Учение с обличением

Двум директорам петербургских школ вынесено прокурорское предупреждение: у них в старших классах учились «скины», а они и не донесли. Ай-ай.

В свое время – в «XXII веке» – один герой Стругацких, педагог-воспитатель, узнал, что три его ученика собираются сбежать на другую планету, захватив для этой цели транспортный корабль. В современном Петербурге он бы, конечно, быстренько пошел и донес, или, как называют это в прокуратуре, «доложил»; но у них в XXII веке были другие нравы. Педагог всю ночь зубрил теорию управления транспортными кораблями и наутро в ненавязчивой форме сумел дать понять незадачливым беглецам, что корабль у них а) не взлетит, б) не сядет и в) перегреется по дороге. Это стоило ему, конечно, бессонной ночи, зато обошлось без репрессивных мер. Дети сами все поняли и остались на Земле – после чего из них выросли первоклассные бороздители звездных трасс.

Вообще-то, если у тебя в классе учится скинхед и ты не можешь его перевербовать, тебе совершенно не место в школе. Ты должен изучать свой предмет где-нибудь в НИИ, где научная работа не предполагает контактов с подростками. У меня в классе училась сатанистка, девушка трудной судьбы – по логике современной Госдумы, она теперь тоже подпадает под понятие «экстремизм». Если у них уже даже «готы» считаются опасными, согласно поправкам от депутата Говорухина, что говорить про сатанистов? Я не предпринимал никаких специальных усилий, чтобы ее разубедить. Просто в конце концов она доперла, что христианство гораздо интереснее.

Учитель, обязанный сообщать о настроениях учеников, – это запредел, до которого не доходила даже царская Россия. Можно себе представить, как отреагировал бы профессор любого старого русского университета или хороший преподаватель гимназии на предложение информировать официальные структуры об умонастроениях учащихся. Интересные вообще дела: сообщать об экстремистах. Да кто в молодости не экстремист?! Нельзя же требовать, чтобы у всех детей с ранних лет была одна-единственная мечта: устроиться в офис, дорасти до годовой зарплаты в полсотни евроштук и проводить отпуск на Бали! Экстремистами были Джон Рид и Дин Рид, Че Гевара и Джим Моррисон, кто не был в юности радикалом – подлец, кто не стал в старости консерватором – дурак, этот афоризм приписывается Черчиллю, но возник задолго до него. Учитель не имеет морального права злоупотреблять доверием ученика – ведь тот может написать в сочинении или выболтать при личной встрече не только то, что предусмотрено предметом. Больше того – плох учитель, с которым ученик не хочет поговорить по-человечески. А уж наставник, который с документально зафиксированными откровениями воспитанника бежит в ближайшее отделение милиции предупреждать молодежный экстремизм, может привидеться только в очень страшном сне.

Любопытна вообще эта тенденция – бороться с молодежным экстремизмом, под каковое определение автоматически попадает любая искренняя вера. Госдума ведь не просто так ополчилась на «эмо» и «готов» (подозреваю, что других молодежных движений она попросту не знает). Бороться со всем этим предполагается через патриотическую пропаганду. Могу себе представить последствия такой борьбы и степень ее эффективности. Нет лучшего способа загнать неформалов в подполье, а в подполье они вряд ли вырастут особо мирными людьми.

Впрочем, это и к лучшему. Хочешь воспитать революционера – окружи его доносчиками, борись с самыми безобидными его затеями и дави государственной пропагандой, ни одному слову которой не веришь сам. Кажется, они твердо взяли курс на то, чтобы отметить столетие революции 1917 года событиями, никак не уступающими ей по масштабу. И похоже, успеют.

Дмитрий БЫКОВ.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №22 (515) за 2008 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


Дмитрий Быков

Русский писатель, журналист, поэт, кинокритик, биограф Бориса Пастернака и Булата Окуджавы.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

А где мне взять такую песню?
От края до края
Тайна Шарлиз Терон


««« »»»