Владыкой мира станет труд

РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ КАК ФОРМУЛА ОБЩЕСТВЕННОГО КОМПРОМИССА

Сегодня наше общество глубоко расколото на “правых” и “левых”. Каждая сторона почти всю свою социальную энергию расходует на доказательства неспособности оппонентов к спасительным действиям. Прав был мудрец, сказавший: “Раньше мы заблуждались, что идем правильным путем, теперь – что особенным”, ибо мы никуда не идем, мы в социально-экономическом тупике и выход из него надо искать сообща. Вот для чего необходима формула исторического компромисса между “правыми” и “левыми”.

Эту формулу следует искать не путем оторванных от жизни умствований в сфере чистых абстракций, а тем более не в возвращении к дискредитированному “реальному социализму” и вовсе не в дальнейшем навязывании России отвергаемого ее народом “дикого капитализма”. Нужно идти по линии видоизменения рыночных преобразований путем усиления социальной ориентации рыночных реформ, которые так или иначе, но уже стали для многих привычной частью нашей социальной жизни.

1.

Я убежден, что для этого лучше всего подходит РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ. Стоит произнести вслух это давно известное понятие, как сразу слышишь: “Снова социализм?”

Термин “рыночный социализм” не является новым: его употребляют уже более пятидесяти лет, хотя столь продолжительное использование еще больше развело разные концепции трактовки этого понятия и не устранило споров о возможности или невозможности его реализации.

Что же такое рыночный социализм? С известной степенью обоснованности можно утверждать, что отправным пунктом достаточно обоснованных споров о сути и реализуемости рыночного социализма, как правило, являются взгляды Маркса и Ленина на природу и историческое место социализма. Это – некий выверенный историей и теорией оселок или, говоря грубее, та самая “печка”, от которой танцуют. Если не быть слишком придирчивым, можно утверждать: сегодня распространены ТРИ ГЛАВНЫЕ трактовки рыночного социализма, понимаемые как “отступления” от “научного (нерыночного) социализма” Маркса и Ленина.

2.

ПЕРВАЯ трактовка сути рыночного социализма – она наиболее распространена – такова: рыночный социализм – это концепция, совмещающая на определенном этапе “научный социализм” и рынок, допускающая рынок как временное средство строительства и совершенствования социализма, средство, исчезающее при коммунизме. Практически это как раз то устройство, которое было в СССР в годы нэпа и позже, когда социализм, объявленный построенным “в основном”, совмещал в себе черты социалистического общества (по Марксу и Ленину) с постепенно отмирающими (как считалось) рыночными отношениями.

Английский экономист, профессор университета Глазго Хиллель Тиктин так пишет о теории рыночного социализма: “Эта теория возникла как переходная форма в 20-х годах, поддержанная Бухариным и Сталиным, более строго сформулирована в 30-е годы и затем была подхвачена социал-демократами в послевоенный период и сталинистами в период более позднего сталинизма. Тем не менее, феноменальная победа капитализма побудила многих бывших марксистов принять рынок как неизбежное будущее любой и всякой экономики”.

3.

ВТОРАЯ трактовка сути рыночного социализма – она отличается своей математической обоснованностью – такова: вполне возможно не временно, а органически совместить плановый характер хозяйствования при социализме с рыночным ценообразованием. Лауреат Нобелевской премии Лоуренс Р.Клейн из Пенсильванского университета так описывает этот процесс: “Оскар Ланге и Фред М.Тейлор более пятидесяти лет тому назад доказали, что теоретически возможно вмонтировать рыночное ценообразование в социалистическую экономику, то есть такую экономику, где широко распространена государственная собственность на средства производства. В своем анализе они опирались на положения работы Э.Бароне, который, используя методологию Вальгараса, показал, что рациональное решение проблемы цен в рыночной экономике математически достижимо даже при наличии обобществленного производства и контроля со стороны органа центрального планирования. Но этот орган не должен фиксировать цены и обязан функционировать в рыночном режиме”.

4.

ТРЕТЬЯ трактовка сути рыночного социализма – она мне представляется наиболее убедительной и важной – такова: рыночный социализм – это сегодня наиболее приемлемое для широких масс (рабочих, крестьян, служащих, “челноков”, мелких торговцев, учителей, врачей и т.д.) идейное знамя рыночного реформирования общества при сохранении и усилении социальной ориентации самих рыночных реформ. Это – концепция развития общества, ЕЩЕ не исчерпавшего (и объективно, и субъективно) возможностей рыночной экономики, но УЖЕ не мирящегося с системой эксплуатации и угнетения человека человеком. В сущности это – специфический способ коренных перемен в обществе, имеющем целью утверждение и расширение принципов социальной справедливости, но продвигающемуся к этой цели реформистски: сначала через социально ориентированную смешанную рыночную экономику, а затем через рыночный социализм. Один из современных теоретиков рыночного социализма Джон Ремер пишет: “Под рыночным социализмом я понимаю систему, где большая часть продукции попадает на рынок, включая рабочую силу, где существует государственное вмешательство с целью повышения занятости и регулирования инвестиций и где значительная часть предприятий не является частными в общепринятом смысле, а важную роль играют фирмы, работающие в условиях рыночной конкуренции, которые, однако, не принадлежат акционерам – физическим лицам”.

5.

Будучи вершиной производства, где главный созидатель богатства – ТРУД в его непосредственной форме, сам РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ – это общество людей труда и культа труда, здесь доминируют интересы творцов и организаторов эффективного производства, созидателей материальных и духовных ценностей. Это – строй с высоким уровнем социальной защищенности человека, где благополучие каждого зависит от его личного вклада в общественный прогресс, с высоким уровнем материальной и моральной мотивации к труду, без дефицитов и очередей. Считая, что исторический компромисс между “правыми” и “левыми” должен идти через социально ориентированную экономику к рыночному социализму, думаю, что как раз на этом пути можно будет учесть и ошибки прошлого, и уже происшедшие за последние десять лет социальные сдвиги в обществе, и интересы большинства россиян.

6.

Возможен или невозможен рыночный социализм? Сегодня мало кто верит либералам, для которых социализм – это неосуществимая мечта, утопия. Это и понятно: нужно быть достаточно наивным, чтобы ждать чего-то иного от поборников капитализма! Но бесспорно и другое: преждевременно социализм тоже нигде утвердиться не может, сколько бы об этом ни объявляли его трубадуры. Здесь, как в известной пословице: “Дайте шаману хоть десять бубен, солнце все равно взойдет только утром!”

Но, отвергая либеральную ложь об утопическом характере социализма, нельзя не видеть: один из крупных недостатков марксизма состоит в том, что, учитывая глубину и сложность общественного перелома при переходе к социализму, марксизм не сформулировал и не объяснил в качестве общественной закономерности те повторяющиеся провалы в реализации социализма, о которых все говорят в ХХ веке.

Речь идет о том, что, как только общество достигает определенного уровня, ЕЩЕ далеко недостаточного для успешного перехода к действительному социализму, но УЖЕ достаточного для того, чтобы обездоленные – эксплуатируемые и угнетаемые массы – осознали свое бедственное положение и, возмущаясь этим, устремились на борьбу за лучшую жизнь – за общество социальной справедливости, начинается полоса драматических, если не трагических событий. В итоге эти страны выходят не на революционный путь социалистических преобразований, а на бездорожье неоправданных экспериментов и тупиков. Опыт всего ХХ века – подтверждение этого!

Наличие целой полосы таких неудач и провалов, обусловленных глубоким несоответствием ЖЕЛАЕМОГО И ВОЗМОЖНОГО, – вполне объяснимо: при достижении человечеством указанного социально-экономического и культурного рубежа оказывается, что чем ниже уровень социально-экономического развития той или другой страны, а, следовательно, чем выше в ней нищета масс и чем слабее объективные и субъективные предпосылки для реальных социалистических преобразований, тем больше вероятность того, что именно в такой стране порождаемое нищетой массовое недовольство соединится с освободительной социалистической теорией. В этом случае теория, само освободительное движение, а главное – его практические действия приобретают крайне радикальный, революционно-утопический вид.

7.

Результатом являются, по меньшей мере, два следствия: во-первых, по этой причине провозглашаемые “социалистические” преобразования, скорее всего, начинаются не там, где они более всего подготовлены, а там, где они меньше всего назрели. Хотя острота общественных противоречий здесь особенно высока, и конечный успех перемен не реален, сами действия масс опираются на крайне острое недовольство, способное сломить сопротивление власти и тем создать иллюзию якобы уже обеспеченного успеха. Во-вторых, если восставшие побеждают и власть переходит к ним, условия принуждают к тому, чтобы обещанные “социалистические” преобразования вести под лозунгом “Цель оправдывает средства”. Хорошо бы здесь проявить больше ума по принципу “лишних извилин не бывает” и понять: всякий раз, когда общество надеется, что цель оправдывает средства, на деле негодные средства губят цель, что неизбежно ведет к неудаче, к утрате социалистического выбора народа.

8.

События ХХ столетия, особенно его завершающих десятилетий, многими ошибочно воспринимаются, а либералами однозначно трактуются не как естественный провал преждевременных, необоснованных “социалистических” экспериментов, а как свидетельство утопизма самой социалистической идеи. Однако и здесь современный образ Китая и Вьетнама и опыт СССР в период нэпа свидетельствуют: именно рыночный социализм – лучшее средство преодоления неудач и выхода из социально-экономического тупика.

Говоря о рыночном социализме как лозунге общественного компромисса, важно видеть: предлагаемое им общество – переходное. Здесь налицо политически активные социальные силы с антагонистическими интересами: буржуа-предприниматели и пролетарии-труженики. Предприниматели ориентируются на частную собственность и эксплуатацию, а трудящееся большинство нацелено на общественную собственность и устранение эксплуатации, отсутствие безработицы, задержек зарплаты, дефицитов и очередей, на адекватный труду заработок и социальную защищенность. Доминирование тех или других интересов определяется соотношением сил и активностью борьбы за те или иные перспективы.

Но ориентация общества на рыночный социализм как раз и позволяет не обострять, а смягчать проявляющуюся противоположность интересов, постепенно уменьшать ее, вводя возникающие здесь острые коллизии в русло цивилизованных решений.

Анатолий БУТЕНКО,

доктор философских наук,

главный научный сотрудник

Института международных экономических

и политических исследований РАН,

профессор МГУ.

От редакции:

СОЦИАЛИЗМ И РЫНОК СОВМЕСТИМЫ

Статья Анатолия Бутенко публикуется в рамках ведущейся на страницах “Социалистической России” дискуссии, открытой статьями председателя Социалистической народной партии М.Шаккума “Смысл социализма для России” и “Сменить курс – выйти из тупика!” Редакция не имеет намерения “рецензировать” предлагаемый материал, исходя из программных положений Социалистической народной партии. Тем не менее, нам представляется целесообразным отметить следующее. Социализм в его современном понимании подразумевает рынок как необходимый фактор эффективного функционирования экономики. Различные модели “нерыночного” социализма на сегодняшний день либо уже исторически исчерпаны (командно-административный, “государственный” социализм), либо остаются теоретическими схемами, далекими от практического воплощения.

Однако российские социалисты, в отличие от “либеральных реформаторов”, не считают, что рынок способен сам собой расставить все на свои места, сделать ненужными планирование и государственное вмешательство в экономику. В условиях современной России с ее просторами и неравномерным экономическим развитием планирование производства основных видов продукции – сырья, электроэнергии, равно как и основных показателей экспорта и импорта является жизненно необходимым. Рынок отличается от административно-командной системы не отсутствием планирования, а тем, что выполнение плановых показателей осуществляется не за счет административных, а за счет рыночных механизмов. В целом же концепция современного демократического социализма, как нам представляется, не связана напрямую с теми или иными формами собственности или методами управления экономикой. В основе представления о социализме для нас лежит идея СПРАВЕДЛИВОСТИ и ДОСТИЖЕНИЯ БАЛАНСА ЧАСТНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ; единственным эффективным МЕТОДОМ достижения такого баланса является ДЕМОКРАТИЯ. Социалисты не отрицают рынок, однако рынок нуждается в правовом обеспечении своей деятельности со стороны государства: в противном случае его “невидимая рука” может превратиться в руку бандита, которая “возьмет за горло” все общество.

Чтобы рынок нормально действовал, чтобы его вместе с обществом не смела экологическая катастрофа или социальный взрыв, чтобы он имел необходимую подпитку свежими идеями, рынок должен быть поставлен в соответствующие отношения со сферами науки и культуры, образования и защиты природы, а также с определенной системой перераспределения доходов, которая создает для всех слоев населения достойный уровень жизни. Все эти отношения – не помеха для рынка, а необходимые условия его существования и развития. “Сам по себе” рынок не обеспечивает бесплатное и высококачественное медицинское обслуживание, не создает общедоступную систему высокоэффективного образования, не “заботится” о развитии фундаментальной науки, искусства и культуры.

В нашем понимании рынок является лишь тем инструментом, который, при соответствующей регламентации со стороны государства, способен обеспечить высокую экономическую эффективность, без которой невозможно продвижение к социализму. Таким образом, социализм в современных условиях с необходимостью является “рыночным”. Однако сам по себе рынок не принадлежит к базисным целям и ценностям социализма. В качестве таковых выступают для нас ПОРЯДОК, СВОБОДА И СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Нормально функционирующий рынок, на котором преобладающей фигурой выступает независимый собственник – труженик, отвечает нашему пониманию экономической справедливости, при которой, как отмечал еще Аристотель, “имеющий большое имущество делает большой взнос, а имеющий малое – малый взнос, понесший большие труды получает много, а понесший малые – мало”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПОЛИТИКА УЛИЦ. ВОЗМОЖНОСТИ И ПРЕДЕЛЫ ВЛИЯНИЯ МАССОВЫХ АКЦИЙ ПРОТЕСТА
КРЕСТЬЯНСКАЯ ДОЛЯ. КОМУ ВЫГОДНО РАЗРУШЕНИЕ РОССИЙСКОГО СЕЛА?
КТО ПОМОЖЕТ ЭТИМ ЛЮДЯМ?
МОЛОДЫЕ РАДИКАЛЫ ПРОТИВ ПОЖИЛЫХ РЕФОРМАТОРОВ: АПОКАЛИПСИС ЗАВТРА?
ДАЖЕ В ПЛЕНУ ОН НЕ ПАДАЛ ДУХОМ
ХРОНИКА ПОТЕРЬ
ПЛАНЫ НА МАЙ
Обратная связь
ПОКЛОН ВАМ, ВЕТЕРАНЫ! СВОЕГО ПЕРВОГО “УРА!” Я НЕ УСЛЫШАЛ
Насколько сегодняшние общество и власть отвечают критерию патриотизма
Кавказ – дело тонкое
Тяни потихоньку, а то леску оборвешь
АНАТОЛИЙ ЧУБАЙС И ОВЕЧКА ДОЛЛИ (ЗАПИСКИ ЛИБЕРАЛА)
На восток!
ВЕСНОЙ В МОСКВЕ ПАХНЕТ ЧЕРЕМУХОЙ. КАК ВЕСТИ СЕБЯ НА МИТИНГЕ
Пестик – это не тычинки: хорош для супа и начинки
РЕВЕНЬ – ЭТО ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР
Нам ясен долгий путь
МИР. ТРУД. МАЙ. НЕВЕСЕЛЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ К ПРАЗДНИКУ
ХВОЩ ПОЛЕВОЙ
ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЗНАМЕНАТЕЛЬНОЙ ДАТЕ
ВСЕ НА АКЦИИ ПРОТЕСТА
ЗА ВАШЕ И НАШЕ ЗДОРОВЬЕ!


««« »»»