Тайна Шарлиз Терон

Рубрики: [Девушки]  [Шоу-биз]  

На открытии юбилейного XXX Московского международного кинофестиваля состоялась мировая премьера американского фильма “Хэнкок”. Картину представляли режиссер Питер Берг и исполнители главных ролей Уилл Смит и Шарлиз ТЕРОН.

Сегодня она на вершине актерского успеха. Роль серийной убийцы Эйлин Вуорнос в фильме “Монстр” принесла актрисе множество премий, в том числе “Оскар”.

Шарлиз Терон кажется воплощением женственности, мягкости, нежности, – говорила на церемонии “Оскар” режиссер “Монстра” Патти Джекинс. – Но внутри у нее стальная пружина. Ее силы воли хватило бы на десятерых”.

Да, на экране Терон выглядела крутой и очень опасной. Но когда я ее увидел на пресс-конференции в Москве, понял, что жизнь и кино – совершенно разные вещи.

– Фильм “Монстр” стал переломным в моей актерской карьере, – сказала актриса. – До этого я играла хрупких белокурых красавиц, страдающих от мужской жестокости и бесчувственности. И это мне порядком надоело. Сразу же после “Монстра” я заключила контракт на роль наемной убийцы в футуристическом боевике “Иен Флакс”.

– Но играя роли сильных женщин, порой приходится платить собственным здоровьем.

– Вы правы. На съемках “Иен Флакс” во время исполнения трюка я упала и едва не сломала позвоночник. Съемки заморозили на полтора месяца, пока я не выздоровела. Я бы и дальше работала без дублера, но вмешался мой друг, актер Стюарт Таунсенд, который за три года наших отношений занял жесткую позицию: “Или ты берешь дублершу, или я ухожу! Я люблю тебя и готов принять тебя любой – только не мертвой”. Скрипя зубами, я неохотно согласилась отдать дублерше самые сложные трюки.

– Вы родились в ЮАР?

– Да. Моя мама Герда владела фермой неподалеку от маленького городка Бенони. В молодости она сбежала из дома с авантюристом Шарлем Тероном. Она поверила, что ради нее муж станет добропорядочным обывателем. Я единственная дочь у моих родителей, и назвали меня Шарлиз в честь отца. После моего рождения в семье ненадолго наступил мир и покой. Но потом папашка затосковал по прежней веселой жизни и все чаще стал исчезать из дома.

– Значит, вашим воспитанием занималась мать?

– Не только моим воспитанием. Ей приходилось в одиночку вести все хозяйство. Она не жаловалась – с детства усвоила, что в этой жизни можно рассчитывать только на себя. Я тоже с малых лет знала, что должна уметь за себя постоять. Когда дралась с соседскими мальчишками, мама не защищала меня, считая, что я сама должна разобраться с окружающим миром. Мама никогда не боялась идти против общепринятых правил. В округе был только один кинотеатр, да и тот под открытым небом, для зрителей в автомобилях. А я очень любила кино, и мама частенько привозила меня “контрабандой” на взрослые фильмы, спрятав под покрывалом на заднем сиденье машины. Тогда-то я посмотрела “Амадеус”, “Роковое влечение”, “Всплеск” с Томом Хэнксом и влюбилась в него. Сочиняла целые фильмы, где мы с Томом играем главные роли, и разыгрывала сцены из этих картин с подружками на чердаке нашего дома.

– Так вы с юных лет хотели быть актрисой?

– У меня много было увлечений, и мама потакала моим чудачествам и развивала мои творческие наклонности. Если я хотела рисовать, то она находила деньги и нанимала учителя рисования. Если мне хотелось кататься на коньках, мама находила деньги и на коньки, и на поездки в город – на каток с искусственным льдом. А когда я заявила, что хоу быть балериной, как Майя Плисецкая, мама немедленно записала меня в школу-интернат с балетным уклоном. Я просто грезила Плисецкой после того, как впервые увидела ее на сцене. Накупила фильмы-балеты с ее участием: “Кармен-сюита”, “Чайка”, “Дама с собачкой”, художественные картины, где она снималась – “Анна Каренина”, “Чайковский”, “Вешние воды”…

А если быть откровенной, то была еще одна причина отправить меня в интернат. Отец все чаще уходил в запои, а в пьяном состоянии становился совершенно невменяемым: избивал маму, требовал денег, грозился сжечь ферму. Мама опасалась за меня. А потом в нашем доме прогремел выстрел. В полицейском протоколе, который подписала мама, говорилось: “Шарль Терон в состоянии алкогольного опьянения чистил ружье и случайно выстрелил в себя. Смерть произошла в результате несчастного случая”.

– Сколько вам тогда было лет?

– Пятнадцать. Накануне случившегося я приехала навестить маму. Отец явился пьяный, начал оскорблять маму. Я ему говорила грубости, назвала никчемным человеком, жалким алкоголиком и неудачником. Отец замахнулся на меня, но ударить не успел: мама выстрелила из ружья…

На следующий день я уехала в интернат. Мама попросила некоторое время не появляться дома. А через несколько месяцев позвонила и сказала, что записала меня на конкурс красоты в Йоханнесбурге. И я победила на конкурсе. Мне было шестнадцать. Как Мисс ЮАР меня пригласили в Милан, и я отправилась покорять мир.

– Это вам удалось?

– Несколько лет я работала на подиуме. Накопив достаточно денег, уехала в Нью-Йорк и поступила в балетную школу. А вскоре уже выходила не сцену в русских балетах – “Щелкунчик”, “Лебединое озеро”, “Спящая красавица” и в других постановках. 1995 год был одним из самых счастливых в моей жизни. Работа в балетном классе была такой напряженной, что по вечерам я без сил валилась в постель и мгновенно засыпала. Утром вскакивала по звонку и бежала на очередную репетицию. И как-то на одной из репетиций я неудачно приземлилась, упала и повредила коленную чашечку. Приговор врачей был жесток: “Вы никогда не сможете танцевать”. Для меня это была катастрофа. Я позвонила маме и сказала, что возвращаюсь домой. Мама была категорически против и сказала, чтобы я оставалась в Америке и попробовала себя в рекламе. Мне повезло. А через год я сыграла свою первую “роль со словами” в фильме “Два дня в долине”. Эту картину заметил кумир моего детства Том Хэнкс, позвонил, наговорил комплиментов и пригласил в свой режиссерский дебют – картину “То, что ты делаешь”. После съемок у Хэнкса меня завалили приглашениями сниматься в Голливуде. Я получила гражданство США, купила маме квартиру неподалеку от своего дома в Лос-Анджелесе.

– Такое ощущение, что вы попали в волшебную сказку. Или я не прав?

– В скором времени я поняла, что у каждой сказки есть оборотная сторона. С тех пор как я прославилась, газетчики с остервенением стали копаться в моем прошлом в надежде выудить какую-нибудь сенсационную тайну. Все годы я говорила, что мой отец погиб в 1991 году в автокатастрофе. Узнай они правду, моя карьера могла бы закончиться. Но, к моему счастью, репортеры бульварной прессы не стали докапываться до правды – их больше интересовала моя личная жизнь. Но каждый раз, встречая в газетах заголовки типа “Тайна Шарлиз”, “Вы еще не все о ней знаете!”, “Загадка принцессы Шарлиз”, “О чем молчит красотка Шарлиз”, я замирала от страха. Но видно на небесах кто-то есть, кто меня очень любит. Осознание этого необычайно помогает в жизни.

– Вас часто называют “принцесса Шарлиз”, “принцесса Голливуда”. Но у каждой принцессы должен быть принц…

– На съемках триллера “24 часа” в Ванкувере я познакомилась со Стюартом Таунсендом. Нам предстояло играть мужа и жену. именно Стюарту я все рассказала о своем прошлом. Он все понял, и это стало нашей общей тайной. Стюарт не болтлив, по-мужски красив, честен, умеет держать слово, нежен, заботлив. У него масса достоинств и практически нет недостатков. Правда, иногда он может быть очень жестким человеком. В такие моменты я взрываюсь, могу наговорить массу нелицеприятного, но вскоре отхожу и понимаю, что эта жесткость для моего же блага. Мы вместе шестой год, и нет желания видеть рядом с собой другого человека.

– Что бы вы теперь сказали о Шарлиз Терон?

– Прошлое осталось в прошлом. Теперь я ничего не боюсь. К тому же у меня есть поддержка Стюарта. Мы становимся старше и мудрее. Конечно, я думаю о будущем, о том, что время наложит отпечатки на мою внешность. Вот только главное для женщины, по-моему, оставаться юной в душе. И пусть сердце не черствеет и будет открыто всему прекрасному, что есть в жизни.

– Вы впервые в России. Как вам показалась Москва?

– Визит настолько скоротечен, что я могла увидеть только Кремль и Красную площадь. А еще по дороге из аэропорта в Москву я любовалась русским пейзажем. Он именно такой, каким я его увидела в фильмах из России.

– Можно уточнить, каких?

– “Война и мир”, “Утомленные солнцем”. Вот, пожалуй, и все. В Америке показывают только американское кино. А жаль. Зато ваша классическая литература, музыка, опера, балет, театр пользуются в Штатах бешеным успехом.

– Вам не хотелось бы сняться у кого-либо из российских кинорежиссеров?

– Поработать с мастерами кино другой школы нежели американская, было бы замечательно. Хотя я знаю только двух ваших режиссеров – Никиту Михалкова и Андрона Кончаловского. Правда, на ММКФ меня познакомили и с другими мастерами. Сразу же поступили предложения, очень любопытные предложения. Но пока пусть это будет моей тайной.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

А где мне взять такую песню?
Учение с обличением
От края до края


««« »»»