В РОССИИ ХОЛОДНЫЕ ЗИМЫ

ИНОГДА ОБ ЭТОМ ЗАБЫВАЮТ ДАЖЕ ИЗВЕСТНЫЕ ЭКОНОМИСТЫ

В связи с борьбой вокруг проекта бюджета, развернувшейся в Госдуме, в прессе в последнее время появляются публикации, так или иначе трактующие проблемы участия государства в экономике. К сожалению, политические взгляды авторов нередко предопределяют результаты чисто экономических исследований.

Известный либеральный экономист Андрей Илларионов в статье, опубликованной в газете “Известия” от 15 ноября с.г., делает вывод: “20-25% ВВП (внутреннего валового продукта) – это именно максимальный уровень налоговых изъятий и государственных расходов, который российская экономика в принципе может выдержать”.

Данное умозаключение возникает как результат соотнесения российского бюджета с бюджетами других государств. Но бюджет России стоит проанализировать прежде всего с точки зрения соответствия собственным российским условиям – политическим, экономическим, географическим и т.п. Россия – это в первую очередь самая крупная по территории страна, в которой источники ресурсов и основные обрабатывающие центры далеко разнесены друг от друга. Это страна, лежащая практически целиком в области холодных зим. И наконец, страна, играющая с середины текущего столетия роль одной из двух сверхдержав. Производство продовольствия, коммунальное хозяйство, транспортные сети и армия – малорентабельные или вообще убыточные сферы деятельности, особенно в суровых природных условиях, характерных для большей части страны. Государство, собирая налоги с высокоприбыльной деятельности, дотирует эти низкоприбыльные, но необходимые виды. Более того, никто кроме государства не сможет (и не захочет) взять на себя дополнительные расходы, возникающие из-за размеров страны и суровости ее климата.

По расчетам Фонда “Реформа”, только за счет разницы в обогреве производственных помещений на севере и на юге страны дополнительно съедается 0,9 процента годового потребления энергии. С учетом аналогичного прироста в коммунальной сфере дополнительная нагрузка достигает 4,7 процента. Если же учесть затраты энергии на перевозку этой массы энергоносителей до конечного потребителя, то суммарная величина дополнительной северной нагрузки составляет 6,3 процента. В данном случае речь идет только об издержках, обусловленных климатическими различиями северных и южных регионов России (кстати, заведомо менее комфортных, чем Доминиканская республика).

Из списка развивающихся стран, с которыми Андрей Илларионов предлагает сравнивать Россию, к нашим южным регионам наиболее близка Турция с 25-процентной долей государственных расходов. Учет неизбежной “северной надбавки” приводит к тому, что даже в качестве развивающейся страны Россия будет иметь 31 процент, что выходит за пределы, характерные для приведенных аналогов, и приближается к развитым странам, например США (33,5 процента).

Для развивающихся стран доля государства в экономике имеет выраженную взаимосвязь с общей площадью страны. К примеру Доминиканская республика имеет 18 процентов государственных расходов при площади 48 тыс.кв.км, Таиланд – 21 процент при 511 тыс. кв. км, Бразилия – 29 процентов при 8453 тыс. кв.км. Если причислять Россию к категории развивающихся стран, то при площади 17068 тыс.кв.км доля государства в экономике опять же должна составлять около 35 процентов.

Наконец, необходимо принимать во внимание различия в уровне геополитической ответственности России и стран, приведенных Илларионовым в качестве аналогов бюджетного устройства нашего государства. Геополитическая роль России неизменно вынуждает ее содержать мощную армию, и ситуация не может принципиально измениться в условиях, когда страны Запада продвигают границы НАТО на восток.

Отсюда следует вывод – даже если Россию в ее нынешней экономической ситуации отнести к развивающимся странам, доля государственных расходов в ВВП на стартовый момент развития должна превышать аналогичные показатели, характерные для развивающихся стран. По этому показателю Россия – скорее развитая страна, поэтому и сравнивать ее следует с развитыми странами, для которых соответствующие величины колеблются в пределах от 33,5 процента для США до 69 процентов для северной Швеции.

По-видимому, не существует просто “экономики”, для которой всегда может быть вычислен процент допустимого огосударствления. Существуют реальные экономики реальных стран, которые, в зависимости от конкретных условий, характеризуются в том числе и разной степенью участия государства в экономических процессах. Поэтому сравнение в этом плане России, Доминиканской республики, Турции, Швеции и Японии – абсолютно лишенное смысла занятие. С тем же успехом можно изучать звуковой строй принятых в этих странах языков и делать на основании этого анализа выводы о “прогрессивности” этих наций.

Александр МАРТЫНОВ,

Владимир АРТЮХОВ,

Вадим ВИНОГРАДОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НА КРУГИ СВОЯ
“СПЛОЧЕНИЕ В БОРЬБЕ – СПЛОЧЕНИЕ” КАК ОТРАЖЕНИЕ ПРОЦЕССОВ В РОССИЙСКИХ ВЕРХАХ
НОВАЯ ПАРТИЯ СТАРОГО ТИПА
НАЙДЕНО ЛЕКАРСТВО ОТ ВСЕХ БОЛЕЗНЕЙ?
“РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА” ДЛИЛАСЬ ТРИ ДНЯ
МОЯ НЕДЕЛЯ
Насколько вероятны отставки политических персон
ИЗМЕНЕНИЯ В ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЕ ВЛИЯЮТ НА ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ БАНКОВ
ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ В РОССИИ: НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ
ВСЕГДА ВАШ
НА ДВА ШАГА ВПЕРЕДИ РЕФОРМ
ЛУКАШЕНКО УКРЕПИЛ СВОИ ПОЗИЦИИ


««« »»»