ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ ИЛИ КАК НАМ ПОДЛЕЧЬ ПОД НУЖНЫХ БАНДИТОВ

1.

На прошлой неделе наш бесноватый “сын юриста” опять всласть покуражился. Жертвами злобной выходки стали тележурналисты, над которыми рыжеватый подонок Жирик (термин залитован Лимоновым на страницах “Нового Взгляда”) глумился как хотел, не стесняясь ни стоящих поодаль ухмыляющихся ментов, ни бесстрастно снимающих эту выходку телекамер. Глядя на верещащего как базарная баба Жириновского, можно было сделать вывод, что это – просто напросто тупая скотина, которая действительно приняла милую репортершу за “чеченскую террористку”. Однако, известно, что В.В. – большая умница (что не мешает, впрочем, оставаться и большой дрянью). Он знает что делает и знает – зачем. И в собственной безнаказанности убежден на все 100. Эта “террористка” позже взяла ТВ-интервью у “главмента” Куликова, который не очень уверенно сказал, что всяк хулиган, дескать, должен быть наказан. Ну-ну, поживем, увидим.

Ведь дело не в том, что у В.В.Ж. – депутатская неприкосновенность (ведь он лихо распускал руки, нападая не только на досужих репортеров, но и на своих “неприкосновенных” коллег, подняв однажды лапу даже на самого легендарного из российских сыщиков – Тельмана Хореновича Гдляна), и не в том, что самого знаменитого из наших евреев-политиков не рискнут, мол, “привлечь”, опасаясь гипотетических обвинений в антисемитизме (то, что Ж. – еврей, помнят лишь в Израиле, где он как подорванный пел – не очень убедительно, впрочем – осанну сионизму), а в том, что хитрющий “Вовочка из ЛДПР” вычислил: у нас Закон ныне не в почете, сейчас самое модное словцо – “беспредел”.

Никогда не уважал русский человек представителей закона, да и к самому закону относился двойственно. Вот выводы, которые сделал наш народ из многовекового общения с законом:

“Законы святы, да законники супостаты.”

“Не бойся закона, бойся судьи.”

“Законы – миротворцы, да законники – крючкотворцы.”

“Где закон, там и обида.”

“Где закон, там и преступление.”

“Если бы не закон, не было бы и преступника.”

С уважением к законам человек явно не рождается. Придуманные неведомо кем именно (и при каких конкретно обстоятельствах?), они давят своей безликостью на любого человека любой страны.

Даже Маугли оказался под гнетом закона Джунглей. Закон страшен тем, что с ним нельзя договориться, объяснить ему свои обстоятельства. Он не поймет, а люди, которые судят якобы с позиций закона остаются обыкновенными людьми, со своими симпатиями и антипатиями.

2.

То, что у нас в России называется “разгулом преступности”, на самом деле представляется более сложным явлением, которое можно было бы назвать девальвацией правил человеческого общежития и исчезновение априорного взаимоуважения людей. Ведь, допустим профессиональный киллер, за исключением своей профессии может быть таким же как многие “порядочные” люди. Он может быть хорошим отцом, отзывчивым соседом, верным другом. Его отличает лишь базовое неуважение к неизвестным ему людям, которых он легко убивает, не входя в конфликт со своей совестью.

Более того, возможны случаи, когда человек такой профессии считает себя “санитаром леса”, делающим грязную работу, которую официально-представляющие-власть сделать не в состоянии. Таковы сюжеты огромного количества фильмов, что в России, что в Европе или Америке. По ту сторону баррикад находятся следователи, адвокаты, судьи, которые точно также, как и бандиты используют закон для наведения своей личной справедливости, поскольку никакой другой попросту не существует. Вернее, как отметил классик: “справедливости по крайней мере две: та, что дает всем поровну, и та, что дает каждому по заслугам.”

На самом деле их, справедливостей гораздо больше. Говорят: сколько людей, столько и мнений; но это в той же мере можно отнести и к понятию справедливости.

А в обществе, в котором нет ощущения справедливости – не может быть уважения к законам, задача которых поддерживать некоторый справедливый порядок.

“Разгул преступности” не означает того, что определенная часть населения вдруг стала нарушать нормы человеческого общежития, достаточно понятно изложенные в десяти заповедях. Это не означает и ослабления репрессирующего аппарата. Это означает национальную болезнь, которой подвержены в большей или меньшей степени все члены общества.

Да, да. То, что у нас в стране называется разгулом преступности, на самом деле является более сложным явлением, имя коему – исчезновение априорного взаимоуважения людей.

3.

Напомню публикацию из прошлого номера “Моей Газеты” об аресте “ряда лиц, которые, по мнению следствия, могли бы якобы пролить свет на “деятельность пресловутого Михася”. Следственным отделом Западного округа г.Москвы летом прошлого года было возбуждено уголовное дело против Надира Мязитова. Это прелесть, а не дело – просто идеальное пособие по милицейскому беспределу.

Перед следствием как бы действительно “ставилась задача лишить человека свободы на интересующий срок”. Арестовали его вроде бы за грабеж, а обвинение предъявили – по статье 148/4 УК РФ (присвоение случайно найденного имущества)! Ну, почувствуйте разницу!

“Мязитова посещали высокие чины МВД и вели без протокольные допросы, никак не связанные с делом, по которому он содержался под стражей. По существу же предъявленного ему обвинения он не был допрошен ни разу”.

У другого задержанного по этому же делу при обыске изъяли кучу полезных в хозяйстве вещичек типа золотых часиков “Ролекс” (стоимостью около $ 20.000), браслетика миллионов за десять (но уже рублей), 9.875 наличными (снова баксы), навороченного телефона, неплохой машины “Вольво”, пейджера… ну и т.д. Словом, ясно, что задержанный не был хорошим человеком; слишком упакован для хорошего. Тем не менее дело в отношении этого нехорошего было прекращено. Но вещи – цитирую жалобу адвоката – “возвращены ему не были”. По словам все того же адвоката, руководитель следственной группы С.Н.Солянкин рекомендовал “не дергаться”. Выяснилось, что “деньги растрачены”. Правда, мило? То есть, кто смел, тот и съел. И следователи, похоже, у нас уже ничем не отличаются от своих подопечных, даже если предположить, что те люди ну уж совсем дурные.

Еще одна деталь. “На имя одного из адвокатов поступило анонимное письмо с предложением купить улики по этому делу. Для подтверждения полномочий к анонимке были приложены протоколы допросов предварительного следствия по этому делу, которые могли быть достоянием только следователей. То есть, кто-то попросту приторговывает материалами следствия?

Начальник Следственного Управления В.Н. Довжук вынес следователям 7 отдела строгие выговоры с занесением в личное дело за процессуальные нарушения, допущенные в ходе расследования по этому делу. Не это ли, по сути является признанием нарушения закона со стороны следствия?”

А все почему? Не потому ли, что нашему доблестному МВД надо было прошлым летом показать недавно обретенным коллегам из “Интерпола”, что у нас с мафией расправляются лихо (а главное, что она есть и, значит, нужны на борьбу с ней те самые баксы)? И вот дружно, как по указке, появились однотипные (не говорю, что заказные – недоказуемо) публикации в респектабельных газетах самого разного замеса, самой разной периодичности: от ежедневных “Известий” (“Братва сиротства не прощает”) до ежемесячного “Совсека” (“Михась”). Посадить бы поскорее кого-нибудь из “солнцевских”, а там уж разберемся: не они ли, кстати, и Влада Листьева “положили”?! А то вот в американских изданиях (не менее респектабельных, чем “Известия”) кивают на самого Березовского! Не тут ли собака зарыта? Тот самый непонятный Мухтар темных разборок, когда закон действительно, что дышло… Ну да ладно, это банальности, наверное.

А после того как суровая махина Закона запущена, остановить ее фактически невозможно; почитайте Кафку. Девять месяцев сидит за решеткой человек, про которого “известно” (из газеты “Известия”!), что он “бандит”. Поэтому и обращаются с ним (Мязитовым) по-бандитски. И если другой человек, в погонах – наделен властью влиять на судьбы других людей, к нему этот термин уже не применим? Даже если он берет, то, что ему приглянулось, прикрываясь при этом и табельным оружием, и замазками в милицейских верхах? Нет, к нему, властью облеченному, право же, спрос по совести – относится в наивысшей степени. “Эти этические критерии кажутся максималистскими. Да, это и есть максимализм. Но ведь и “ставки” здесь тоже максимальные. Ведь речь идет о жизни, о судьбе человека. Может ли моральный ущерб, нанесенный служебным выговором, сравниться с моральным и материальным ущербом, нанесенным личности, семье, здоровью, карьере от девяти месяцев лишения свободы?”

Увы, увы, увы. Если начинается Бандитизм, значит те же процессы неминуемы и в правоохранительной системе. Что собственно и имеет место сегодня. Власть не гнушается тем, чтобы украсть, унизить, пустить в ход физическую силу, а главное уважает закон ничуть не больше, чем те, кто его открыто нарушает.

Есть крыша бандитская, есть милицейская, есть воры и убийцы без формы, а есть в форме. Живущие в одной стране и в одно время люди неизбежно будут иметь общие черты, а уж как жизнь их раскидает и по какую-сторону баррикады они в результате окажутся – дело случая.

4.

“Мама, мы все сошли с ума” – некогда пели шумные Slade; не про нашу ли это жизнь нынешнюю? Не воровать сегодня – затея лишенная смысла хотя бы потому, что то, что ты не украдешь сегодня, кто-то, с одной стороны, украл вчера, а с другой – украдет завтра. Осудить вора или убийцу, не по закону, а по совести, тоже не так просто, если обстоятельства сложились таким образом, что выхода не было.

Наши тюрьмы, например, забиты так называемыми бытовиками, то есть людьми, которые убили кого-нибудь из родственников (“по бытовухе”). А статистика показывает, что максимальное число самоубийств приходится на последние праздничные дни, то есть когда человек провел продолжительное время в семье. Семья может быть адом, как это ни печально, но зарубивший топором родственника в состоянии аффекта вовсе не обязательно представляет из себя угрозу обществу. Однако статистика по раскрытым убийствам не производит разделения по категории убийства и цифры формируются за счет бытовиков, а заказные убийства, которые и олицетворяют разгул преступности, остаются нераскрытыми. Более того, когда убивают обеспеченного человека, необеспеченный в душе злорадствует. Да, злорадствует и только становясь жертвой зависти и недоброжелательности менее обеспеченных, задумывается о собственной безопасности. Той самой безопасности, которой нет.

Кстати, любопытный факт. Как в Америке убивают и грабят в пределах своего квартала и своей имущественной среды (наркоманы оббирают своих товарищей по несчастью, акулы капитала охотятся за повелителями бирж своего калибра, майамские “быки” устраивают разборки с бычьем из Нью-Йорка, негры убивают и грабят, в основном негров или забредших на их территорию белых, преступность мексиканцев, как правило, не выходит за пределы “латинских” кварталов, а белые сводят счеты с белыми), так и в России не слышно сообщений, что бомж убил банкира. Получается, что формы преступности обусловлены уровнем жизни, связей и понятий действующих лиц. Именитые бандиты обувают страну, а сами могут стать разменной монетой игры в высших эшелонах власти. Ребята попроще откусывают меньше, а рискуют больше (Якубовский, Станкевич, Ильюшенко,…), безымянные бандиты становятся жертвами междоусобных разборок и милицейского террора, поскольку милиционера вряд ли будет мучить совесть, или ожидать неприятности, если он изобьет и ограбит человека без профессии и определенного места жительства, но зато с иномаркой под задницей и в золоте. А бомж убьет пенсионера за жалкие гроши и батон колбасы, но не польстится на богатую квартиру в роскошном особняке.

“Каждому – свое”? Хам Жириновский может безнаказанно распускать руки, унижая женщин на глазах у миллионов телезрителей. Влиятельный представитель касты “силовиков” считает себя вправе отбирать те вещи, которые ему приглянулись, если его оппонент, в соответствии с презумпцией виновности, сам где-то эти вещи украл. Судьи вольны выносить приговор на основании подборки тенденциозных и бездоказательных газетных публикаций. Ну а сами газетчики безмятежно тиражируют красные призывы “Банду Ельцина – под суд!”, забыв, что именно этот Президент даровал им сладкую свободу куража и, стало быть, они – в этой самой банде. И как бы даже не на совсем последних ролях, потому что – тоже Власть. Власть №4. Хорошо, что не номер “шесть”, не так ли?

Маргарита ГОТОВА, ИД.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Роль НТВ в освещении чеченских событий
НА БЕЛОРУССКОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН
А КАРАВАН ИДЕТ…
ЛЕКАРСТВЕННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ – ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
МОЛОДЫЕ НАСТУПАЮТ И ВЫИГРЫВАЮТ…
ПОЧЕМУ Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ КЛОНИРОВАЛИ Б.Н.ЕЛЬЦИНА?
ЗА ЧТО ЖЕ, НЕ БОЯСЬ ГРЕХА, КУКУШКА ХВАЛИТ ПЕТУХА?
ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ: ДУДАЕВ
АНАТОЛИЙ ЧУБАЙС И ОВЕЧКА ДОЛЛИ
Чтобы делать бизнес в России, вы должны быть мазохистом
АТАКА НА ЛИШНИЙ ВЕС
А ГДЕ ИСКАТЬ НАЛОГИ?
“СИБНЕФТЬ” ПРИВАТИЗИРОВАНА. ЧТО ДАЛЬШЕ?
МОЖНО ЛИ ВЫЛЕЧИТЬ АДЕНОМУ?
“КИНОТАВРУ” НАВСТРЕЧУ
СТАРЫЕ СКАЗКИ О ГЛАВНОМ
РЫНОЧНЫЙ КАННИБАЛИЗМ
ЮРИЙ БОНДАРЕВ: “АПОЛИТИЧНЫМ БЫТЬ НЕ МОГУ”
ПРОГУЛКИ ПО НОРВЕГИИ


««« »»»