“МРАЧЕН, ЖГУЧ, ГОРЕК, ТЕРПОК И ХОЛОДЕН”

Если не ошибаюсь, Маркс писал, что в реакционные, исторически бесперспективные эпохи правящая партия не способна выдвинуть из своей среды сколь-нибудь значительных политических лидеров, однако под влиянием назойливой пропаганды даже чрезвычайно серые фигуры разрастаются до масштабов каких-то чудовищ.

Эпоха “либеральных рыночных реформ” не зажгла ярких звезд на российском политическом небосклоне. Политики в своем большинстве удручают своей незначительностью. Как любит выражаться известный тележурналист Андрей Караулов, “совсем не видно масштаба личности”. Но это не означает, что роль отдельных личностей в проходящих в стране процессах незначительна. Хотя и определяется эта значимость не “масштабом личности”, а совсем иными факторами.

Журналисты западных стран иногда задают странные вопросы. Корреспондент одного испанского журнала спросил меня: кто сегодня хозяин России? Вот взять бы и спросить в ответ: а кто хозяин в Испании? – ни за что ведь не ответит! В самом деле, кто? Король, председатель правительства, парламент? Вопрос как бы неуместный. Вопрос без ответа.

А кто же в России? Первый вице-премьер Анатолий Борисович Чубайс – именно та фигура, через которую проходили, проходят, не могут не пройти все ключевые экономические и политические решения. Мне даже иногда кажется, что и сам президент находится от него в какой-то не до конца понятной для меня зависимости. Говоря словами другого классика, Чубайс “сосредоточил в своих руках необъятную власть”.

Как могло это случиться? В биографии первого вице-премьера нет ничего особо примечательного. Он – типичный представитель “славной плеяды” завлабов – людей из околонаучной среды, которые никогда в жизни не руководили коллективом численностью более 10 человек.

Еще в 1989 году Чубайс – скромный доцент кафедры Ленинградского инженерно-экономического института. Обычная “никому не нужная диссертация на никому не нужную тему” – “Исследование и разработка методов планирования совершенствования управления в отраслевых научно-технических организациях”. Быстрый взлет на волне демократии – заместитель, затем первый заместитель Ленгорисполкома – главный экономический советник мэра Ленинграда, с ноября 1991 года – председатель Государственного комитета по управлению госимуществом.

Официальные справочники именуют его “автором концепции приватизации государственной собственности посредством ваучеров”. В более узких кругах Чубайс был известен и как практикующий рыночник – одно время он занимался разведением и продажей цветов. Не знаю, есть ли здесь вклад Чубайса, но цветочный рынок в России вполне удовлетворяет неолиберальным критериям – он свободный и конкурентный.

Чубайс любил повторять, что в результате приватизации возникнут “миллионы собственников, а не собственники миллионов”. Позднее, когда результаты приватизации стали уже достаточно очевидны, он продолжал утверждать, что “чековые аукционы сделали миллионерами уже не сотни и тысячи бизнесменов, а миллионы простых россиян”… Все так, да только цена этим миллионам – ломаный грош.

Из многочисленных интервью Чубайса – он сегодня один из самых рекламируемых в стране государственных деятелей – можно выделить его основные качества как политика и идеолога.

Во-первых, это “перевернутый большевизм”. Подобно коммунистам-догматикам, Чубайс искренне убежден, что смена формы собственности сама по себе способна привести к немедленному повышению эффективности производства. Только большевики полагали, что переходить следует к общественной собственности, Чубайс же панацею от всех бед усматривает в собственности частной.

Еще в 1930 году в изданной в Берлине и почти неизвестной у нас работе “Большевизм в тупике” непримиримый оппонент большевизма Карл Каутский, говоря о программе восстановления экономических и политических свобод в СССР после падения большевизма, писал как будто специально для подобных Чубайсу доктринеров: “Но как должен поступить демократический режим с теми национализированными крупными промышленными предприятиями, которые он получит в наследство от советского государства?

После крушения советского государства задача сохранения бесперебойного хода производства встанет перед его преемниками с тем большей настоятельностью, чем более жалким окажется, как это можно предвидеть, то экономическое положение, в котором они найдут страну.

Превращать национализированные предприятия одним ударом в капиталистические также опасно, как и обратно – капиталистические в национализированные. Не только можно, но непременно следует предоставить национализированным предприятиям и дальше работать на тех же самых основаниях”.

Другой проницательный критик сталинских методов коллективизации – Лев Троцкий – заметил, что простое сложение технически не оснащенных индивидуальных хозяйств не даст эффективного коллективного хозяйства, подобно тому как соединение утлых рыбачьих лодок не образует океанского лайнера. То же относится и к чубайсовской приватизации. Простая раздача ваучеров населению не приведет к возникновению эффективно работающего частнокапиталистического хозяйства.

Попутно следует развенчать миф о Чубайсе как эффективном администраторе. Эффективность администратора – в реализации поставленных задач. Из семи задач, стоявших перед программой приватизации, не реализована ни одна. О какой эффективности можно говорить? Разве что об эффективности проведения президентской кампании? Вот только Счетная палата до сих пор не может разобраться: куда исчезли 60 трлн рублей из бюджета 1996 года.

Во-вторых, приверженность к классическим лозунгам романа Оруэлла “1984”: “война – это мир”, “свобода – это рабство” и особенно третьему из них: “в невежестве – сила!”.

Без тени смущения Чубайс заявлял в 1994 году: “Сегодня, несмотря на панические крики оппозиции, резко растут сбережения граждан. Самые большие очереди сегодня – это очереди желающих сдать деньги”.

Или вот такой “перл”: “Государство как держатель огромного пакета акций богатеет на глазах, даже практически не прилагая к тому никаких усилий”.

Воистину, по Ключевскому: “Государство пухло, народ – хирел”.

В-третьих, это качество, которое я бы назвал “цинизм в особо крупных размерах”. Я уже не говорю про “классическое” обещание, согласно которому стоимость ваучера приблизится к стоимости двух “Волг”. Говоря словами упоминавшегося автора, “то была лишь пустая мечта, пронеслась она ранней весной”. Теперь Чубайс заявляет: “Ну а если проблема сводится к тому, что собственность скупят богатые, то я уверен: так оно и должно быть. Больше того, пока мы не преодолеем нашего интуитивного неприятия богатых, нам никуда продвинуться так и не удастся”. Короче, любите тех, кто вас грабит и обманывает, любите тех, кто за бесценок скупил собственность, создававшуюся десятилетиями трудом многих поколений. И верьте: мир, созданный в результате передела собственности “по Чубайсу”, – наилучший из возможных.

Критикуя воззрения Святослава Федорова, Чубайс говорит: “Я абсолютно убежден, что было бы чудовищной ошибкой – политической, экономической, нравственной – отдать собственность половине населения”.

А то, что в результате приватизации половина собственности оказалась в руках семи банкиров (данные г-на Березовского), очевидно, и нравственно, и экономически выгодно.

Даже “демократический” и в меру циничный “Московский комсомолец” не мог обойти вниманием эту черту Чубайса: “Верх цинизма вице-премьера, – пишет газета, – проявился в его отношении к сбережениям граждан”. Приводя слова Чубайса о том, что многотриллионные сбережения граждан были обесценены из лучших побуждений, газета добавляет: “Нет ни слов, ни музыки, ни сил все это комментировать. Как говорил коротышка Геббельс, ложь, чтобы в нее поверили, должна быть грандиозной. Возможно, у Чубайса та же методика пропаганды”.

Без тени смущения Чубайс заявлял, что “коробка из-под ксерокса – провокация в духе КГБ”, что уплаченных им налогов хватит, чтобы заплатить сотням пенсионеров… Воистину, такое возможно только в стране, где “общественное мнение” – пустая абстракция.

В-четвертых, неумеренная приверженность эпитетам типа “фантастические результаты”, “небывалый успех”, “огромные достижения” и т.п. Газета “Известия” в начале 1994 года сообщала: “Фантастическим событием назвал первый вице-премьер Анатолий Чубайс стремительный рост курса акций приватизированных предприятий в последние месяцы”.

Между тем ничего фантастического здесь нет. Реальный рост курса акций всегда связан с повышением эффективности работы предприятия. В данном случае речь шла о чисто спекулятивном процессе, когда изначальная стоимость предприятий в процессе приватизации была занижена в несколько раз. Впрочем, и такой рост наблюдался далеко не повсеместно, а главным образом в отраслях добывающей промышленности.

И, наконец, стремление убедить россиян в том, что Запад спит и видит облагодетельствовать экономику России. Чубайс убежден, что получение 10 миллиардов кредитов от МВФ – достижение на грани невозможного. Сторонники Чубайса убеждены: чтобы заслужить благосклонность международных финансовых организаций, оправданы любые уступки.

Очень емкую характеристику Чубайсу дал в свое время его оппонент – тоже рыночник и тоже приватизатор Юрий Лужков: “Приватизация – это цель политического деятеля Чубайса, а не государственного служащего, не хозяйственника. Я считаю, что ГКИ должен возглавлять человек, хорошо разбирающийся в хозяйстве.

А цель, которую Чубайс стремится реализовать до конца, противоречит здравому смыслу, государственным интересам, интересам народа. Думаю, такая перед ним поставлена задача. Кем? Все, что делает Чубайс, ведет к развалу страны. В этом могут быть заинтересованы внешние силы. Объективно не хочу утверждать, что Чубайс пляшет под их дудку, хотя у него советников оттуда очень много, но получается, что он выполняет их политический заказ”.

Впрочем, сегодня Лужков, кажется, уже тоже узрел в Чубайсе эффективного администратора.

А вот мнение Сергея Глазьева: “Приватизация по Чубайсу – это безумие с экономической точки зрения. С точки зрения социальной – это криминализация экономики, распад общества на классы и враждующие социальные группы. С точки зрения исторической – это насильственное внедрение очередной социальной утопии. Обман общественного мнения утопическим прожектом, пренебрежением к закону, систематическая и напористая ложь, разжигание социальных конфликтов”.

Известный политик Мартин Шаккум как-то заметил, что если бы ЦРУ учредило премию за наибольший вклад в развал России, то Чубайс был бы в числе первых претендентов. К этому трудно что-либо добавить.

Говорят, лицо – зеркало души человеческой. Глядя на усталое, одутловатое, с какими-то мутными, равнодушными ко всему глазами лицо Чубайса, я всегда вспоминаю слова немецкого мистика Якова Беме: “Дьявол – он суров и жесток, к тому же мрачен, жгуч, горек, терпок и холоден”. Реформы “лучшего и талантливейшего” из реформаторов создали в России принципиально новый общественный климат: холодный и жестокий. Необычайно “терпкий” для разного рода “графов Калиостро” и “Сен-Жерменов” – “факиров на час”, авантюристов и прохиндеев. И горький – для народа.

Николай КОТИЙ, МФ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ВЕСТИ ИЗ КЛУБА АВТОЧАЙНИКОВ
РОССИЯ – БЕЛОРУССИЯ: ТАКОЙ ЛИ ДОГОВОР НАМ НУЖЕН?
РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА ЗА НЕДЕЛЮ: САММИТЫ КОНЧАЮТСЯ, ПРОБЛЕМЫ ОСТАЮТСЯ
САХАЛИНСКАЯ НЕФТЬ НИКОМУ НЕ НУЖНА?
“МАКО”: КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ
ДЕРЖИТЕСЬ ПОДАЛЬШЕ ОТ СЕКТАНТА МУНА!
ПОСЫЛОЧКА ПОТОМКАМ
ДАГЕСТАНСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ
ЧЕРНЫЕ,…
О ПРИДВОРНОМ ДИССИДЕНТЕ С СЫТОЙ МУЗОЙ
ПРАВИТЕЛЬСТВО ОБНОВЛЕНО, НО ЖДАТЬ ПЕРЕМЕН К ЛУЧШЕМУ НЕ ПРИХОДИТСЯ
ДЕТСКАЯ ПЛОЩАДКА
ПОЛИТИЧЕСКИЙ REMAKE НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ
Итоги очередной встречи глав государств СНГ
УЧИТЕСЬ БРАТЬ ВЗАЙМЫ
РЕЦЕПТ ОЗДОРОВЛЕНИЯ: ПЫЛЬЦА К ОБЕДУ
НА ПОРОГЕ ОЧЕРЕДНОГО ЧУДА?
НЕВЕРНЫЙ РАСЧЕТ КОРЖАКОВА
ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Такие шины не подведут!
ЧЕРНЫЕ, СЕРЕБРЯНЫЕ, ЗОЛОТЫЕ…


««« »»»