СПАСЕНИЕ ПРОЖИВАЮЩИХ – ДЕЛО РУК САМИХ ПРОЖИВАЮЩИХ

ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНАЯ РЕФОРМА ПО-НЕМЦОВСКИ:

Наш российский народ славится своим терпением. Терпеливо переносит он не только суровые зимы, войны и революции, но и всевозможные эксперименты и реформы. В доперестроечную эпоху, в период моды на “бригадный подряд” один мудрый директор завода философски заметил: “Что ж, революцию пережили, кукурузу пережили, переживем и это”.

За последние годы мы пережили переход к рынку. Большинство россиян при этом выполняли роль козы из поговорки о том, как “не хотела коза на базар идти, а ее взяли за рога и повели”. Вот так, кого рогами, а кого и ногами вперед провели нас через либерализацию цен, приватизацию, невыплату зарплат и пенсий… Теперь еще более молодые, дерзкие и знающие поводыри поведут нас по пути жилищно-коммунальной реформы. В этой статье я попытаюсь хотя бы в минимальной степени показать, что получит каждый из нас в результате этого, может быть, самого рискованного, эксперимента.

ДЕЛО О 119 ТРИЛЛИОНАХ

Сначала о том, зачем вообще затевается эта реформа. Самое поверхностное, а потому не самое правильное объяснение – население недоплачивает около 119 триллионов рублей в год за коммунальные услуги. Например, москвичи оплачивают сегодня только 17,3 процента расходов на эксплуатацию жилья и коммунальные услуги. Жилищно-коммунальное хозяйство работает неэффективно, дотируется из бюджетов различных уровней. Причем, дотации эти “размазываются” на всех граждан, и те из них, кто живет в лучших условиях (то есть богатые), в результате получают больше дотаций от государства, чем бедные. Поэтому нужно очень быстро – до 2003 года – сделать так, чтобы граждане оплачивали все “по полному счету”.

Конечно, власти “не собираются” обидеть малоимущих, социально уязвимых. Все эти недостаточно оплачиваемые граждане будут получать субсидии и совсем не пострадают от реформы. Вернее, они выиграют, потому что эта реформа проводится не для того, чтобы получить деньги от населения, а для того, чтобы поднять уровень коммунальных услуг на достойную высоту. А для этого необходимо что? Конечно, конкуренция. Чтобы можно было выбирать тех, кто сможет дешевле и лучше вывозить мусор, чинить прогнившие трубы, снабжать дома водой, теплом, электроэнергией и всем необходимым для нормальной жизни.

Причем, все вопросы будут решать сами жильцы. И сами оплачивать их решение. А для этого жильцы многоквартирных домов объединятся в кондоминимумы и наймут расторопных управляющих.

Картина предполагаемой реформы вырисовывается просто замечательная. Так и видятся измученные жестокой конкуренцией сообщества мусорщиков, водопроводчиков и электрослесарей, всячески обихаживающих и умасливающих розовощеких членов кондоминимума в тени развесистых деревьев с растущими на них сдобными булками… Немного портят эту умилительную перспективу некоторые отвратительные вопросы, например:

ГДЕ ПРЯЧУТСЯ ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ КОНКУРЕНТЫ?

Конкуренция появляется там, где предприниматели видят возможности для извлечения прибыли. Вряд ли это неизвестно идеологам перехода к рынку. О том, какую “прибыль” может принести жилищно-коммунальное хозяйство, реформаторы тоже уже объявили – 119 триллионов в год со знаком минус. Но, может, все дело в негодном использовании наличного потенциала? Что же, поговорим о потенциале.

В обветшалых “хрущевках” сегодня проживают более 15 миллионов человек, свыше 2 миллионов – в коммуналках. Четверть жилого фонда нуждается в неотложном капитальном ремонте. 50 тысяч км подземных коммуникаций находятся в аварийном состоянии, 300 тысяч км требуют немедленного ремонта.

Наши власти, действуя по принципу “на тебе, Боже, что нам негоже”, конечно, не рассчитывают ни на конкуренцию, ни на скорейшее повышение коммунальной эффективности. Так чего же они хотят? Денег? Ответим на вопрос:

А БУДУТ ЛИ ДЕНЬГИ?

Денег, конечно, не будет. Потому что, в стране, где зарплата выдается (не всегда) на уровне сильно недоразвитых стран, платить за жилье и коммунальные услуги придется по высшим западным стандартам. Население при самом высоком уровне добросовестности просто не потянет таких платежей. Даже сейчас, при нынешних расценках, более трети жильцов ходит в должниках и среди них не только пьяницы и люмпены. Недавно я посетил один московский дом, в котором живут академики и коммерсанты, купившие у академиков квартиры. Вход в подъезд украшал внушительный (и по количеству, и по фамилиям) список злостных неплательщиков.

Конечно, с неплательщиками можно бороться – отключать “системы жизнеобеспечения”, подавать в суд, наконец, выселять. Но говорить о подобных мерах в случае, когда потенциальными неплательщиками станет по меньшей мере половина россиян – несерьезно или опасно. Значит, денег – тех самых 119 триллионов – никто не получит. Но зачем тогда затевается правительством очередная афера с заранее прогнозируемым нулевым результатом?

СЧАСТЬЕ – НЕ В ДЕНЬГАХ, А В ОТСУТСТВИИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Дело в том, что результат нулевым не будет, во всяком случае, для действующей власти. Денег она не получит, но зато сможет избавиться от ответственности – за аварии водоснабжения , холодные квартиры, дыры в потолке, перебои с электроэнергией и бегающих по подъездам крыс. Все произойдет как в том “политически некорректном” анекдоте, где зять держит тещу за окном многоэтажного дома и, перечислив способы умерщвления, милостиво заявляет: “А я тебя отпускаю”. Примерно так “отпустят” и всех нас. И дальше – никаких претензий к правительству не может быть по определению. Разбирайтесь сами со службами и фирмами, конкурирующими на ниве мусороуборки или энергоснабжения, с кондоминимумами или кондомаксимумами – дело хозяйское.

ТЕЛЕГА ВПЕРЕДИ ЛОШАДИ

Заранее слышу упреки в том, что я не понимаю актуальности реформирования жилищно-коммунального хозяйства, закрываю глаза на животрепещущие проблемы. Понимаю и не закрываю. И именно поэтому ясно вижу, что реформу проводить необходимо, но совершенно в иной последовательности.

Сначала нужно привести в порядок (хотя бы в относительный) жилищный фонд и, самое главное, инфраструктуру. Тем самым создаются минимальные условия для развития конкурентной среды в этой области. Затем надо потенциальных конкурентов поддерживать, “выращивать”.

Сначала надо погасить долги по зарплате и пенсиям, добиться выполнимости бюджета, снизить цены на энергоносители, повысить уровень жизни людей. И только потом требовать перехода к стопроцентной оплате эксплуатационных расходов и коммунальных услуг.

А еще можно начинать реформу – причем, прямо сейчас – с требования оплаты “по полной” с владельцев элитных квратир и огромных особняков, с тех, кто, “бедствуя”, на зарплату чиновника строит хоромы для чад и домочадцев.

Но реформаторы наши ставят телегу впереди лошади не потому, что у них плохо с логикой. Просто нормальная логика , логика, идущая на пользу дела, не совпадает с интересами наших властей. Потому что все перечисленные мною меры требуют от правительства целенаправленных действий и ответственности. А правительство, напротив, хочет от этой ответственности как можно скорее избавиться. Но даже и эту цель правительство реализует так странно, что возникает вопрос:

ГДЕ ЖИВУТ РЕФОРМАТОРЫ?

Пусть читатель не подумает, что я буду сейчас говорить о том, что реформаторы как раз и живут в тех самых особняках и суперквартирах, с которых следовало начинать реформу оплаты жилья. Квартирный вопрос оставим другим – сам я в гостях у Немцова не был, а в прессе читал, что у Березовского, например, вообще квартиры нет – ни за границей, ни в Москве. Перебивается как-то на съемной даче.

Но при прочтении концепции возникает устойчивое впечатление, что авторы ее живут где-то на благополучном Западе (в Швеции, Финляндии, Англии и т.д.) или на Востоке (в Японии, например). В доказательство приведу несколько примеров.

В концепции и в речах реформаторов говорится, что граждане должны сами оплачивать свои коммунальные услуги, приучаясь при этом к экономии. Великолепная идея. Для Запада. Или для Востока. У нас расходы тепла, воды и электроэнергии на порядок выше, чем там. Но не потому, что мы с утра до вечера моемся, греемся или смотрим телевизор. И даже не потому, что забываем что-то выключать. Просто большинство из этих потерь происходит в сетях и коммуникациях. И мы должны платить за текущие трубы, приучаясь при этом к экономии?

Вот так и превращается импортный “кондоминимум” в отечественный “кондовый минимум” коммунальных услуг, описанный еще устами булгаковского профессора Преображенского.

В результате остается последний вопрос:

КТО ЗАПЛАТИТ ЗА РЕФОРМУ?

За реформу заплатят граждане России. Конечно, не все. Граждане с западным мышлением, придумавшие реформу, от нее не пострадают. Не пострадают от нее и те, кто имеет возможность купить, построить и содержать особняки и элитные квартиры: у них хватает денег и связей, чтобы найти способ не платить.

Пострадают малоимущие граждане, потому что обещанных субсидий им придется ждать столь же долго, как обещанных зарплат и пенсий. Пострадает так называемый средний класс. Федеральный стандарт социальной нормы площади жилья – 18 кв.м на одного человека для семьи из трех и более человек, 42 кв.м – для семьи из двух человек и 33 кв.м – на одного человека. Он невелик даже по российским меркам. Значит, платить “по полной программе” придется отнюдь не богачам, а тем, кто мог бы стать средним классом. Но не станет, так как большую часть своих денег отдаст за жилье.

Предложения правительства о том, что граждане, живущие слишком “роскошно”, смогут переехать в меньшее жилье, кощунственны. Но сытый голодного не разумеет – вряд ли обитатели квартир с евроремонтом, легко переезжающие из дома в дом, из города в город или из страны в страну (тоже, кстати, как на Западе), поймут, что такое переезд для стариков-пенсионеров, для одиноких матерей с детьми.

Как я уже сказал, многие граждане будут вынуждены стать неплательщиками. Это – огромный моральный ущерб и для них, и для общества в целом. Но и неплатежи не смягчат для людей последствий коммунальной реформы по-немцовски, потому что надежность коммунальных служб будет стремительно приближаться к нулю, а ответственность за все это никто нести не станет. Приведу цитату из “Концепции реформы жилищно-коммунального хозяйства в Российской Федерации”: “Государственный контроль и регулирование качества жилищно-коммунального обслуживания могут осуществляться органами местного самоуправления, органами государственной жилищной инспекции субъектов Российской Федерации”. Судя по этой замечательной формулировке, самое время поручить Немцову реформирование милиции и армии, которые, наверное, могут бороться (а могут и не бороться) с преступностью, могут защищать, а могут и не защищать Родину, причем, все это делать за счет граждан, объединенных в кондоминимумы.

Но напрасно реформаторы думают, что, сбросив ответственность, защитят себя надолго. Уже есть опыт Санкт-Петербурга, где после того, как власти довели уровень жилищных платежей до 15 процентов совокупного дохода семьи, в городе начался сбор подписей с требованием отставки правительства. Переводя английскую поговорку “Мой дом – моя крепость” на русский как “Спасение утопающих – дело рук самих утопающих”, власти должны помнить, что даже у русского терпения есть свой предел прочности.

Мартин ШАККУМ,

президент Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ХЛЕБ – ВСЕМУ ГОЛОВА
ОТБИРАЮТ ПОСЛЕДНЕЕ
СОЦИАЛИЗМ ПОНЕВОЛЕ?
ПРОКОРМИТ ЛИ НЕФТЬ РОССИЮ?
ЗАЧЕМ МЫ В САД ПОЙДЕМ?
ОБЛИГАЦИИ – МАНЬКЕ
ПАРТИЙНЫЕ НОВОСТИ. ИЗ ТУЛЫ И О РАЗНОМ
УМИРАЮЩИЙ ГОРОД
МЕЛОЧИ ЖИЗНИ
“ХОЖДЕНИЕ В КАНОССУ” И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
МАМА, Я НОТАРИУСА ЛЮБЛЮ!
ИГРА В НАПЕРСТОК КАК ЯВЛЕНИЕ ИСКУССТВА
В ПРОФСОЮЗАХ – ПЕРЕСТРОЙКА?
ЩУКА В ОЗЕРЕ. ЧТОБ КАРАСЬ НЕ ДРЕМАЛ
РОССИЙСКИМ ПОЛИТИКАМ ПОРА УЧИТЬ ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК
КАК ВЫРАСТИТЬ КАРЕТУ ДЛЯ ЗОЛУШКИ
“ОСИП ОХРИП, А АРХИП ОСИП”
ВОКЗАЛЬНЫЕ БАЙКИ
“Успехи” российской дипломатии в Киеве
ХАЛЯВЫ НЕ БУДЕТ
КОЛДУЙ, БАБА, КОЛДУЙ, ДЕД…
ЧУДО ЛЕСНОЕ, НЕ ЗАМОРСКОЕ
ЧИТИНСКИЕ ФЕРМЕРЫ ВСТУПАЮТ В СНПР
БЕЗВОЗМЕЗДНО, ТО ЕСТЬ ДАРОМ
ПЛАТИТЬ КАК В НЬЮ-ЙОРКЕ, ЖИТЬ КАК В БУРКИНА-ФАСО
ПЛОХОЙ МИФ – ЭТО МЕРТВЫЙ МИР
КОНГРЕСС ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ РОССИИ


««« »»»