К постижению вершин искусства

В Москве прошел IV Международный конкурс пианистов имени А.Н.Скрябина. А начинался он в 1995 году в Нижнем Новгороде. Тогда в конкурсе приняли участие 38 пианистов из десяти стран. А это для однопрофильного творческого состязания очень даже неплохо…

Но почему все-таки Нижний Новгород, а не Москва? Во-первых, этот город связан с судьбой гения русской музыки. Здесь Александр Николаевич Скрябин венчался в 1897 году с Верой Исакович – прекрасной пианисткой, выпускницей Московской консерватории. А во-вторых, тогда в Министерстве культуры просто еще никто не верил, что конкурс будет с восторгом воспринят мировым музыкальным сообществом. Да и один из инициаторов и организаторов скрябиновского конкурса Анна Николаева – выпускница Нижегородской консерватории имени М.И.Глинки. Сегодня она москвичка и занимается организацией конкурса вместе с вице-президентом творческого состязания и президентом фонда А.Н.Скрябина – Александром Скрябиным. Так конкурс “перебрался” в столицу.

Конкурс имени Скрябина – это возможность встретиться всем, для кого имя великого русского композитора является объединяющим началом в творчестве, любви к его музыке, в стремлении открывать для себя дорогу к постижению вершин искусства, – сказал корреспонденту “МП” председатель оргкомитета конкурса, министр культуры и массовых коммуникаций РФ А.Соколов. – В очередной раз конкурс проводился в Московской консерватории, где композитор учился, работал, творил, где его имя навечно высечено на Доске Почета золотыми буквами.

Как правило, конкурс не отличается большим числом участников – слишком высокие требования предъявляются к претендентам на звание лауреатов. И потом музыка А.Н.Скрябина – практически недоступна музыкантам Америки и Востока. Великое наследие нашего соотечественника – 88 прелюдий, 26 этюдов, 3 вальса, 21 мазурка, 6 экспромтов, полонез, фантазия, концертные аллегро-аппасионато, скерцо, два листка из альбома, 20 поэм, 10 пьес с характерными названиями, 10 сонат; симфонические сочинения: концерт для фортепиано с оркестром, симфоническая прелюдия “Мечты”, 3 симфонии, “Поэма экстаза”, “Прометей” – такой пласт музыки, который практически неодолим западными музыкантами.

Пожалуй, только братья-славяне, особенно поляки (кстати, любимым композитором Александра Николаевича был Фредерик Шопен) могут понять всю глубину русского гения.

К сожалению, даже соотечественники Скрябина с наследием композитора, в отличие от творчества Глинки, Чайковского и Рахманинова, знакомы недостаточно хорошо. Да и другие имена великих русских музыкантов современной молодежи неведомы. И это понятно. Сегодняшнее телевидение делает все возможное, чтобы одурманить телеаудиторию музыкальным ширпотребом. А вот на Западе, поставляющем в Россию этот самый музыкальный ширпотреб, ценят именно русскую классику, а не всякого рода “пугачевско-киркоровских орбокайтисов”, которых там и знать не знают и знать не хотят. Там в цене то, до чего им никогда не дойти самим – русский театр и балет, русская классическая музыка и великая русская литература: Пушкин, Чехов, Толстой, Гоголь, Достоевский, Тургенев, Бунин

Ни для кого не стало особой неожиданностью лидерство российских конкурсантов уже с первого тура. Шесть финалистов ярко заявили о себе именно с первого тура, когда обязательным было исполнение опусов только Скрябина и Шопена. Уже со второго тура участники конкурса могли включать в своей репертуар сочинения Танеева, Метнера, Стангинского, Мясковского, Фейнберга, Голубева и Александрова. На третьем туре опять Скрябин и Шопен, а на четвертом (еще одна особенность скрябинского конкурса; на других аналогичных – только три тура) – только Концерт для фортепиано с оркестром фа диез минор. А еще в этом конкурсе не участвовали ученики и дети членов жюри, что стало фактически “традицией” конкурса имени П.И.Чайковского.

Нелегко было жюри определить лучшего пианиста. А состав его был звездным. Возглавляет жюри (причем с первого и до нынешнего конкурса) народный артист РСФСР, профессор Михаил Воскресенский. Его коллеги – всемирно известные музыканты – итальянец Марчелло Аббадо, француз Эжен Инджич, испанец Хоакин Сориано, японка Харуки Хата, австриец Ноель Флорес, немка Елена Лапицкая и россияне Андрей Диев и Александр Скрябин.

С жюри, как говорится, не спорят. Но с первым местом Георгия Войлочникова журналисты не согласились. Наши симпатии были на стороне Артема Абашева (IV место), Дмитрия Карпова (III место), Алексея Чернова (II место) и самого юного участника конкурса москвича Даниила Трифонова. Как-то неудачно и невыразительно выступили женщины-конкурсантки. Лишь москвичка Инна Корнеева стала шестой в списке лауреатов. Зато порадовали воспитанники Новосибирской и Казанской консерваторий. К счастью, не только Москва, а и провинция воспитывает блестящих музыкантов. А вот Северная Пальмира – Санкт-Петербург – просто проигнорировала конкурса. Вы не правы, ленинградцы! Такое отношение к музыке русского гения, мягко говоря, непатриотично.

Конечно же, все, кто заполнял Малый и Большой залы консерватории в эти зимние вечера, с удовольствием посетили концерты членов жюри конкурса – Михаила Воскресенского, Елены Лапицкой, Андрея Диева и Эжена Инджича. Такой роскоши не может позволить себе ни один конкурс в мире. А после вручения наград состоялся традиционный концерт лауреатов, который стал достойным приношением великому гению музыки – Александру Николаевичу Скрябину.

Владимир ВАХРАМОВ.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Бизнес на три буквы
Кровные узы
Нравится – не нравится
Двойное зеркало
Где реальность – вот вопрос


««« »»»