О качестве пороха

Юный максималист Андрей Макаревич когда-то написал: «Чтобы не стать эдаким вот музеем, в нужный момент лучше пойти ко дну». Эти неосторожно брошенные в песне «Старый корабль» слова теперь ему часто припоминают – и новый альбом Макаревича и «Оркестра креольского танго» «Штандер» стал очередным подходящим поводом. В отличие от многих других рок-ветеранов, участники «Машины времени» сохранили интерес к профессии, не превратившись ни в самопародию, ни в сборище пожилых молодящихся неудачников.

Год назад все порадовались за мэтров, которые с молодецким задором рапортовали об освоении легендарной студии Abbey Road. Огонь в их глазах горел вполне искренне, и альбом «Time Machine» получился довольно бодрым. Но все-таки оказался скорее диском «стариков-разбойников», чем культурным явлением – хорошо, что классики не стареют душой, но лучше послушать старые пластинки «Машины», подумал слушатель. Макаревич же, проникнувшись «битловским» духом Abbey Road, сразу же заговорил о том, что хочет туда вернуться с «Оркестром креольского танго»: мол, это идеальное место для таких музыкальных виртуозов, как «креольцы». Сказано – сделано. Стремительная студийная сессия, не менее стремительный мастеринг – и диск «Штандер», воплощение мечты мэтра, увидел свет.

Осторожный интерес, с которым приступаешь к его прослушиванию, довольно скоро сменяется удивлением: и это всё? И ради этого стоило затеваться с поиском спонсоров и вывозом густонаселенного «Оркестра креольского танго» в Лондон? Оркестр, впрочем, прекрасно справился со своей задачей, и его приджазованные партии великолепно прописаны и замечательно слышны. Однако чему же они аккомпанируют?

С репертуаром получился конфуз. Рекордные сроки записи – вещь, конечно, хорошая, но создается ощущение, что Андрей Макаревич просто не успел к началу забронированного студийного времени сочинить песни. Ведь если студия идеальная и музыканты блестящие – то и композиции должны соответствовать, иначе удар получится на копейку. «Штандер» же получился типичным бардовским сольным альбомом Макаревича, только зачем-то записанным с джазовыми музыкантами и на Abbey Road. Обидно, но в необходимости готовить этот диск именно в таком формате, с такими инструменталистами и по такой технологии «Штандер» совершенно не убеждает. Потому что, записывая, например, диск «У ломбарда» Андрей Вадимович не помышлял об аранжировках струнных и духовых, а вполне справился под гитару. И ярких песен на старых сольниках было побольше. Нынешнюю же пластинку можно порекомендовать только поклонникам «бардовского» творчества Макаревича – этой категории слушателей вряд ли помешают усложненные аранжировки, ведь поэзия и «размышлизмы» остались прежними и привычными.

Анализируя тексты новых песен, недолго впасть в банальность: автор по-прежнему настроен весьма критически к окружающему миру, не жалеет расходовать точные образы на мимолетные явления, грустит, вспоминает и иногда по-стариковски брюзжит. Стихи, кстати, лучше воспринимаются из буклета, а не на слух – уж больно невзрачными мелодиями они сопровождены на диске. Несколько стилистически отличающихся треков погоды не делают: «Вот шхуна покидает…» скорее наследует «пионерским блатным песням», некогда записанным Макаревичем; в «Новой опере», являющейся плодом коллективного творчества, солист вообще не поет, а рассказывает историю почти в духе Билли Новика. «Мою любовь» Андрей Вадимович взял у группы «Ундервуд» (а та, в свою очередь, переработала произведение «Би-2») и спел дуэтом с Кристиной Прилепиной. Получилось не бог весть что, но на общем сером фоне пластинки трек выделяется.

Мэтр Макаревич вновь доказал, что порох в его пороховницах имеется – но вот качество пороха вызывает вопросы. Будем считать, что он просто не успел. Потому что если вдруг не смог – тогда см. первое предложение.

Рита СКИТЕР.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Русское нашествие и Гэбриэл на костылях
Мы помним Олега Жукова
Женский вопрос
Волшебный мир cinema
На ледовой арене – «История любви»
Новые лауреаты


««« »»»