Парад страстей Вардана

Солист Кремль-концерта и Московского театра эстрады, лауреат международных фестивалей искусств, артист, покоривший зрителей не только России, но десятков стран мира, скрипач-виртоуз Вардан МАРКОС устроит 16 апреля необыкновенное шоу – “Парад страстей” – концерт для акустической скрипки с усилителем..

Вместе с ним на сцену выйдут солисты Русского камерного балета “Москва”, шоу-балет “Ровена”, ансамбль ирландского танца “Сирион”, солист театра “Новая опера” В.Кудашов, болгарский саксофонист Марин Панев, звезды российской эстрады, артисты театра и кино.

Когда волшебный смычок Вардана Маркоса страстно касается струн скрипки, буквально после нескольких мгновений выступления музыка настолько захватывает внимание публики, что забываешь, где ты, кто ты и вообще какой век на дворе. Популярная музыка композиторов-классиков (А.Вивальди, В.Моцарта, Ж.Оффенбаха, А.Хачатуряна, Ж.Бизе, Ш.Гуно, Н.Паганини) и авторские вариации на темы мелодий народов мира создают удивительную картину сегодняшней жизни человека.

– Когда начался твой путь в музыке?

– Отец, блестящий музыкант, привел меня в музыкальную школу. Там уже учились четыре моих старших сестры. Поскольку фортепиано в нашей семье было освоено, то мне, самому младшему, решили дать инструмент полегче (в смысле веса). Через какое-то время возник наш семейный ансамбль, и я приобщился к публичным выступлениям. Мы устраивали концерты для родственников, соседей и знакомых. Как профессиональный исполнитель я начинал в оркестре оперного театра, затем стал концертмейстером-солистом музыкального театра. С собственной программой стал выступать только девять лет назад.

– Кто были твои учителя?

– Их было много, всем огромная благодарность. Очень помог мне в процессе становления мой профессор Арам Шамщян. Плюс к этому личный пример, эталон игры таких мастеров, как Виктор Третьяков, Яша Хейфец, Владимир Спиваков, Натан Перельман. Я слушал их записи, ходил на концерты, учился у них.

– Что нужно еще, кроме желания, чтобы так совершенно и виртуозно владеть скрипкой?

– Колоссальное терпение. А в первые годы, в детстве – обязательно твердую руку или ремень родителей. У музыкантов, как и у спортсменов, детства не бывает. В том смысле, чтобы бесцельно слоняться по улице. Скрипка требует полной поглощения. Это огромный, постоянный труд. А это самое сложное для ребенка в первые годы обучения. Трудно, скучно, сверстники зовут играть в войну, а ты должен заниматься. Они не понимают, обзывают маменькиным сынком и ботаником. Многие не выдерживают этого “общественного мнения”. Но с годами трудности не уменьшаются, а только нарастают.

– Для выпускника консерватории редкость, что ты служил не в ансамбле песни и пляски какого-нибудь рода войск или в военном оркестре, а в танковых войсках…

– Мне хотелось пройти армейскую школу, стать настоящим мужчиной. На одном из последних учений стран Варшавского договора я получил серьезную травму левой руки. Последствия ее могли трагически обернуться для меня – я мог бы потерять возможность играть на скрипке. Но помогли врачи, поддержка родных и мои усилия.

– Сегодня воротилы шоу-бизнеса и телекомпании считают, что зрителям, особенно молодежи, не нужна классическая музыка. Поэтому потчуют телеаудиторию, образно говоря, музыкальным суррогатом.

– Ты прав, действительно, в последнее время существует такой стереотип, что молодежи нужно давать что-то попроще. Классика, мол, ушла в прошлое, устарела. Но дело в том, что прекрасная и вечно молодая классика мало где звучит. Ее просто не пропагандируют. А на своих концертах я часто вижу, как некоторые люди буквально прозревают. Мир музыки, оказывается, не замыкается кругом примитивных попевок и искусственно выведенных на ТВ попсовиков. Это же касается и моего инструмента. Считается, что срипка – это скучно, сложно и мало кому нужно. В действительности, все происходит наоборот. Мои слушатели становятся поклонниками и скрипки, и гениальных произведений великих композиторов-классиков.

– Иными словами, твой смычок открывает двери в волшебный мир настоящей музыки, истинной гармонии?

– По крайней мере, я к этому стремлюсь. Популяризировать классическую и симфоническую музыку, оперное искусство, камерный вокал просто необходимо. В моем репертуаре есть, например, эстрадная версия арии Далилы из оперы “Самсон и Далила”, “Аве Мария” Шуберта. Для неискушенного слушателя, который говорит, что он в этом ничего не смыслит, классику можно адаптировать, аранжировать, сделать созвучной стремительному ритму жизни и вместе с тем сохранить самое главное. Кстати, в моем репертуаре не только классические произведения, но и народная музыка буквально всего мира: немецкие, ирландские, испанские, греческие, еврейские, русские, армянские, цыганские мелодии. Произведения, которые были популярными в 40- 50-е годы прошлого века – аргентинское танго, музыка обожаемого мною французского композитора Жоржа Гарваренца.

– А какова география твоих концертов?

– Как-то я выступал в Находке и увидел там плакат: “Здесь начинается Россия!”. Вот от Петропавловска-Камчатского и Южно-Сахалинска до Калининграда, от Мурманска до Сочи я открывал свою Россию. Через залы дворцов культуры, концертные залы филармоний, домов офицеров. И везде я видел прекрасные, одухотворенные лица. Ну и, конечно, заграничные гастроли. Там тоже хорошо принимают мои программы. Ведь музыка не требует перевода…

– А как родился твой музыкальный спектакль “Парад страстей”?

– Однажды на большом городском празднике шло представление. Народу было видимо-невидимо. Я играл мелодии, а участники конкурса должны были угадывать их. Такая музыкальная викторина. Играю “24-й каприс” Паганини – никто не знает. Многотысячная аудитория – и ни одного правильного ответа. Исполняю “Турецкий марш” Моцарта – снова тишина. “40-я симфония” Моцарта – полное молчание. Четвертая классическая мелодия, пятая… Тогда я пришел к идее создания программы, состоящей из популярных классических мелодий разных стран и эпох. Начал создавать свой репертуар, делая новые аранжировки. А название “Парад страстей” – потому, что все произведения в спектакле рассказывают о человеческих чувствах: грусти, одиночестве, тоске, радости, любви. Премьера состоялась 2 января 1999 года. Представь: на улице минус сорок, а огромный зал оперного театра полон. Именно тогда я понял, что иду правильным путем.

Владимир ВАХРАМОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Создан молодежный оркестр
Музыка нашей памяти
Навести мосты
Прощание с Византией
Зло под солнцем


««« »»»