КРУГОВАЯ ОБОРОНА. ВОЕННЫЙ АСПЕКТ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В СНГ

Разрушение Советского Союза, осуществленное вопреки желанию подавляющего большинства граждан некогда великой державы, отвечало амбициозным интересам незначительных по численности национальных элит, которые всеми силами и способами рвались к власти. Распад сопровождался резким обострением сепаратистских настроений, затруднивших обстоятельный и реалистический анализ перспектив обособленного существования новообразований и тем более их реальной способности защитить собственный национальный суверенитет. Поэтому даже по прошествии времени трудно найти внятное объяснение случившемуся.

1.

В результате скоропалительных территориальных разделов между бывшими братскими республиками их оборонные возможности неизмеримо снизились по сравнению с военной мощью СССР. Доставшаяся России часть оборонного комплекса и его построение в значительной степени не соответствовали задачам обеспечения военной безопасности. Российская армия, унаследовавшая 85% численности Советских Вооруженных сил, формировалась в основном из войск второго оперативного эшелона. Наиболее боеспособные, хорошо вооруженные и подготовленные соединения, объекты военной инфраструктуры, огромные запасы вооружений, военной техники и боеприпасов остались на территориях военных округов, которые были расположены вне РСФСР, и вскоре были распущены, распроданы, разворованы.

Просчеты советского, а затем российского дипломатических ведомств, поспешный вывод войск из стран Восточной Европы и республик СССР значительно снизили боеготовность российской армии, а также породили множество политических, военных и социальных проблем. Резко нарушилось годами создаваемое военно-стратегическое равновесие в мире и явно не в пользу России. Прагматичный Запад, на словах обещавший не извлекать из распада социалистического лагеря никаких военных преимуществ, на деле нарушил свои обязательства: он непрерывно укрепляет силовые позиции, увеличивает наступательную мощь национальных армий, настойчиво расширяет НАТО на восток. Малообнадеживающая ситуация складывается на других направлениях: упрочивается положение Турции, непрекращающаяся гражданская война в Афганистане того и гляди перекинется через государственную границу, уверенно набирает силу наш великий восточный сосед – Китай.

Учитывая только военное значение планируемого расширения НАТО на восток, отметим, что на территории стран, стоящих в очереди на принятие в блок, по-видимому, будут размещены первые эшелоны системы противовоздушной обороны (ПВО) НАТО и развернуты многонациональные воинские формирования.

2.

Официальными структурами ряда стран ведется постоянная и кропотливая работа, позволяющая реализовать интересы Запада в Кавказском регионе. Предполагаемая цель – вытеснение России из регионов Закавказья, Северного Кавказа и акватории Каспийского моря путем создания нового государственного образования Исламской конфедерации народов Северного Кавказа. Необходимо учитывать, что система региональных конфликтов, возникших на территории бывшего СССР, имеет закономерный характер. Практически все они связаны с формированием и расширением сферы влияния сопредельных государств и их блоков, причем в большинстве случаев выдвигаются старые территориальные притязания. Глобальные внешнеполитические провалы России облегчают и координируют усилия наших соперников, что в значительной степени усугубляет ситуацию.

Наибольшее число конфликтов связано с усилением роли и влияния Турции. К наиболее известным и интенсивно протекающим можно отнести события в Чечне, Карабахе, Абхазии, Дагестане, Крыму. Сейчас Турция занята оформлением своих “сфер влияния” в реальный военно-политический блок, нацеленный в первую очередь против России. К сожалению, многие отечественные политики видят в Турции лишь третьеразрядную страну, по-прежнему представляя себя руководителями великой военной державы.

Очевидно, что Россия утрачивает свои позиции и влияние в Закавказье, а это способствует возрастанию угрозы с южного направления и наращиванию западного, в первую очередь американского и турецкого военного присутствия.

3.

Политические и военно-экономические реалии таковы, что ни Россия, ни СНГ не могут помешать расширению и усилению влияния НАТО. Поэтому должны быть приняты необходимые и по возможности адекватные меры для эффективного противостояния военной экспансии. Действенным средством достижения этой цели является построение собственной системы общей и всеобъемлющей безопасности. Важным шагом на пути решения этой проблемы стало принятие Советом глав государств меморандума “Основные направления интеграционного развития Содружества независимых государств” (21 октября 1994 года) и утверждение перспективного плана этого развития. В контексте этого документа предусматривается первоочередное формирование системы коллективной безопасности Содружества, основанной на соответствующем договоре (15 мая 1992 года), Концепции коллективной безопасности (10 февраля 1995 года) и ряде двусторонних соглашений.

В условиях затянувшегося экономического спада проблема укрепления оборонного потенциала наиболее эффективным образом может быть решена лишь общими усилиями государств СНГ. Необходимым условием успешной военно-экономической интеграции, включающей, во-первых, согласованные военную реформу и военное строительство объединенных вооруженных сил и, во-вторых, кооперацию в сфере разработки и производства вооружений и военной техники (В и ВТ), представляется желание и политическая воля первых руководителей государств Содружества, являющихся, как правило, верховными главнокомандующими.

Для совмещения теоретических и организационных мероприятий, обеспечивающих ускорение построения военного союза, целесообразно выявить наиболее актуальные направления оборонной интеграции и уже сейчас приступить к их практической реализации.

Жизнь подсказывает, что начинать следует с охраны границ Содружества, организации общей системы ПВО, формирования контингентов миротворческих сил.

4.

Несмотря на происходящие в мире бурные перемены сокращения числа задач, решаемых российской пограничной службой, ожидать не приходится. Действительно, государственная граница с распадом СССР не только не сократилась по протяженности, но даже несколько удлинилась. Кроме того, почти четверть ее протяженности ранее была чисто административным разграничением между РСФСР и другими советскими республиками, поэтому она не обустроена, никак не защищена, а кое-где даже не демаркирована.

За пределами России (например, на западе, юге, юго-востоке) остались наиболее оборудованные участки границы, тыловая инфраструктура, пограничные городки, большая часть техники и т.д. Лишившись четырех из десяти пограничных округов, 40% сухопутных, морских и авиационных сил, пограничные войска все с большим напряжением выполняют стоящие перед ними задачи. Федеральная пограничная служба (ФПС) вынуждена выполнять и несвойственные ей функции: контролировать внутренние административные границы России, например на стыках Дагестана, Ингушетии и Ставрополья с Чечней. И наконец, если десять лет назад границу в обоих направлениях пересекало ежегодно до 5 млн человек, то сейчас – свыше 80 млн.

Важным элементом военного сотрудничества России с большинством государств Содружества является совместная охрана границ. В соответствии со специальными соглашениям, ФПС охраняет старые советские границы, ставшие внешними рубежами Армении, Грузии, Таджикистана, Казахстана и Киргизии, оказывает помощь пограничникам Узбекистана и Туркмении.

В целях военной защиты своей независимости и территориальной целостности главы государств Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана и Украины поддержали предложение министров обороны СНГ о воссоздании объединенной системы (ОС) противовоздушной обороны и подписали соответствующее Соглашение (10 февраля 1995 года). Соглашение имеет силу закона и предусматривает обеспечение охраны границ государств Содружества в воздухе, совместный контроль за порядком использования воздушного пространства, своевременное оповещение о воздушно-космической обстановке, предупреждение о ракетном нападении, а также ведение совместных действий войск ПВО по отражению воздушно-космической агрессии.

Установлению более тесных связей и координации действий между военными ведомствами мешают неприсоединение к Соглашению о создании ОС ПВО Азербайджана, а также установка Туркмении, Узбекистана и Украины исключительно на двусторонние отношения с Россией. И как бы компенсируя эти негативные явления, в ряде стран наблюдается ускорение процессов оборонной интеграции. Уже в апреле 1996 года на совместное несение боевого дежурства перешли ПВО Белоруссии и России.

5.

К наиболее перспективному и наименее изученному направлению в области военного сотрудничества можно отнести организацию многонациональных миротворческих сил, которые на днях отмечали свой пятилетний юбилей. В настоящее время для участия в миротворческих операциях Россией подготовлены 17 мотострелковых и 4 парашютно-десантных батальона, общей численностью 22 тыс. человек. Сегодня Россия участвует в четырех международных миротворческих операциях: в Абхазии и Южной Осетии (Грузия), Таджикистане, Приднестровском регионе (Молдавия) и на территории бывшей Югославии. Одна операция, не имевшая статуса международной, считается завершенной (Северная Осетия – Ингушетия).

Естественным продолжением интеграции государств – участников СНГ в обеспечении военной безопасности должна стать кооперация в военно-экономической сфере: совместные и взаимовыгодные разработки производство, эксплуатация и ремонт вооружения и военной техники.

Проблемы здесь очень схожи с чисто военными, ведь хотя оборонно-промышленный потенциал СССР в преобладающей своей части был сосредоточен в России, но из примерно 5 500 оборонных предприятий, КБ и НИИ в России находилось 73%, в Украине – 14%, Белоруссии – 3,3%, в Казахстане и Молдавии – по 1%, в Прибалтике – 3,7%. Организованный по отраслевому принципу, он состоял из научно-производственных комплексов, способных выполнить разработку и изготовление образцов техники по полному жизненному циклу – от идеи до серийного производства и последующего авторского надзора за особо сложной продукцией.

Разрыв сквозных технологических цепочек, сосредоточенных в этих комплексах, самым негативным образом сказывается на потенциале оборонного производства во всех странах СНГ. Можно предположить, что его единство нарушено в той же мере, в какой реинтеграция сказалась на единстве экономики постсоветского пространства. Поэтому и проблемы, стоящие перед оборонно-промышленным комплексом, схожи с проблемами в других сферах деятельности. В России – это проблемы адаптации к сложившейся ситуации, восстановления утраченных технологий на своих предприятиях, создания дублирующих мощностей.

6.

Спектр аналогичных проблем встал и перед некоторыми другими государствами СНГ, обладающими солидным оборонно-промышленным потенциалом, – Украиной, Белоруссией, Узбекистаном. Причем потенциал этот часто сосредоточен в уникальных, самых современных наукоемких производствах В и ВТ – в авиационном, ракетно-космическом, кораблестроительном, приборостроительном и электронном производстве. В этих странах осуществляется разработка и производство как финальных изделий, так и многих комплектующих для сборки продукции на головных предприятиях России, находятся некоторые испытательные полигоны.

На организацию производства этих видов техники на своей территории ни в настоящее время, ни в ближайшем будущем (10-15 лет) у России нет и не будет финансовых возможностей.

Конечно, зависимость в производстве В и ВТ от других государств для России – серьезная и еще малоизученная проблема. В большей степени она носит политический характер, нежели экономический, во многом ее решение зависит от стабильности политических отношений государств. Примеров положительного решения этой проблемы в других странах множество. Западноевропейские государства давно и успешно идут по пути военно-экономической интеграции, совместно производя самую современную и дорогостоящую технику, минимизируя издержки на ее разработку и производство, сокращая типаж В и ВТ на принципах стандартизации и унификации.

7.

Проблемы выбора у России не должно существовать: военно-экономическая интеграция служит укреплению политической и военной интеграции и стабильности всего постсоветского пространства. И с точки зрения общности исторического развития наших народов, и с точки зрения складывающей геополитической перспективы в Евроазиатском регионе и во всем мире у России нет альтернативы укреплению взаимовыгодных отношений с государствами СНГ, в том числе и в первую очередь путем военной и военно-экономической интеграции.

Тем самым решаются и многие внутренние проблемы стран СНГ. Ведь их оборонные мощности сейчас избыточны, а продукция зачастую вообще не находит применения внутри страны, как, например, в Киргизии морские торпеды. На конверсию предприятий у государства средств нет, их закрытие порождает трудноразрешимые социальные проблемы для работников, Россия же остается без нужной продукции и с возможностью роста переселенцев. Таким образом, совместное производство решает как экономические, так и социальные проблемы населения этих стран, предупреждает его миграцию, снижая бремя миграционных расходов.

Военно-экономическая интеграция стран СНГ будет способствовать усилению координации и укреплению их военно-технического сотрудничества, проведению общей эффективной экспортной политики, увязанной с внешнеполитическими целями, устранению соперничества на мировом рынке оружия. И тогда соглашения типа того, что заключили Украина и Пакистан, не появятся в принципе, поскольку не на словах, а на деле проявится ответственность не только за собственную безопасность, но и за безопасность всего Содружества и его союзников. А Движение Талибан на пакистанских танках у границ СНГ – это реальная опасность для СНГ.

8.

Способы такой интеграции хорошо известны мировому сообществу. Это создание, например, международных корпораций, финансово-промышленных групп, других видов кооперации. В результате концентрации разработок и производства В и ВТ увеличивается их серийность, снижаются удельные затраты, облегчается доступ на внутренние рынки этих государств, а возрастающий уровень экономических отношений – лучшая гарантия стабильности развития и безопасности (в том числе и военной) стран СНГ.

Стремление государств Содружества к дальнейшей интеграции в решении общих оборонных задач убедительно подтверждается многочисленными политическими заявлениями. Министры обороны периодически обсуждают и одобряют мероприятия, обеспечивающие создание региональных подсистем военной безопасности, которые учитывают приоритеты стратегической целесообразности и национальные интересы государств Содружества. Но только практические дела, в которых военнослужащие различных государств, рискуя собственной жизнью, участвуют в выполнении боевых задач по обороне своих Отечеств, используя при этом совместно произведенные новейшие вооружения и военную технику, позволяют утверждать, что интеграция в военной сфере сдвинулась с мертвой точки и начинает набирать обороты.

Михаил БЕНДИКОВ,

Евгений ХРУСТАЛЕВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ГОВОРИТ МОСКВА”, НО ЛУЧШЕ БЫ ПОМОЛЧАЛА
О ЧЕМ ГОВОРЯТ, ДУМАЮТ, СПОРЯТ
ВЗЯВШИЕ ЗИМНИЙ ХОТЯТ ВЗЯТЬ МАВЗОЛЕЙ
СВОИ ЧУЖИЕ ДЕТИ
РАЗ ГАЙДАРЫ МЫСЛЯТ – ЗНАЧИТ ОНИ СУЩЕСТВУЮТ
НУ И ЛОПУХ ЖЕ ОН!
Как Вы оцениваете итоги Брестского заседания?
ГРИМАСЫ “ЛИБЕРАЛЬНОГО РЕНЕССАНСА”
ЩИ, СУПЫ, БОРЩИ, ОКРОШКА… ЛЮБИТ ВАС БОЛЬШАЯ ЛОЖКА
ПРИМОРСКИЙ РУБЕЖ
АЛГЕБРА ДЛЯ ГАРМОНИИ
СУДЬБА-ЗЛОДЕЙКА РЯДОМ
НЕ УНИЖАЙТЕ НАС НИЩЕТОЙ!
ЭКСКУРС В ДЕБРИ ТУРИСТИЧЕСКОГО БИЗНЕСА
Рыжее солнце пустыни. Чубайс в зените или на закате?
ЕСЛИ ПОВЕЗЕТ, ТО И ПРЕМУДРЫЙ НЕ УЙДЕТ
КАРТОШКА: КАК ПОТОПАЕШЬ, ТАК И ПОЛОПАЕШЬ
ЗАПАД ОДОБРЯЕТ, НО С ОГОВОРКАМИ
Найти свой путь. Проблемы российской социал-демократии
ЧТОБЫ РАДИКУЛИТ НЕ МУЧИЛ
ЧЛЕНСТВО В СНПР И ДЕПУТАТСКАЯ РАБОТА – ПОНЯТИЯ СВЯЗАННЫЕ
РАСПЛАТА ПО БЕЛОВЕЖСКОМУ СЧЕТУ


««« »»»