символизировано жестом, подчеркивающим, что теперь президент открыт для диалога со всем обществом – открытием бесплатных телефонных линий “страна-Кремль” для пенсионеров.

Но дело не только и не столько в символике. На состоявшейся на минувшей неделе встрече со спикером Думы Г.Селезневым президент не стал даже косвенно требовать от нижней палаты одобрить секвестр бюджета, урезать льготы. “Такой простой” Ельцин сконцентрировал внимание на том, что вроде бы и так было очевидным, а именно: на необходимости работы над бюджетом-98. Эксперты полагают, что в такой форме Кремль дал понять, что его отношения с радикалами – величина переменная, а не постоянная и что пока еще ему самому не ясна будущая судьба Чубайса и его команды.

Предшествовавшие встрече со спикером Думы высказывания президента во время беседы с журналистами, а также радиообращение Ельцина также носили далеко не радикальный характер.

Достаточно неожиданным выглядело и решение Б.Ельцина довести до конца идею подписания договоров о разделении полномочий между Кремлем и регионами (до последнего момента было не ясно, не решит ли президент по подсказке А.Чубайса избрать вариант расширения полномочий своих региональных представителей).

Играя в стиле опережения, Б.Ельцин сменил не только жанр, но и содержание своей игры – если прежде кремлевский Моисей требовал, требовал и грозил, то теперь речь пошла о посулах – Ельцин выдвинул несколько идей, свидетельствующих о том, что время больше не терпит белых пятен в социальной политике. Первая задача – погасить долги перед армией за месяц-два. На встрече с сенаторами президент, к явному недовольству Чубайса, дал обещание в 3 месяца решить проблему долгов по зарплате бюджетникам. Выступления ученых в Москве и Новосибирске вынудили правительство заявить о “пожарном” плане ликвидации долгов перед “мозгами нации”: в течение второго полугодия науке обещали вернуть 9(!) из 13 млрд рублей, которые, с учетом секвестра, выделены этой бюджетной отрасли.

В то же самое время Ельцин явно не рассчитывает лишь на свою “телефонную” политику. Напротив, ныне он пытается укрепить свои позиции с помощью более надежных, чем прежде, тылов. Разыгрывая перед обществом карту диалога, Б.Ельцин стремится вместе с тем максимально сузить круг доверенных и посвященных лиц. Его опорой все более и более становятся “свои”, фактически члены семьи, или, более широко, политического клана – именно в этом ключе имеет смысл трактовать как официальное назначение Т.Дьяченко советником президента, так и исключение спикеров обеих палат из числа ближайших конфидентов, на которых президент возложил управление страной во время своего отпуска (так называемый Политический консультативный совет-2).

ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ ВОЗВРАТЯСЬ

В правительстве Б.Ельцин в качестве опорной фигуры, по-видимому, вновь рассматривает не радикалов, а В.Черномырдина, с которым встретился дважды с глазу на глаз перед своим отбытием в отпуск. Минувшая неделя вообще стала для премьера одной из наиболее триумфальных в его политической карьере – он оказался единственным руководителем, способным взять на себя как внутренние, так и внешние дела страны.

Помимо энергичной внешнеполитической активности, развитой В.Черномырдиным после отдыха (визиты в США, Китай, Германию), премьер провел важное для себя и своей команды заседание президиума правительства, в ходе которого стало окончательно ясно, что он вновь стал хозяином положения.

Возвращение В.Черномырдина из Сочи пришлось на один из самых трагичных для “младореформаторов” моментов: когда стало ясно, что их ближайшие цели провалены. Единственное, чего они добились, – рассчитались с пенсионерами, – было бы не мыслимо сделать без “Газпрома”, без колоссальных финансовых вливаний в бюджет со стороны этой компании, без связки В.Черномырдин-Р.Вяхирев. Все это существенно подпортило политический имидж “молодых и энергичных”, между которыми началось резкое дистанцирование – группировка минтопэнергетика Б.Немцова сегодня все более тесно сближается с В.Черномырдиным, укрепляя позиции премьера, а группировка А.Чубайса отодвигается на периферию.

На прошедшей неделе премьер-министр добился ряда успехов. Ему удалось убедить президента отдать пост министра юстиции бывшему директору ФСБ С.Степашину, занимавшему в последнее время должность начальника Административного департамента аппарата правительства РФ и курировавшего отношения правительства с силовыми структурами.

Черномырдин провел совещание со спикером Думы Г.Селезневым на предмет возможности проведения внеочередной сессии во время каникул. По некоторым сведениям, проведение этого мероприятия является делом почти решенным. В случае достижения компромисса между премьером и оппозицией по проекту секвестра и по пакету льгот такое заседание позволит Черномырдину окончательно оттеснить радикалов от первых ролей в Кабинете.

Вновь обретенный Черномырдиным политический потенциал позволил ему начать на прошлой неделе чистку в думской фракции НДР. Главным объектом критики стал глава этой фракции С.Беляев, запутавшийся в своих отношениях с Черномырдиным и Чубайсом.

СКРОМНЫЙ ТРИУМФ ОППОЗИЦИИ

На истекшей неделе, как и на предшествующей ей, основное внимание оппозиции – Г.Зюганова, В.Жириновского и А.Лебедя – было сконцентрировано на региональных избирательных кампаниях.

В Нижегородской области коммунистам удалось продемонстрировать свои незаурядные мобилизационные возможности, за короткий срок значительно, в несколько раз умножив поддержку своего кандидата – Г.Ходырева. И хотя, как можно понять из левой прессы (“Советская Россия”), руководство КПРФ считает маловероятной победу Ходырева во втором туре, тем не менее его второе место рассматривается не просто как почетное, но как несомненный успех компартии и свидетельство нарастания левых настроений в российском обществе. В отличие от предыдущих голосований в области (думские выборы 1993 и 1995 гг., президентские выборы 1996 г.) коммунистический кандидат впервые получил преимущество в ряде промышленных и научных центров Нижегородчины, которые дотоле считались вотчиной демократов.

Пожалуй, наиболее пугающим для Кремля обстоятельством стало образование в ходе региональных выборов в Нижегородской области и Самаре широких нетрадиционных оппозиционнных блоков. В Нижегородской области Ходырева активно поддержала ЛДПР, что стало первым значимым фактом сотрудничества двух партий во внепарламентской сфере. В Самаре же в поддержку лебедевского выдвиженца В.Лиманского выступили КПРФ и ЛДПР. В этих ситуативных объединениях оппозиции, возможно, проглядывают контуры будущего единого антирежимного блока.

Департамент политического

мониторинга Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Цинизм без берегов
Семейный подряд по производству имиджей
Как живете, караси?
Партийная организация создана. Что дальше?
Сергей Бабурин: романтик по крови Вице-спикер Государственной Думы по-прежнему остается московским бомжем
Россия – Азербайджан: трудный путь врозь
Не болит голова у дятла. А У ЧЕЛОВЕКА?
Русская душа и капитализм
НОВЫЙ НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
Компостируй, бабка, компостируй, Любка
Красная и черная. А также белая
Продолжается марш протеста сотрудников Смоленской АЭС
К участникам марша протеста смоленских атомщиков
О нас пишут
Насколько плодотворным оказался первый год после переизбрания пре-зидента Ельцина?
НЕ ДОПУСТИМ ВТОРОГО ЧЕРНОБЫЛЯ!
Заявление Политсовета Социалистической народной партии России
Затянувшееся ожидание перемен
Повышая лактацию неуклонно, пей чай клеверосборный!
“НЕТ ЭКОНОМИКИ – ЗНАЧИТ ПЛОХАЯ ПОЛИТИКА”


««« »»»