Екатерина Великая

Довольно частые различные преобразования в стране, смена руководства российской культурой вернула мою память в былые времена. Почему-то захотелось добрым словом вспомнить Екатерину ФУРЦЕВУ, которая на рубеже 50-х годов прошлого столетия возглавляла малозначимое тогда в жизни государства министерство. Но в историю не только СССР, а и мира Фурцева вошла под титулом Екатерина Великая.

Екатерина Алексеевна Фурцева родилась в 1910 году в текстильном городке Вышний Волочек. Отец погиб в Первую мировую. Мать одна поднимала дочь. Эта простая, безграмотная ткачиха была от природы наделена таким знанием жизни, каким не обладали и академики. Свой жизненный опыт она, к счастью, передала дочери. В пятнадцать лет Катерина приходит работать на ткацкую фабрику. Молодую, симпатичную и необычайно контактную девушку быстро привлекают к общественной работе. Она вступает в комсомол, а затем уезжает в Тверь, где заканчивает техникум. Фурцева всегда стремилась к самосовершенствованию и никогда не стеснялась учиться. Став членом ВКП(б), она заочно заканчивает институт, но по специальности не работает, полностью посвятив себя партийной карьере.

В первые годы Великой Отечественной войны Екатерина Алексеевна стала первым секретарем Фрунзенского района столицы. Вместе с другими москвичками рыла противотанковые рвы, формировала отряды народного ополчения, дежурила на крышах домов во время налетов фашистской авиации. Большую часть времени Фурцева проводила не в кабинете, а, как бы сегодня сказали, на объектах своего района, среди людей. Да и не тянуло ее особенно домой – к нелюбимому мужу. Но на несколько минут она все-таки забегала повидаться с дочкой, которую нянчила мать. В эвакуацию Фурцева так и не уехала. А ведь могла бы благополучно пережить самое страшное время в Куйбышеве, куда переехали многие министерства и чиновники, деятели науки, культуры и литературы.

Рабоче-крестьянское происхождение, неподдельная вера в дело ЛенинаСталина помогли ей избежать сталинских чисток 30-х годов и послевоенных 40-х. Перед смертью вождя всех народов Фурцева уже работала вторым секретарем горкома партии, а после XX съезда КПСС она уже – первый секретарь Московского городского комитета партии. И опять Екатерина Алексеевна кабинету на Старой площади предпочитает новостройки столицы, участвует в строительстве Лужников, где в 1957 году откроется Всемирный фестиваль молодежи и студентов.

Это было время, когда Фурцева достигла пика своей партийной карьеры – стала членом Президиума ЦК КПСС. Ни до, ни после нее ни одна из советских женщин не достигнет таких партийных высот. Именно тогда о ней стали ходить слухи и сплетни, что она всего добилась благодаря очень близким отношениям с главой СССР Никитой Хрущевым. В общем, как говорят, “без нее ее замуж выдали”. А Екатерина Алексеевна тогда была влюблена в своего второго мужа – Фирюбина. Красивый и видный мужчина, он не мог простить жене ее быстрого карьерного роста. В общем, нет ничего страшнее несостоявшегося мужчины.

Тогда же именно Фурцева спасла Хрущева, когда партийная верхушка решила низложить зарвавшегося, по их мнению, премьера. Собрали пленум. Заговорщики были уверены, что дни Хрущева сочтены. Но Фурцева так не думала. Среди членов ЦК она была единственной женщиной, и, пользуясь своей слабостью, часто под предлогом зайти в дамскую комнату, покидала зал заседания. Она бежала в свой кабинет и звонила к лояльно настроенным по отношению к Хрущеву членам ЦК. Первому она позвонила Георгию Константиновичу Жукову и смогла его убедить поддержать Никиту Сергеевича. В конечном итоге Хрущев остался у власти. Но Жуков и Фурцева видели испугавшегося до смерти премьера. А этого тираны не прощают. Жукова сняли с поста министра обороны, а Фурцеву на XXI съезде КПСС не избрали членом Президиума. Такого предательства первого друга в партии перенести она не смогла и попыталась покончить жизнь самоубийством. Ее спасли, а Хрущев, чтобы до конца не быть неблагодарным, назначает бывшую соратницу министром культуры.

Многие деятели культуры поначалу приняли в штыки нового министра, убежденные, что бывшая ткачиха разбирается в искусстве, как свинья в апельсинах. Да и сама Фурцева была уверена в собственном фиаско. Но постоянная жажда знаний, желание добиться совершенства привели к поразительным результатам: творческое сообщество приняло нового министра. Для многих мастеров культуры она сделала гораздо больше, чем можно было от нее ожидать.

При Фурцевой необычайно вырос авторитет и международный престиж Московского кинофестиваля. В столицу приезжали самые знаменитые актеры и режиссеры – Элизабет Тейлор, Джина Лоллобриджида, Джульетта Мазина, Клаудиа Кардинале, Софи Лорен, Симона Синьоре, Лукино Висконти, Федерико Феллини, Стенли Крамер, Микеланджело Антониони, Жан Маре и десятки других звезд. Советские фильмы были постоянными участниками кинофестивалей в Каннах, Венеции и Сан-Себастьяне. Мало того, именно благодаря Фурцевой стали устраиваться мировые премьеры отечественных фильмов в Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Токио – “Судьба человека”, “Чистое небо”, “Анна Каренина”, “Красная палатка” и другие киношедевры советского кинематографа смогли посмотреть зрители многих стран планеты.

Именно Фурцева приняла самое деятельное участие в предоставлении средств Сергею Бондарчуку для постановки киноэпопеи “Война и мир”. Стали постоянными гастроли за рубежом Большого и Кировского театров, Музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, ансамблей Игоря Моисеева, Сухишвили-Рамишвили, Вирского, “Березки”, “Жока”, “Сибири”; народных хоров – Северного русского, Уральского, Рязанского и других фольклорных коллективов. Министр понимала, что покорить Запад могут только те мастера, равных которым нет в мире. Постоянно стали выступать за рубежами нашей Родины Галина Вишневская, Ирина Архипова, Елена Образцова, Мстислав Ростропович, Святослав Рихтер, Давид Ойстрах, Владимир Атлантов и др.

И советского зрителя министр культуры знакомила с лучшим, что есть в искусстве Запада. При ней состоялись гастроли прославленных театров – “Ла Скала”, “Метрополитен опера”, “Комеди Франсез”, “Ковент-гарден”… Именно Фурцева стала инициатором показа в нескольких городах Союза спектакля “Волчица” с великой Анной Маньяни. Благодаря ей состоялась выставка картин Марка Шагала, а художник сам прилетел на ее открытие. Когда в Москве сделал остановку рейс самолета, следовавший по маршруту Токио – Париж, министр культуры сделала все возможное, чтобы картина великого Леонардо да Винчи “Джоконда” задержалась в столице. Тысячи москвичей выстраивались в многокилометровую очередь – увидеть один из шедевров эпохи Возрождения. Этого бы не случилось, если бы Фурцева не была в дружеских отношениях с главами многих государств и выдающихся деятелей культуры.

Фурцевой присвоили имя Екатерина Великая. Но в отличие от сильных мира сего, она, если у нее были вопросы, к примеру, к Галине Улановой, не вызывала ее в свой кабинет, а сама ехала к великой балерине. Когда у Святослава Рихтера умерла в ФРГ мать, и великого пианиста не хотели выпускать из СССР, министр культуры позвонила Генеральному секретарю Л.Брежневу и запросто сказала: “Лёня, надо отпустить. Под мою ответственность”. И Лёня разрешил. Министр постоянно пеклась о молодых талантах. У нее был острый нюх на даровитых художников. Именно Фурцева открыла молодого модельера Вячеслава Зайцева и дала возможность раскрыться его таланту. Грандиозному мировому триумфу Людмилы Зыкиной способствовала прежде всего министр культуры.

При Фурцевой строились новые театры и цирки, открывались музеи и школы искусств. Только в Москве были построены и открыты Цирк на проспекте Вернадского, Детский музыкальный театр Натальи Сац (частенько Екатерину Алексеевну можно было видеть на строительстве перетаскивающей кирпичи и замешивающей раствор), МХАТ на Тверском бульваре… А скольким работникам культуры она помогла с улучшением жилищных условий, в получении творческих мастерских, в издании книг.

Министр помогала в выпуске спектаклей многим театрам – “Современнику”, Театру на Таганке, МХАТу, когда по рекомендации Фурцевой его возглавил Олег Ефремов. Правда, после кончины министра многие “прогрессивные” режиссеры говорили о самодурстве министра. Один из них – Юрий Любимов. Слухи о своеволии Фурцевой ходили всегда. И чаще всего их возникновение имело один адрес – Театр на Таганке. Екатерине Алексеевне в какой-то момент это надоело. Она приехала в театр, собрала труппу и выступила с речью. Доклад был короток: “Вы постоянно твердите, что после каждой новой премьеры Фурцева закроет ваш театр. Если бы я хотела это сделать, приказ был бы подписан в две секунды. Продолжайте работать и не занимайтесь ерундой”.

И все-таки большинство деятелей искусства искренне любили министра. Для них она была своим человеком, не равнодушным к проблемам отечественной культуры. Она запросто могла выпить наравне с О.Ефремовым, а этот джентльмен мог “пригубить” очень большую дозу. Но в отличие от Олега Николаевича, “лошадиная доза” министра не валила с ног.

За десять с небольшим лет своего правления Фурцева из министерства культуры сделала ведомство стратегического значения. СССР явно превосходил США в области космонавтики, обороны и культуры. Это были “три кита”, на которых держалась Советская империя.

Но вскоре Фурцева узнает, что ее хотят заменить кандидатом в члены Политбюро Петром Ниловичем Демичевым (в партийных и околопартийных кругах носящего кличку “Ниловна”). Второго предательства соратников по партии Фурцева перенести не смогла. Хотя в официальном сообщении о смерти члена ЦК КПСС, министра культуры СССР Екатерины Алексеевны Фурцевой было сказано: “Умерла от сердечной недостаточности”, но в эту формулировку никто не поверил, а в народе говорили: “Ушла из жизни по небрежности”.

Прощались с Фурцевой во МХАТе на Тверском бульваре. Многие не скрывали слез, ведь уходил в небытие “золотой век” советского искусства. Похоронили Екатерину Алексеевну на Новодевичьем кладбище в усыпальнице, достойной Екатерины Великой.

Владимир ВАХРАМОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Весельчак Уилл Смит
Синема 28-2008
Все свои
Рис и абрикосы


««« »»»