ГДЕ ЖИЛ ПРИНЦ ДАТСКИЙ…

ПУТЕВКА В ЖИЗНЬ

Когда аспирантку МГУ Светлану Клименко переводили на учебу в датскую “высшую школу”, она была уверена, что едет в учебное заведение, подобное университету. На деле выяснилось, что ей предстоит работать над диссертацией в компании… бывших алкоголиков, наркоманов и малограмотных датчан. То, что в Москве приняли за вуз, в Дании оказалось народной школой – центром социальной адаптации и образования одновременно.

Кто бы мог подумать, что добрая половина датской молодежи оканчивает школу, так и не научившись читать и писать! Возможно, причина этого в образовательных программах, на взгляд россиянина, слишком адаптированных и примитивных. Плюс отсутствие того, что в наших школах называют дисциплиной и требовательностью. У неуча, понятное дело, шансов найти приличную работу очень мало, а желания учиться нет. Зато есть возможность неплохо жить за счет разных социальных выплат и пособий. Алкоголь и наркотики притупляют ощущение собственной бесполезности, и молодежь охотно прибегает к ним. По крайней мере, один выход у таких людей остается – начать учиться снова, на этот раз в народной школе. В подобном заведении оказалась Светлана Клименко, а с нею и ваш корреспондент.

Сондер Фелдинг – крохотная, даже по датским меркам, деревушка в Ютландии. В пятистах метрах от деревни расположилась народная школа: комфортабельные одноэтажные спальные корпуса на 4-8 комнат, административный корпус, столовая с застекленной верандой и нечто вроде нашего клуба. Учеников немного – около 25 человек, все разного возраста – от 18 до 50 лет. Здесь они учатся, отдыхают, работают. Обучение в народной школе, заметим, платное, так что отлынивать от занятий и общественного труда нет смысла – себе навредишь. Весь день четко расписан, читаешь программу и кажется, что свободной минуты не выкроить. Директор школы Нильс Оле Фредериксен, педагог с тридцатилетним стажем и огромным опытом, знает, что главное в работе с его подопечными – научить их с пользой распоряжаться своим временем и возможностями.

Подъем в школе довольно рано, завтрак готов уже без четверти восемь. В столовой каждый обслуживает себя сам, потом убирает со стола посуду и даже задвигает стул в специальные ячейки так, чтобы уборщице не пришлось выполнять лишнюю работу. После завтрака – занятия в “клубе”. Предметы привычные: математика, история, датский язык. Каждый день директор беседует с учениками и распевает с ними песни: Нильс Оле хорошо играет на многих инструментах, поет и отлично танцует. Иногда вместо “клубных” занятий школа выезжает в фермерские хозяйства – таким образом ученикам стараются привить любовь к крестьянскому труду. Примерно та же программа ожидает их после обеда. Вечером обычно запланированы концерты, выступления заезжих артистов и развлекательные мероприятия. По их сценариям ученики тоже участвуют в действии. К примеру, если выступает ансамбль африканской музыки, то артисты одновременно разучивают вместе со зрителями танцы.

На алкоголь и наркотики в школе запрет, но, конечно, случается всякое. Вечерние часы ученики с удовольствием коротают в местной пивной или дискотеке.

После окончания школы каждый получает соответствующий документ. Он – как датская путевка в жизнь. Надо сказать, что Дания очень гордится народными школами, которые в чем-то схожи с нашими школами рабочей молодежи с той лишь разницей, что учиться в ШРМ считалось постыдным, а к выпускникам датчане относятся с большим уважением.

ДУБИНКА, ЩИТ И НАРУЧНИКИ

В получасе езды от Сондер-Фелдинга находится одна из пятнадцати датских тюрем, так называемая открытая тюрьма. Подобные места заключения – самые дешевые для государственного кармана. Здесь нет ни глухих заборов, ни колючей проволоки, а заключенные с шести часов утра до половины десятого вечера могут свободно разгуливать по территории и заниматься своими делами. Здесь отбывают наказание 173 человека, за порядком в тюрьме следят 90 сотрудников. Сроки у зеков разные – от 30 дней до 17 лет, есть один “пожизненник”. Большинство преступлений (воровство, грабеж банков) были совершены в Копенгагене, а средний возраст грабителей около 25 лет. “Клиенты” постарше – редкость в датских тюрьмах.

Каждый заключенный живет в отдельной комнате, где есть все необходимое – кровать, стол, шкаф, телевизор, холодильник, даже компьютер и телефон. В конце длинного коридора – общая комната, похожая на наши комнаты отдыха в привилегированных санаториях. В противоположном конце – кухня, где у каждого есть место для своих продуктов, а также посуда. Еду заключенные готовят сами. Ежедневно им выдают 35 крон на покупку продуктов (около 6 долларов США), которыми они вольны распоряжаться по своему усмотрению. Если кто-то не желает возиться на кухне сам, то за определенную плату обычно соглашается поработать “кухаркой” кто-нибудь другой. Администрация не препятствует этому. А вот отлынивать от ежедневной работы не получится ни за какие деньги. Это обязанность заключенных, и трудовая деятельность начинается в половине восьмого утра. Любишь деревенский труд – иди в поле, хочешь плотничать – ремонтируй здание тюрьмы, нравится готовить – отправляйся на кухню. Если ничего из перечисленного не подходит, можно поучиться в школе, но только после двух утренних часов работы. За партой сидеть не обязательно, в тюрьме практикуется заочное обучение. Но не стоит обманывать администрацию и бездельничать. Изолятор – этакий современный карцер – неприятное место что в России, что в Дании: пустая комната с топчаном, где коротают дни и ночи лодыри и буяны. Мест в изоляторе гораздо больше, чем претендующих на них, поэтому лишь в двух-трех камерах отлеживались провинившиеся.

Над одной из комнат в общем коридоре табличка “Купец”. Здесь живет заключенный, получивший от администрации право открыть ларек с сигаретами, минеральной водой, сладостями. Иной раз появляется другой товар – наркотики. Но если обнаружена небольшая доза – 10-20 граммов, то ни продавцу, ни покупателю ничего не грозит. В Дании довольно терпимо относятся ко многим вещам, недопустимым в России.

В свободное время зеки катаются на велосипеде, играют в футбол, посещают церковь и даже ходят в сопровождении сотрудников на рыбалку!

И все же тюремный рай обманчив, за розовой картиной быта скрываются жесткие порядки. Над каждым зеком “шефствует” сотрудник, и затеряться, остаться незамеченным не удастся ни при каких условиях. У датских полицейских нет огнестрельного оружия, но дубинка, щит и наручники тоже неплохое средство для поддержания дисциплины. Как только в тюрьму попадает новенький, он обязан в течение недели показать товарищам по нарам свои документы. И горе тому, кто не сделает этого в первую неделю… Беглецов, а их ежегодно бывает 12-13 человек, ожидает закрытая тюрьма, по сравнению с которой эта – почти курорт. И главное – у датских преступников нет ни одного шанса улизнуть от правосудия. В стране с населением всего в 5 миллионов карают каждого, кто осмелится нарушить ее законы.

СТАРИКОВ – В ДОМА ПРЕСТАРЕЛЫХ!

Датчане не боятся старости. Достигнув преклонного возраста, они с удовольствием переезжают в дома престарелых. В каждом районе два-три таких заведения. Энхольм – одно из них. Директору 41 год, тринадцать из них он руководит домом. Его подопечные – не только пожилые люди, но и инвалиды, а также безнадежно больные, за которыми трудно ухаживать родным. В центре, похожем на бывшие санатории ЦК, сейчас 24 человека. Почти все передвигаются на инвалидных колясках или иных медицинских приспособлениях. Здесь же специальные комнаты для тяжелобольных, отнюдь не похожие на наши больничные палаты. К завтраку, обеду, ужину и на кофе все собираются в большой столовой, где спокойно могут маневрировать на креслах-каталках. Меню для всех одинаковое, но можно заказать специальное блюдо, а если есть желание выпить, то в буфете всегда припасено вино и пиво нескольких сортов. К услугам проживающих тренажерный зал, компьютеры, музыкальные занятия, где старушки и старички с удовольствием распевают хиты юности. Любители острых ощущений могут перекинуться в картишки или разложить пасьянс.

Вокруг главного здания центра примостилась небольшая деревенька, в ее домиках живут пожилые люди, которые могут обслуживать себя сами. Таких в Энхольме 18 человек. Маргит приехала сюда вместе с мужем. Недавно он умер, и теперь женщина живет одна. Дети и внуки часто навещают ее, но жить с ними она не хочет – слишком хлопотно и шумно. В Энхольме ей нравится, у нее уютный дом, куда она перевезла мебель и милые безделушки, которые есть у каждой женщины. По соседству живут друзья, вместе они с удовольствием ухаживают за огородом возле дома. Еду Маргит получает из центра, но любит побаловать себя и гостей печеньем, которое печет сама.

Пенсионеры с развитым чувством коллективизма живут в своеобразном общежитии на три-четыре квартиры. В таких домах есть общая кухня, комната для отдыха и бесед.

Заметим, что пребывание в центрах платное. Но деньги небольшие – 2100 крон в месяц (около 350 долларов). Как и у нас работа в домах престарелых считается непрестижной и малооплачиваемой. Средняя зарплата сотрудников – 16000-17000 крон в месяц (2700 долларов). В Дании этих денег хватит на то, чтобы уплатить налоги, снять квартиру и нормально питаться.

И последнее: несмотря на сытую жизнь, датское общество больно. В последние годы Данию захлестнула волна самоубийств. Если в России их главная причина – отсутствие средств к существованию, то здесь, по мнению психиатра из Рибе Ларса Оле Айсенога, “наряду с генетическими есть и другая – отсутствие стимулов для развития личности. Если бы мы открыто сказали, сколько датчан нуждается в нашей помощи, это было бы катастрофой!” Вот так-то!

Наталья ЛИХАЧЕВА,

собкор

“Социалистической России”

Копенгаген – Москва


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НАШ КАНДИДАТ В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
МАРТИН ШАККУМ: БЫЛИ БЫ ЦЫПЛЯТА, А СОСЧИТАТЬ СУМЕЕМ
ЧИНОВНИКИ ЛЮБЯТ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ
МОЙ ЧИТАТЕЛЬ – ТОТ, КТО НЕ СЛИШКОМ ТОРОПИТСЯ
И ЦАРСКИЙ ГНЕВ, И ЦАРСКАЯ ЛЮБОВЬ
НА РОССИЙСКИЙ ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ ЧЕРЕЗ ТУРЦИЮ?
ПО КАКОЙ ТРОПИНКЕ УЙДЕТ СМУГЛЯНКА?
СВОБОДНЫ, ЧТОБЫ УМЕРЕТЬ
УКРАИНСКИЙ БЛИЦКРИГ
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Уважаемый Господин Л.Жоспен!
ЧЛЕНСТВО В СНПР И ДЕПУТАТСКАЯ РАБОТА – ПОНЯТИЯ СВЯЗАННЫЕ
ЧТО, ТИТ, ЖИВОТ БОЛИТ?
КОГДА ВРАГОВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ФАКТОВ
УХОД ЗА САДОМ
РЕЧНОЙ КНЯЗЬ – РЫБА ЯЗЬ
ЖИТЬ – ХОРОШО. А ХОРОШО ЖИТЬ – ЕЩЕ ЛУЧШЕ
ЗАЯВЛЕНИЕ ПАТРИОТИЧЕСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ РОССИИ ПО ПОВОДУ СИТУАЦИИ, СКЛАДЫВАЮЩЕЙСЯ ВОКРУГ ЧЕЧНИ
НА РОССИЙСКО-УКРАИНСКОМ ФРОНТЕ НЕ ВСЕ СПОКОЙНО
ТЫСЯЧИ ЛИСТЬЕВ ЛЕЧАТ ТЫСЯЧИ ХВОРЕЙ
НОВАЯ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
КАК ХОЧУ, ТАК И ВОРОЧУ
Почему наше общее будущее рождается в муках одного школьного учителя?
Насколько реально намерение исполнительной власти распустить Государственную Думу?


««« »»»