РАСПЛАТА ПО БЕЛОВЕЖСКОМУ СЧЕТУ

СНГ: ВОЗМОЖНА ЛИ ИНТЕГРАЦИЯ БЕЗ РОССИИ?

Известно, что интеграционные процессы и экономическое реформирование в странах Содружества осуществляются на фоне экономического спада. В 1996 г. от уровня 1991 г. общий объем валового внутреннего продукта Содружества составил 58-59% (что соответствует уровню 1977 г.), продукции промышленности – 50% (1972 г.), сельского хозяйства – 68%.

Существенно, более чем в 3 раза, ослабла “теснота” хозяйственных связей между странами СНГ. Если в начале 90-х гг. товарообмен между нынешними государствами Содружества достигал 21% их суммарного валового внутреннего продукта, то сейчас товарооборот между странами СНГ составляет только около 6% от их общего ВВП.

НЕ ЛЮБИТЕ БЛИЖНЕГО, ЛЮБИТЕ – ДАЛЬНЕГО

Объективной основой этого является резкое ослабление хозяйственных связей России с остальными государствами Содружества. Если в 1990 г. доля нынешних стран СНГ составляла в российском внешнеторговом обороте 57%, то в 1992 г. она уменьшилась до 20%, т.е. почти в 3 раза. Такое обвальное сокращение экономических связей из-за переориентации России на мировой рынок оказалось весьма болезненным для государств Содружества, поскольку еще в 1990 г. доля товарооборота с Россией во всем их товарообороте составляла от 35% (Киргизия) до 54% (Украина).

Ради сохранения социально-экономической стабильности государствам нынешнего Содружества пришлось также вслед за Россией переориентировать свою внешнюю торговлю на дальнее зарубежье (с 18% в 1990 г. до 50% в 1996 г.). Но они оказались неподготовленными к полнокровному включению в мирохозяйственные связи. В результате этого в СНГ появились негативные дезинтеграционные тенденции, возникшие под мощным воздействием мирового рынка. Об этом свидетельствует последовательная переориентация внешней торговли стран СНГ с ближнего на дальнее зарубежье. Так, если в 1990 г. доля ближнего зарубежья во всем товарообороте нынешних стран Содружества равнялась 69%, то к 1996 г. она уменьшилась более чем в два раза и составляла менее 23%. В “дальнем” экспорте стран СНГ основной объем приходится на производственные ресурсы – нефть, продукты переработки нефти, газ, уголь, черные и цветные металлы, минеральные удобрения, хлопковое волокно. На мировом рынке они обмениваются на машиностроительную продукцию и потребительские товары. Это привело к структурной деформации экономики стран Содружества в сторону добывающих отраслей. Уменьшилась доля обрабатывающих отраслей, особенно машиностроения и легкой промышленности. Только за 1996 г. общий объем продукции легкой промышленности сократился в Беларуси, Кыргызстане, России и Украине – на 30 – 36%, в Казахстане – на 59%. Объем производства обуви в среднем по странам Содружества находится на уровне 1947 г., тканей – 1949 г., мяса (промышленная выработка) – 1959 г., цельномолочной продукции – 1960 г.

“БАНАНОВЫЙ” ЭКСПОРТ

Образовавшуюся в связи с падением отечественного производства “нишу” на потребительском рынке стран СНГ все интенсивнее заполняет импортная продукция. Если в 1991 г. товарное обеспечение розничного товарооборота примерно на 90% формировалось за счет продукции собственного производства, то в 1996 г. предложение на потребительском рынке только России почти наполовину состояло из импортных товаров, а по отдельным видам одежды и обуви – на 60 – 80%.

Но для оплаты растущего объема импорта с мирового рынка необходимо увеличить “дальний” экспорт продукции добывающих отраслей. Поэтому в странах Содружества, несмотря на снижение доли средств, направляемых в производственные инвестиции (с 67% – в 1991г. до 59% – в 1996 г.), возросла доля капитальных вложений в топливную промышленность и энергетику: В Азербайджане – до 84%, в России – до 57%, на Украине – до 46%. Увеличилась также доля инвестиций, направляемых в металлургию, – в Казахстане – до 27%, Кыргызстане – до 14%, на Украине – до 18%. В то же время повсеместно снизилась доля вложений в машиностроение и легкую промышленность.

Опасно, что данные тенденции имеют нарастающий характер. Чем интенсивнее добывающие отрасли стран СНГ “врастают” в систему мирохозяйственных связей, тем глубже спад производства в их обрабатывающих отраслях. Это в свою очередь неизбежно подталкивает государства Содружества к еще более энергичным усилиям по развитию торговли с дальним зарубежьем, в основе которой – ускоренное развитие добывающих отраслей и их ориентация на мировой рынок, что, разумеется, препятствует интеграции в СНГ, превращая страны – его участники в ресурсные придатки мирового рынка.

В ОБХОД РОССИИ

Сейчас создаются те принципиально новые экономические возможности, которые появляются за счет прикаспийских нефти и газа. Предполагается, что к 2010 г. Казахстан будет добывать примерно 170 млн т нефти (в 1996 г. – 23 млн т), Туркмения – 80 млн т нефти и 230 млрд куб. м газа (4,4 млн т и 35,2 млрд куб. м), Азербайджан – 30 – 40 млн т нефти (9,1 млн т). Такие объемы добычи энергоресурсов позволяют этим странам сообща поставлять на экспорт около 240 – 250 млн т нефти и 180 – 200 млрд куб. м газа. По нефти это в 1,5 раза больше, чем вместе поставляли в середине 90-х гг. на европейский рынок энергоресурсов его основные западноевропейские поставщики.

Для транспортировки столь значительных объемов прикаспийских нефти и газа предполагается использовать специальный международный транспортный коридор Европа – Кавказ – Центральная Азия, обеспечивающий экономическое взаимодействие потребителей и производителей энергоресурсов. Одновременно он является составной частью более крупной трансконтинентальной евроазиатской транспортной системы, включающей еще Иран, Турцию и Китай, позволяющей сократить на треть сегодняшние сроки железнодорожной транспортировки грузов между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Реализация выгодных транзитных функций трансконтинентального масштаба объективно требует реальной, а не иллюзорной экономической интеграции. И здесь перед странами южной части СНГ – Украиной, государствами Закавказья и Центральной Азии – открываются принципиально новые горизонты. Если в перспективе Россия в целях интенсификации второй и последующих волн “либеральной революции” окончательно уйдет из экономического пространства Содружества, то у стран южной части СНГ будет возможность демпфировать возникшие конфликтогенные явления и сохранить социально-экономическую стабильность в своих государствах. Для этого они могут использовать прикаспийские нефть и газ в качестве замены соответствующих российских энергоносителей.

СКОЛЬКО ПОЛЮСОВ У ИНТЕГРАЦИИ?

Действительно, объем поставок российских нефти и газа в страны нынешнего СНГ составил в 1990 г. 136 млн т нефти и 100 млрд куб. м газа, что существенно меньше предполагаемых поставок на мировой рынок к 2010 г. прикаспийских энергоносителей: 240 – 250 млн т нефти и 180 – 200 млрд куб. м газа. Использование примерно половины этих энергоресурсов позволит Украине, государствам Закавказья и Центральной Азии перейти от ограниченной, “транзитной интеграции” в составе трансконтинентальной евроазиатской системы к полнокровной экономической интеграции.

Для этого имеются все необходимые условия. Во-первых, энергетическая основа, базирующаяся на прикаспийской нефти и газе. Во-вторых, девять государств южной части СНГ с общим населением в 122 млн человек имеют взаимодополняющую друг друга отраслевую специализацию в экономике. Черная металлургия и машиностроение Украины органично сочетаются с легкой и пищевой промышленностью Закавказья, а также с угольной промышленностью, цветной металлургией и производством сырья для легкой промышленности (хлопка, шерсти) Центральной Азии. В-третьих, большинство государств южной части СНГ сдержанно относится к российской “либеральной революции”, активно применяет методы государственного регулирования экономики, что, несомненно, является дополнительной основой для их сближения.

Наконец, в-четвертых, такая модель экономической интеграции предполагает наличие в экономическом пространстве южной части СНГ двух центров – Украины (на Западе) и Казахстана (на Востоке). Первый из них призван обеспечивать это пространство прежде всего продукцией машиностроения, второй – нефтью. В результате сегодняшняя монопольная роль России в СНГ в этих двух важнейших отраслях будет распределена между двумя странами – Украиной и Казахстаном, что создает предпосылки для реализации более устойчивой биполярной модели интеграции, лишенной к тому же “имперского прошлого” в отличие от нынешнего СНГ.

ОПАСНАЯ ДИПЛОМАТИЯ

Подписанный в конце мая договор между Россией и Украиной вряд ли что-нибудь меняет в данной ситуации. Этот договор имеет прежде всего политический характер, закрепляя де-юре уже сложившиеся де-факто отношения между обеими странами. Вместе с тем буквально накануне заключения российско-украинского договора в Таллине состоялся балто-черноморский саммит президентов 5 стран – Украины, Польши, Литвы, Латвии и Эстонии. Как сообщили СМИ, на этой встрече обсуждались вопросы тесного экономического сотрудничества этих стран, в частности, строительство совместными усилиями нефтепровода Одесса – Гданьск, призванного обеспечивать нефтью Польшу и страны Балтии в обход России.

Особое значение в этой связи приобретает участие Л.Кучмы в Таллинской встрече президентов Литвы, Латвии, Эстонии и Польши, которая стала новым звеном вырисовывающейся в последнее время системы блоков, исключающих Россию. Фактически речь шла о начале реализации проекта Балтийско-Черноморского союза, который в сочетании с наметившейся ранее осью Баку – Тбилиси – Киев кладет основание под осуществление более широкого плана интеграции без России с перспективой ее изоляции как утратившего свою роль ведущего государства в СНГ. Характерным в этой связи было замечание Л.Кучмы на мартовском саммите глав государств Содружества о том, что СНГ сегодня уже мало напоминает единое содружество, а разваливается на соперничающие между собой блоки государств.

Одновременно полным ходом идет разработка проекта строительства нефтепровода, объединяющего Казахстан, Туркменистан, Азербайджан, Грузию и Украину. Предполагается его “врезка” в идущий на Запад нефтепровод “Дружба”, что должно существенно потеснить Россию на европейском рынке энергоресурсов с помощью поставок прикаспийской нефти.

Следовательно, осуществление в южной части СНГ экономической модели интеграции без России – это не миф, а идея, имеющая все шансы на реальность.

Таким образом, сегодняшняя решающая роль России в развитии экономических процессов в Содружестве бесспорна. Однако в будущем эту роль не следует преувеличивать. Через 5 – 10 лет экономическая интеграция в южной части СНГ станет возможной и без российского участия. Но выиграет ли от этого Россия, лишившись создававшегося 300 лет “южного пояса” своей безопасности?

Наби ЗИЯДУЛЛАЕВ,

Вице-президент Международного

фонда “Реформа”,

доктор экономических наук,

профессор


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НЕ УНИЖАЙТЕ НАС НИЩЕТОЙ!
ЭКСКУРС В ДЕБРИ ТУРИСТИЧЕСКОГО БИЗНЕСА
Рыжее солнце пустыни. Чубайс в зените или на закате?
ЕСЛИ ПОВЕЗЕТ, ТО И ПРЕМУДРЫЙ НЕ УЙДЕТ
КАРТОШКА: КАК ПОТОПАЕШЬ, ТАК И ПОЛОПАЕШЬ
ЗАПАД ОДОБРЯЕТ, НО С ОГОВОРКАМИ
Найти свой путь. Проблемы российской социал-демократии
ЧТОБЫ РАДИКУЛИТ НЕ МУЧИЛ
ЧЛЕНСТВО В СНПР И ДЕПУТАТСКАЯ РАБОТА – ПОНЯТИЯ СВЯЗАННЫЕ
О ЧЕМ ГОВОРЯТ, ДУМАЮТ, СПОРЯТ
“ГОВОРИТ МОСКВА”, НО ЛУЧШЕ БЫ ПОМОЛЧАЛА
СВОИ ЧУЖИЕ ДЕТИ
ВЗЯВШИЕ ЗИМНИЙ ХОТЯТ ВЗЯТЬ МАВЗОЛЕЙ
КРУГОВАЯ ОБОРОНА. ВОЕННЫЙ АСПЕКТ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В СНГ
РАЗ ГАЙДАРЫ МЫСЛЯТ – ЗНАЧИТ ОНИ СУЩЕСТВУЮТ
НУ И ЛОПУХ ЖЕ ОН!
Как Вы оцениваете итоги Брестского заседания?
ГРИМАСЫ “ЛИБЕРАЛЬНОГО РЕНЕССАНСА”
ЩИ, СУПЫ, БОРЩИ, ОКРОШКА… ЛЮБИТ ВАС БОЛЬШАЯ ЛОЖКА
ПРИМОРСКИЙ РУБЕЖ
АЛГЕБРА ДЛЯ ГАРМОНИИ
СУДЬБА-ЗЛОДЕЙКА РЯДОМ


««« »»»