СЕРГЕЙ ЛИСОВСКИЙ: ВРЕМЯ ЖИТЬ

Магнат телерекламы, шоу-бизнесмен, глава “ЛИС’С” делает свой выбор

– Сергей, у меня такое ощущение, что вы занимаетесь не своим делом.

– …

– Молчание – знак согласия?

– А какого ответа вы от меня ждете? Думали, стану спорить, оправдываться? Это ведь ваше ощущение, вы его и обосновывайте.

– Попробую. Смотрю на то, с каким жаром вы рассказываете о Валерии Чкалове, и понимаю, что не в рекламе и шоу-бизнесе вам место, а за штурвалом самолета.

– Во-первых, я потихонечку летаю. В свободное от работы время. Во-вторых, о Чкалове говорю не только я и не только из-за какой-то особенной любви к этому прославленному летчику. Чкалов – один из тех героев, на чьих именах мы предполагаем воспитывать российскую молодежь.

– Мы – это кто?

– Те, кто верит, что пришло время жить в России.

– Да, слышал: “Время жить” – название акции, проводимой под вашим патронатом. Но почему все-таки выбор пал именно на Чкалова?

– Это одна из наиболее ярких личностей своего времени. Да и эпоха та похожа на нашу. Тогда cтрана переживала бум – стремительно развивалась промышленность, авиация, и сейчас Россия совершает технологический рывок, догоняя развитые державы мира.

– Правда, в 30-е годы самолеты мы строили сами, а нынче компьютеры и прочие достижения цивилизации нам завозят из-за бугра.

– Это не имеет значения. Главное, что мы не только успешно осваиваем современные технологии, но и вносим свой вклад. Известно, сколь высоко ценятся в мире российские программисты. И, кстати, не только они. Вспомните хакеров. Их достижения служат лишним свидетельством способностей наших людей: если уж мы сумели внедриться в самые защищенные компьютерные системы мира…

– Вряд ли этим фактом стоит особенно гордиться.

– Безусловно, это преступление, но оно доказывает, на что в интеллектуальном смысле способны наши люди. Запад часто поднимает крик о русской мафии, которая якобы подчинила себе чуть ли не весь мир. Но весь реально доказанный криминал – это деятельность хакеров.

– А Тимофеев, Япончик?

– Если подходить с позиций закона, эти дела шиты белыми нитками. Громкие процессы нужны были, чтобы запугать тамошнего обывателя русской угрозой. Повторяю: если и говорить об экспорте из России какого-то криминалитета, то исключительно интеллектуального – в отличие от банальной уголовщины, заполонившей мир под видом эмиграции.

– И здесь мы, выяснятся, впереди планеты всей: российские преступники – самые умные преступники. Но мы, кажется, удалились от разговора о Чкалове.

– Я и говорю: хочу, чтобы наша молодежь брала пример не с заморских Шварценеггера и Сталлоне, а с отечественного героя Чкалова.

– А вас не смущает, что этот Чапаев от авиации не слишком жаловал дисциплину да и поведения был отнюдь не образцового?

– Подозреваю, многие святые, ныне канонизированные церковью, при жизни не всегда были ангелами и могли позволить себе разные поступки. Со временем же потомки решили оставить в памяти лишь то, что работает на светлый образ. Не призываю лакировать и приукрашать Чкалова, но не вижу также поводов, которые мешали бы этому человеку стать национальным героем России. Во всяком случае, готов всячески содействовать тому, чтобы именно так и было.

– Еще один подводный камень: 30-е годы упорно ассоциируются в сознании многих со сталинским террором, вы же хотите придать тому времени романтический ореол.

– Вы слишком серьезно подходите к вопросу, который не требует столь пристального внимания. Я не собираюсь строить идеологию исключительно на Чкалове. Это всего лишь символ, знаковый элемент. В конце концов, мы оглядываемся в прошлое, чтобы четче представлять наше будущее. С тем, что Чкалов – часть нашей истории, надеюсь, спорить не станете?

– Зачем же? Давайте лучше поговорим о провозглашенном вами времени жить в России.

– Странно вы все трактуете. Почему мною провозглашенным? Вы не считаете, что этот лозунг актуален?

– А где еще прикажете жить, куда деваться?

– У человека всегда должен быть выбор. Это первое. И второе: цитируемый вами тезис адресован, в первую очередь, не россиянам, а иностранцам. Хочу сказать всем, что именно в нашей стране существуют идеальные возможности для тех, кто стремится проявить себя в полной мере.

– Удивительные вещи говорите, Сергей. Народ по полгода зарплату не получает, а вы пытаетесь заманить иностранцев баснями.

– Может, мы с вами о разных Россиях говорим? Я, например, убежден, что моим соотечественникам очень повезло, что они родились и живут именно здесь.

Понятно, уровень жизни в Европе выше, но это все преходяще – нагоним, а реализовать полнее и успешнее можно себя именно в России и уже сегодня.

– Заявляя широкомасштабную программу под лозунгом “Время жить в России”, вы не можете не думать и о том, что ждет нас через три года. Я говорю об очередных президентских выборах. Кого вы рассматриваете в качестве кандидата?

– Искренне считаю, что Ельцин по-прежнему наиболее полно отвечает требованиям, предъявляемым к претенденту на пост главы нашего государства. Борис Николаевич очень плотно сейчас работает, совершает четкие, деловые поступки, чем качественно изменил собственный имидж.

– Значит, вы будете поддерживать на выборах именно действующего президента?

– Ельцин говорит, что не намерен участвовать в кампании 2000 года. Это первое. Второе же заключается в том, что я возглавляю коммерческую фирму, которая может оказывать услуги по политической, имиджевой рекламе разным кандидатам. Конечно, с определенными оговорками.

– То есть вы готовы отказаться от денег из идеологических соображений?

– Да, есть круг лиц, которые могут на нас не рассчитывать. Впрочем, эти люди вряд ли к нам обратятся, поскольку мы не скрываем свою позицию.

– Эти не обратятся, а те?

– Если вы о конкретных заказах, то их пока не было. Впрочем, такое положение дел меня не удивляет. С 93-го года мы регулярно участвуем в различных предвыборных кампаниях – в президентских, парламентских, губернаторских, местных… Ситуация повторяется раз за разом: сроки выборов известны заранее, но люди ждут до последнего. Заказы поступают, когда жареный петух поклевывать начинает. Конечно, если действовать по-умному, то уже пора начинать.

– Намекаете клиентам?

– Высказываю свое мнение.

– Интересно, есть принципиальное различие между предвыборными агитками и рекламой женских прокладок?

– Безусловно. Речь ведь о совершенно разных вещах.

– Но ведь в обоих случаях идет апелляция скорее к физиологии, чем к психологии: реклама обещает, что будет сухо и комфортно. Мол, купите этого кандидата и станете ходить во всем белом, он сделает вам чисто и хорошо. Почти как гигиенические прокладки.

– Не совсем так. То есть совсем не так. Дело в том, что прокладки однозначно нужны, а президент – вопрос спорный, в этом народ еще убедить нужно.

Другое дело, что в большинстве своем к политической рекламе у нас пока относятся примерно так, как вы сказали: что жвачка, что стиральные порошки, что предвыборные ролики – подход один. У нас все разбираются в футболе, медицине и рекламе, знают, как гол бразильцам забить, мертвого припарками оживить и никому неведомого политика сделать президентом страны.

К сожалению, в обществе по-прежнему нет понимания, что реклама – это весьма серьезное производство. Многие воспринимают этот бизнес как яркий праздник, приносящий большие и легкие деньги. Юрий Грымов организовал и провел трехмесячные курсы с целью выявить молодых и толковых ребят, пригодных работать в рекламном деле. Учились все ударно, с большим интересом. В результате из ста человек удалось отобрать только десять, а из этой десятки к сегодняшнему дню в рекламном агентстве работает лишь один человек. Это то, о чем я вам сегодня уже говорил: проблема кадров. Когда люди сталкиваются с реальными буднями рекламы, многие пасуют.

Жульничать будет лишь тот, кто не думает о завтрашнем дне. Чтобы эти левые конторы исчезли, обанкротились, надо приучить всех к мысли, что налоги платить необходимо. Я вообще выступаю за то, чтобы начать лицензировать концертную деятельность. Вспомните, каким скандалом закончилась история с гастролями Дэвида Копперфильда: фирма-невидимка, зарегистрированная по несуществующему адресу, перевела изрядную сумму в долларах куда-то за границу. Разумеется, никаких налогов никто не платил и не заплатит.

– На мой взгляд, дело не только в лавочках-однодневках, но и в наших уважаемых артистах. Мне с трудом верится, что по доброй воле станут делиться с государством люди, на голубом глазу рассказывающие, что у них нет денег даже на покупку квартиры, мол, поэтому они, артисты, ездят на одолженных у приятелей автомобилях. Такой лепет даже слушать стыдно.

– Я знаю реальное финансовое положение многих наших звезд. Действительно, часть из них живет в долг, но катается на роскошных лимузинах. Почему? Есть уровень жизни и есть стиль жизни. Не может человек, претендующий на звание звезды, ездить в метро или крутить баранку потрепанных “Жигулей”. Определенный социальный статус предполагает и определенные расходы. Если ты хочешь вращаться в высшем свете, раскошеливайся. Нет денег? Тогда умерь амбиции. Но дело в том, что человек, однажды проехавшийся на иномарке, никогда больше не сядет в салон отечественного автомобиля. Так и артист: попав в обойму, он всеми силами старается из нее не выпасть. Денег на поддержание имиджа может не хватать, но говорить об этом вслух – значит признаться, что никакая ты не звезда. Двигаться можно только вперед и вверх. Шаг назад подобен катастрофе.

– А куда выше, если читаешь, что у одного гонорар за концерт под “фанеру” – 25 тысяч долларов, у другой – тридцать тысяч?

– Все цифры, публикуемые в прессе, раза в два превышают реально выплачиваемые суммы. Порой журналисты привирают, иногда артисты сами себе цену набивают.

– Хорошо, давайте без имен, но с натуральными цифрами. Какой самый большой гонорар за сольный концерт заплатили лично вы? Речь, разумеется, об отечественной попсе, а не заморских светилах.

– На сегодняшний день максимальный гонорар не превышает 25 тысяч долларов. Не скажу, что именно я его платил, но эта сумма отвечает действительности.

Конечно, есть ненормальные, которые готовы выложить сотни тысяч долларов, чтобы кто-нибудь из очень известных спел или сплясал на свадьбе дочери или сына, но такие случаи, во-первых, редки, во-вторых, не имеют отношения к шоу-бизнесу.

Но вернемся к той цифре, которую я назвал. Не забудьте, что из полученного гонорара артист выплачивает, к примеру, жалование своему коллективу, который нередко доходит до сорока человек. Или возьмите сценические костюмы – это весьма дорогое удовольствие. Поэтому из первоначальной суммы артисту остается процентов тридцать – сорок. Не так много.

– В Москву приезжала Линда Евангелиста. Как-то она сказала, что не поднимется с дивана за гонорар меньше, чем пятьдесят тысяч долларов в день. А какая сумма может заставить вас стать в боевую стойку?

– Никогда ничего не делаю только ради денег. Главный вопрос – на пользу или во вред моей фирме то, что мне предлагают. Если это в рамках исповедуемой мною идеологии, от предложения не отказываюсь. Но чаще обращаются с тем, что для меня неприемлемо. В свое время меня активно обрабатывали по самому разному поводу. Например, пытались затянуть в какую-нибудь финансовую пирамиду типа МММ. Всегда отметал подобные штучки, хотя некоторые приятели заработали на этих операциях приличные деньги и потом долго старались раздразнить меня рассказами о своем баснословном обогащении.

Но дело в том, что финансовые аферы не доставляют мне удовольствия: купил акцию за доллар, а через год продал за четыре. И что? В чем заслуга? Не испытываю радости от того, что денег стало больше – для меня чрезвычайно важно чувствовать, как именно я их заработал. Спекуляции с ценными бумагами не кажутся мне трудом.

Я определил, чем мне интересно заниматься. Это то, что на Западе называется индустрией развлечений – концертная деятельность, эстрада, телевидение, радио, кино, реклама. Еще древние требовали хлеба и зрелищ. В XVIII веке философы добавили в эту формулу мирских радостей еще и секс. Я беру на себя половину того, что интересует человечество, – развлечение. Другие пусть накормят людей, а я их развлеку.

– А секс?

– Полагаю, эту проблему каждый должен решить самостоятельно.

– Вы сказали об индустрии развлечений и упомянули в общем списке телерекламу. Полагаете, повторяющиеся час за часом на экране навязчивые клипы о жвачке и средстве от прыщей должны веселить народу душу?

– Мы ведь не только рекламой занимаемся, но и поставляем телепродукт – фильмы, сериалы, покупаемые за рубежом.

– Значит, это вас мы должны благодарить за “мыльные оперы”?

– Пожалуйста, благодарите.

– А вы сами хоть раз смотрели то, чем зрителей кормите?

– Сериалы ведь рассчитаны на другую аудиторию, не на меня. Те, для кого делаются эти “оперы”, думаю, удовлетворены.

…Если же говорить глобально о моем отношении к телевидению, то на сегодняшний день меня интересуют не отдельные передачи, а функционирование системы в целом. Скажем, ясно, что на ОРТ объединяющего начала нет, есть только укоренившаяся у людей привычка смотреть 1-й канал: идут хорошие фильмы и отдельные хорошие программы, но отсутствует система.

– Та, которая присутствует на ТВ 6?

– Да, сегодня это единственный канал с душой. Когда-то четко выраженное лицо было у НТВ. Сейчас канал мечется, пытается отойти от жесткой политики новостей, которые стали их профессией. Пока НТВ не может решить, к какому берегу прибиться.

Так вот. Убежден, надо менять саму систему, а не набор картинок. Именно поэтому, на мой взгляд, во главе телевидения должен стоять не творческий человек, а администратор, знающий телетехнологию, а творцы обязаны творить.

– Администратор – это вы на себя намекаете?

– Вы спросили – я ответил. Никаких намеков.

Андрей ВАНДЕНКО.

Фото Саши КУБАНСКОГО и из архива ИД “Новый Взгляд”.

К вертолету:

Во-первых, я потихонечку летаю. В свободное от работы время…

…если и говорить об экспорте из России какого-то криминалитета, то исключительно интеллектуального – в отличие от банальной уголовщины.

В конце концов, мы оглядываемся в прошлое, чтобы четче представлять наше будущее.

В большинстве своем к политической рекламе у нас пока относятся примерно так: что жвачка, что стиральные порошки, что предвыборные ролики – подход один.

Жульничать будет лишь тот, кто не думает о завтрашнем дне.

Конечно, есть ненормальные, которые готовы выложить сотни тысяч долларов, чтобы кто-нибудь из очень известных спел или сплясал на свадьбе дочери или сына.

Никогда ничего не делаю только ради денег. Главный вопрос – на пользу или во вред моей фирме то, что мне предлагают.

…Если же говорить о моем отношении к телевидению, то на сегодняшний день меня интересуют не отдельные передачи, а функционирование системы в целом.

к Шварцу: речь

Но мы, кажется, удалились от разговора о Чкалове.

К Чкалову: речь

Я и говорю: хочу, чтобы наша молодежь брала пример не с заморских Шварценеггера и Сталлоне, а с отечественного героя… Чкалова.

К Грымову, речь:

Учиться, учиться и учиться… рекламе.

Копперфильд, речь:

А я уже всему научился.

Линда, речь:

Не поднимусь с дивана за гонорар меньше, чем пятьдесят тысяч долларов в день.


Андрей Ванденко

Победитель премии рунета

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТРИ ГРУППЫ МЫШЦ ВРАЩАЮТ ТУЛОВИЩЕ
БУДЕТ В СОСТАВЕ VERVE НОВЫЙ ГИТАРИСТ?
УМЕРЛА БЕРИЛ БРАЙДЕН
НА КУХНЕ, ГДЕ КИПИТ ВАРЕНЬЕ
У НАТАЛИИ МЕДВЕДЕВОЙ НОВЫЙ ПРОДЮСЕР
ФОТОМОДЕЛИ ТОЖЕ УМЕЮТ ДРАТЬСЯ
В НЬЮ-ЙОРКСКИХ ТАКСИ БОЛЬШЕ НЕ УСЛЫШАТ ПЛАСИДО ДОМИНГО
УНИВЕРСАЛЬНОЕ СРЕДСТВО ОТ СТАРЕНИЯ
ВОДОПЛАВАЮЩИЕ ЗВЕЗДЫ В КЛЯЗЬМИНСКОМ ВОДОХРАНИЛИЩЕ
ЛАЙЭМ ГЭЛЛАХЕР ЗАПЛАТИТ ЗА СЛОМАННЫЙ НОС $100.000
РИНГО СТАРР ПРЕДПРИНЯЛ “ПОЛИТИКУ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ”
ТВОЙ ПЛАНШЕТ Я НАВЕК СОХРАНИЛА
БИЛЕТЫ НА ШОУ КЛЭПТОНА РАСКУПЛЕНЫ ЗА ТРИ ЧАСА
ВДОВА РОЯ ОРБИСОНА СУДИТСЯ
РОККИ ПО КЛИЧКЕ ЕНОТ
А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ
“СЕРЬГА” ПОЕДЕТ В ЕКАТЕРИНБУРГ
ИЗНАСИЛОВАНИЕ В ДОМЕ УИТНИ ХЬЮСТОН
ВЛАДИМИР ДУДИНЦЕВ: НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ
НУЖЕН ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР
КОРТНИ ЛАВ ВЫЙДЕТ НА СЦЕНУ
ИЗМЕНЕНИЕ СУДЬБЫ – МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?
СОЛНЕЧНОГОРСКАЯ ПТИЦЕФАБРИКА БУДЕТ ЖИТЬ!
Коротко
БАРБРА СТРЕЙЗАНД: ЛЮБОВЬ ЛЮБОВЬЮ, А ДЕНЬГИ ДЕНЬГАМИ
Цитаты
СДУВАЯ ПЫЛЬ ЗАБВЕНИЯ
СТИНГ ТОПИЛ СВОЕ ГОРЕ В ШАМПАНСКОМ
ПРОДЛИТЕ СВОЕ ЛЕТО
МАДОННА – ДЕВЯТИКРАТНАЯ НОМИНАНТКА MTV VIDEO MUSIC AWARDS
ДЕЙВУ МУСТЕЙНУ НЕ УДАЛОСЬ РАЗВЕЯТЬ СЛУХИ
ТРОЙКА, СЕМЕРКА, ТУЗ
“СПЛИН” ОТСНИМЕТ “КАТИСЬ, КОЛЕСО”
РЭППЕРЫ ПРИЗНАНЫ ВИНОВНЫМИ
ПО УСАМ ТЕКЛО И В РОТ ПОПАЛО


««« »»»