СЕВЕР МЕЛКОТЕ НЕ ПО ГУБЕ

ТОЛЬКО ЕДИНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СПОСОБНА ДОБЫТЬ ГАЗ И НЕФТЬ В ТЯЖЕЛЕЙШИХ УСЛОВИЯХ АРКТИЧЕСКИХ МОРЕЙ

Так считают эксперты, которые участвуют в разработке генеральной схемы развития работ в РАО “Газпром” по освоению газовых и нефтяных месторождений на континентальном шельфе до 2000 года и на перспективу до 2010 года. Их доводы, мягко говоря, не согласуются с недавними заявлениями некоторых политиков о необходимости расчленить “Газпром”. Но эти разглагольствования, бесконечно повторяемые СМИ, уже набили оскомину. А нашим читателям, наверное, интересно противоположное мнение, которое сейчас замалчивают. На вопросы нашего корреспондента отвечает директор отделения “Шельф” ВНИИГАЗ, доктор геолого-минералогических наук, академик Международной академии минеральных ресурсов и Академии горных наук РФ Евгений Владимирович Захаров.

– Евгений Владимирович, каковы перспективы добычи газа в нашей стране?

– Оценки геологоразведчиков показали, что наиболее перспективен Арктический шельф. В нем сосредоточено восемьдесят пять процентов от общих ресурсов нефти и газа всех шельфов России.

Самые большие ресурсы углеводородов сосредоточены в Баренцевом, Печорском и Карском морях. В море Лаптевых и Восточно-Сибирском они скромнее. В Беринговом и Охотском морях, а также в Татарском проливе находится четырнадцать процентов ресурсов. А в Азовском, Черном и Каспийском – чуть больше одного процента.

Поэтому вполне естественно, что основные интересы РАО “Газпром” сосредоточены в Арктике.

– Странно, ведь практически освоение шельфа велось до сих пор в южных и восточных морях, а не в северных?

– Мы не думали, что СССР будет разделяться, и работали на месторождениях, наиболее удобных по географо-экономическим и гидрометеорологическим соображениям. В результате многие наши базы оказались в других странах. Но не стоит из этого делать трагедию, ведь львиная доля ресурсов сосредоточена в Арктическом шельфе.

– Но почему? Например, под Астраханью есть очень мощное газоконденсатное месторождение – разве оно не заходит на шельф Каспийского моря, принадлежащий России?

– По имеющимся данным, Астраханская зона заканчивается на суше и на шельф не распространяется. То же самое можно сказать о большинстве месторождений у российского побережья Черного и Азовского морей.

Ресурсы углеводородов на их шельфе скромные.

А на севере России – все наоборот. Например, в Западно-Сибирских зонах на суше выявлено много месторождений, которые продолжаются в морях, заливах. Так, месторождения Тимано-Печорской провинции имеют аналогию на сопредельном Печороморском шельфе, где уже выявлены месторождения: Приразломное и Варандей-море. Открыты крупные месторождения газа и конденсата и на морском продолжении Западно-Сибирской провинции.

История поисково-разведочных работ насчитывает более ста лет. Накоплен богатый опыт, выработаны определенные критерии, которые позволят с большой достоверностью прогнозировать конечный результат. Так вот, на Арктическом шельфе сочетание этих критериев наиболее благоприятное. Поэтому ресурсы там очень солидные.

– Сибирские месторождения нефти и газа уже начали оскудевать. Но если основную добычу перенести с суши на море, то газонефтедобыча как бы обретет второе дыхание?

– Совершенно верно, и вот вам конкретный пример.

Посмотрите на карту Обской и Тазовской губ. Рядом с ними на полуостровах Ямал и Гыдан расположены известные месторождения нефти и газа. Часть из них продолжается в акватории, что установлено с большой степенью надежности.

Мало того, здесь есть структуры, которые не имеют непосредственной связи с сушей. Они расположены рядом с выявленными месторождениями и по своему геологическому строению очень похожи на них и могут содержать крупные скопления углеводорода.

– Но, Евгений Владимирович, вести разведку и добычу под водой куда труднее, чем на суше. Особенно – в губах северных рек, по которым нередко идет лед двухметровой толщины и бывают торосы. Не лучше ли искать и разрабатывать новые месторождения на полуостровах?

– Чем больше мы работаем на суше и чем больше выявили месторождений, тем меньше у нас остается шансов найти новые крупные месторождения. Но этих шансов будет во много раз больше в новых районах, особенно на шельфе. Поиск там гораздо предпочтительнее.

Да, вести разведку и добычу сложно – тем более, что акватория Обской и Тазовской губ в значительной мере заповедная. Но есть технологии, которые позволяют эти сложности преодолеть.

Например, с суши можно проводить наклонно-направленное и горизонтальное бурение. Ведь большинство из двадцати пяти структур расположены близко от берега, они вполне достижимы для таких скважин. Ведя работы с суши, мы не станем загрязнять водную среду – экологи могут быть спокойны.

– Однако ширина этих губ большая, а некоторые зоны расположены прямо посередине. Разве дотянетесь вы до них своими скважинами?

– Природа как будто нарочно приготовила нам подарок: большинство структур расположены так, что их центральная сводовая часть находится на расстоянии до двух-четырех километров от берега, то есть технически достижима для такого бурения.

– Наши горе-реформаторы уже раздробили нефтяную отрасль и грозятся расчленить “Газпром”. А тут, казалось бы, сама природа агитирует за создание карликовых организаций, которым дела нет друг до друга. На каждой губе можно посадить по несколько таких карликов. Но хорошо ли от этого станет России?

– Очень даже плохо. Допустим, в какой-то акватории работает несколько организаций, но все они выявляют нефть и газ из одного и того же геологического комплекса. Естественно, что все углеводороды будут иметь одни и те же свойства: например, нефть может содержать высокий процент ванадия, никеля и других ценных элементов, которые являются национальным богатством России – их обязательно надо извлекать. Если этого не делать, то мы будем продавать за бесценок дорогостоящую нефть.

Итак, разным организациям придется прогонять свою нефть через перерабатывающий завод. Но где возьмут такой завод мелкие фирмы? Каждая из них разорилась бы, пытаясь построить его самостоятельно. Только вскладчину они могли бы его создать. Иначе пришлось бы продавать сырую нефть, что экономически не эффективно.

И подобных примеров можно привести много. При освоении шельфа сама жизнь заставит фирмы централизовать свои усилия. А это можно сделать только через организации федерального уровня – например, через Минтопэнерго РФ. В частности, оно имеет специальную службу, которая следит за грамотной эксплуатацией недр, чтобы государство ничего не теряло, а получало как можно больше.

– Вы что же, опять призываете к централизации, которую уже одиннадцать лет старательно разрушают в России?

– Это делают политики, а я говорю об объективных факторах, которые предопределяют централизацию усилий по освоению нефтегазового потенциала континентального шельфа России.

Вот наглядный пример. У нас есть мощный ледокольный флот, который сейчас бездействует. Он был создан для Северного морского пути и в последние годы стал якобы не нужным. Но этот флот мог бы весьма пригодиться газовикам и нефтяникам, работающим в Арктике. Ледоколы водили бы за собой флотилии танкеров с нефтью и газовым конденсатом вдоль арктического побережья России на Запад и на Восток. Мы и себя обеспечивали бы топливом и выгодно продавали его за рубеж. А наш ледокольный флот опять получил бы право на осмысленную, полезную, долгую жизнь.

Анализ показывает: чем больше будут входить в северные акватории нефтяники и газовики, тем больше будет проявляться необходимость в интеграционных процессах. Поэтому надо не разделять РАО “Газпром”, а сохранять его и развивать как образец для подражания.

Выявлением и освоением месторождений нефти и газа на Арктическом шельфе фактически занимается только “Газпром”. Он соблюдает интересы России и способствует решению конверсионной программы ВПК.

– А вот на Сахалинском шельфе орудуют разные фирмы…

– Но разве это хорошо? Береговой базы там не создано, освоение месторождений идет раздельно по тендерам “Сахалин-1” и “Сахалин-2”. Все это не способствует развитию сырьевой базы страны.

– Видимо, это понимают хорошие хозяйственники. Рем Вяхирев насмерть стоит, отражая посягательства на целостность “Газпрома”. А руководители российских нефтяных компаний, нахлебавшись самостийности, потихоньку объединяют свои фирмы в картели.

– Повторяю: такова объективная необходимость. Без централизации усилий невозможно наращивать промышленные запасы и добычу нефти и газа на шельфе российских морей – наиболее реальном резерве развития нашей сырьевой базы.

Осваивать группу месторождений гораздо выгодней одной организации, чем нескольким. Ученые давно подсчитали: если объекты расположены близко, то эффективность работ на них растет пропорционально количеству объектов.

– Выходит, расчленение “Газпрома” выгодно разве что его зарубежным конкурентам, которые сейчас, наоборот, объединяются?

– Несомненно. Но нам это чрезвычайно невыгодно. И некоторым политикам надо очень хорошо подумать, прежде чем брать на себя ответственность за катастрофические последствия новой игры под старым лозунгом “Разделяй и властвуй”.

Беседу вел Михаил ДМИТРУК


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ВРЕМЯ НЕ ОСТУДИТ ЛЮБОВЬ К СТУДНЮ
ПРОГУЛКИ ПО НОРВЕГИИ
Письма
КАЛЕНДАРЬ САДОВОДА И ОГОРОДНИКА. САЖАЛИ БАБЫ БОБЫ
МАЛЬЧИШЕЧЬЕ СЧАСТЬЕ
ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО И ПОЖНЕШЬ
НОСИТ ОДУВАНЧИК ЖЕЛТЫЙ САРАФАНЧИК
РЫНОЧНЫЙ КАННИБАЛИЗМ. ОТ ЭКОНОМИКИ “НОВЫХ РУССКИХ” К ЭКОНОМИКЕ ТРУДЯЩИХСЯ
КТО У НАС ОТНЯЛ ПОБЕДУ?
СОЛНЦЕМ ПАЛИМЫЕ
ТОЛПА УМНЕЕ И ПОСТОЯННЕЕ ГОСУДАРЯ
ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ ОБЪЯВИЛ О МИРЕ И СОГЛАСИИ. КАК ЭТО ПОЛУЧАЕТСЯ ПО-БРЯНСКИ
ВСЕ ДЕЛО В ПРЕЗРЕННОМ МЕТАЛЛЕ…
Роль НТВ в освещении чеченских событий
СТАВКА НА МОЛОДЕЖЬ
ПОТЕМКИНСКИЕ ДЕРЕВНИ К ХРИСТОВУ ДНЮ
СНПР НА МАЕВКАХ
ВСЯ ВЛАСТЬ НАРОДУ!
РАБОТА У НАС ТАКАЯ
ТЕ, КТО ВЫЖИВУТ, ВЫБЕРУТ СЕРДЦЕМ
ОХРАНА НА ДОРОГАХ
НАШЕ – ЭТО БЕССПОРНО
ВОССОЗДАНИЕ ДЕРЖАВЫ. О СОЮЗЕ РОССИИ И БЕЛАРУСИ: ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПАРТОРГАНИЗАЦИЙ


««« »»»