Рис и абрикосы

Первый канал отечественного телевидения отметил 60-летие Михаила Задорнова трансляцией записи концерта, почти полностью посвященного доказательству величия нашего убожества – роковые недостатки национальной ментальности и обычаев приобретали раблезианский масштаб и становились источниками комического восхищения. Только у нас, не без оснований утверждал сатирик, человек может поспорить на ящик водки, что бросит пить.

Не знаю, где именно состоялось это выступление, но если оно было записано в родной для Задорнова Прибалтике, настороженно восторженная реакция зала приобретала дополнительный геополитический смысл. На психологический принцип «перевертыша», столь блистательно показанный Выготским в его классической «Психологии искусства» (главное, конечно же, трагедия не ягненка, а волка), накладывается сеть планетарных коннотаций.

Действительно, процессы глобализации вынесли на первый план проблему созвучия той или иной национальной или локальной культуры новейшим тенденциям развития человека и человечества. В повседневной жизни и в быту это нас не удивляет, а вот для культурной политики проблема эта часто представляется неразрешимой: какая может быть цивилизационная несовместимость, если все культуры, как и люди, равны и равноправны? Где же хваленая политкорректность?

Между тем детальный культурологический анализ показывает, что различия нравов, обычаев и традиций, во многом определяющие скорость вовлечения носителей той или иной культуры в «мейнстрим» глобализации, отнюдь не противоречат принципиальному равноправию, поскольку не могут рассматриваться как незыблемый монолит. Отсюда неистребимая надежда, что «последние» когда-нибудь станут «первыми», и наоборот. Мне уже неоднократно доводилось писать о том, как французы, первыми массово освоившие информационно-визуальную приставку к телефону – «минитель», который по праву можно считать прямым предшественником Интернета, – медленнее других народов «вселялись» во Всемирную паутину.

С другой стороны, азиатские культуры, тысячелетиями возделывавшие рис, оказались неожиданно приспособленными к веку микроэлектроники. Ведь не случайно в странах Юго-Восточной Азии туристам предлагались и предлагаются, наряду с тайским массажем, надписи на зернышках риса.

Трагедия армянского народа, в результате геноцида начала ХХ века (и не только) рассыпанного по разным странам и регионам, обернулась преимуществом сети человеческих связей и взаимоподдержки планетарного масштаба. Об этом ярко свидетельствует ереванский кинофестиваль «Золотой абрикос», недавно отметивший пятую годовщину и очередной день рождения своего почетного президента – рожденного в Египте и проживающего в Канаде армянина всемирной известности Атома Эгояна. Только в столице Армении, наряду с наиболее заметными произведениями мирового киноискусства, на экране можно увидеть специальную программу фильмов, созданных армянами не только на своей исторической родине, но и в самых разных концах света. Остается лишь гадать, какие именно черты национальной ментальности привели к тому, что прокат кинофильмов на территории бывшего СССР почти полностью монополизирован этническими армянами?

В условиях глобализации преимущественное существование той или иной нации в диаспоре, а не только в исторической колыбели народа – не слабость, а сила этнической составляющей плавильного котла массовой культуры. В этом контексте утечка мозгов, по поводу которой мы так сокрушаемся, – наиболее наглядное свидетельство могущества отечественной традиции, хотя это может быть и не вполне очевидно руководящим представителям «нефтегазовой» культуры или носителям культуры «семечек на завалинке», на мой взгляд, значительно менее приспособленным к грядущим изменениям, чем культуры риса и абрикоса.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №29 (522) за 2008 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


Кирилл Разлогов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Весельчак Уилл Смит
Синема 28-2008
Все свои
Екатерина Великая


««« »»»