ИЗМЕНЕНИЯ В ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЕ ВЛИЯЮТ НА ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ БАНКОВ

Сегодня, о некоторых, наиболее актуальных темах, связанных с макроэкономическими процессами и напрямую затрагивающих интересы частных вкладчиков в коммерческие банки, мы беседуем с заместителем председателя правления “Русского Банка Развития” Сергеем Леонидовичем Ивановым, уже неоднократно комментировавшего их на страницах нашей газеты.

– Сергей Леонидович, в последнее время все чаще можно услышать мнение, что не за горами новый банковский кризис и количество банков-банкротов в ближайшие месяцы может резко возрасти. Так ли это и насколько у вкладчиков в коммерческие банки есть поводы для серьезного беспокойства?

– Поводы для беспокойства действительно есть, и количество банков потенциальных банкротов или проблемных банков, на которое ссылаются при оценке масштабов банковского кризиса, безусловно, впечатляет. Однако, назвать подобный ход событий банковским кризисом я бы, например, не решился. Кризис, в моем понимании, – это волна, которая захлестывает жизнеспособные финансовые структуры и институты. Банкротство же тех финансовых структур, которые изначально держались только за счет успешной работы на каком-то отдельном сегменте финансового рынка, вряд ли можно обозначить как кризис. Это вполне закономерное развитие событий на российском финансовом рынке. Ведь еще совсем недавно банки имели возможность получать дополнительную прибыль на фоне инфляционных процессов, а теперь, в связи с финансовой стабилизацией и резким снижением доходности от спекулятивных операций, этой возможности они лишились. Вместе с тем, в плане информационной “прозрачности”, российский финансовый рынок выглядит значительно лучше нежели три-четыре года назад. Если раньше банкротство банков буквально сваливалось “как снег на голову”, то теперь вкладчик имеет гораздо больше возможностей для того, чтобы оценить надежность того или иного банка, хотя бы отслеживая информацию о нем в прессе или знакомясь с банком ближе. Опять же, если банк концентрируется лишь на отдельных сегментах финансового рынка – это уже само по себе серьезный повод для беспокойства.

– Проблемы в банковской сфере нельзя рассматривать вне зависимости от макроэкономических факторов. Один из них – снижение ставки рефинансирования и, как следствие этого, снижение доходности по депозитам в коммерческих банках. Исключением не стал и Сбербанк, который буквально на днях снизил процентную ставку почти в два раза. К чему, в связи с этим, должны готовиться вкладчики в ближайшей перспективе?

– Как мы и говорили в одном из предыдущих интервью, снижение ставки рефинансирования, это некий обобщающий показатель, который прямого значения для рынка депозитов не имеет, а определяет стоимость кредитных ресурсов для банков. Как и предполагалось, ставка рефинансирования продолжает снижаться и снижаться существенно. По сравнению с декабрем 1995 года она уменьшилась на 100% и в настоящее время составляет 60%. Это закономерный и предсказуемый процесс: инфляция низка, постепенно наступает финансовая стабилизация и, вполне реально, что правительству удастся к лету 1997 года довести ставку рефинансирования до 20%. Все это происходит на фоне резкого снижения доходности по государственным ценным бумагам – доходности, выплачиваемой государством в качестве обслуживания процентов по займам у населения и юридических лиц. Так что снижение коммерческими банками процентных ставок по депозитам будет продолжаться и в ближайшее время остановится в рамках между 48%-52% для крупных вкладов на длительный срок и 35%-40% для вкладов на более короткий срок.

– Таким образом вкладчику, собственно, не приходится выбирать – в различных коммерческих банках ему предложат одни и те же условия?

– Различия, конечно, есть. Кроме различий в текущих ставках, некоторые банки могут предлагать, например, специальные среднесрочные, (скажем трехмесячные) вклады с более высокой доходностью, которая определяется не только исходя из величины и срока вклада, но и по каким-то дополнительным условиям. Например, в нашем банке, таким вкладом является вклад “Рождественский”, который можно открыть лишь до 14 января 1997 года. Вклад имеет минимальный и максимальный размер, и, в дополнение к процентам, начисляемым на основную сумму вклада, определенную систему начисления премиальных. В ряде банков так же существуют сходные среднесрочные вклады, приуроченные к какой-то дате. Возможность их введения обусловлена тем, что, в отличие от более долгосрочной перспективы, три месяца – это срок, на который банк может с высокой степенью вероятности прогнозировать ситуацию на финансовом рынке и, жестко определив параметры вклада, обеспечить его высокую доходность.

– Очевидно, что размещение средств на депозите, это не единственная услуга, которую может предложить банк частному вкладчику. Какие еще виды услуг, связанные с привлечением средств частных вкладчиков и обеспечением по ним определенной доходности сегодня наиболее распространены?

– Хотелось бы сразу подчеркнуть, что депозит традиционно является наиболее оптимальной формой вложения средств для консервативного вкладчика, то есть для вкладчика, который желает разместить деньги в банке на заранее заданных условиях депозитного договора. В тоже время, развитие финансового рынка и создание необходимой законодательной базы позволяют российским коммерческим банкам осуществлять так называемые трастовые операции, или операции доверительного управления средствами клиента. Одна из услуг, пользующаяся особенным спросом у населения, это приобретение через банк государственных ценных бумаг, например облигаций государственного сберегательного займа (ОГСЗ), и размещение их в банке на условиях траста. В этом случае банк имеет возможность выплатить вкладчику доходность, дополнительную к доходности по купонному доходу, гарантированному государством. То есть, если государство, на сегодняшний день, гарантирует по купонному доходу, скажем, 30-35% годовых, то банк за счет того, что ОГСЗ оставлены у него в управлении на определенный срок, имеет возможность выплатить вкладчику дополнительный доход, который колеблется в пределах от 5 до 15% от суммы покупки облигаций. Такая же схема работает и в случае трастовых операций, связанных с приобретением через банк ГКО. Операции по трастовому управлению имеют для банка некоторую себестоимость, поэтому существует определяемый фондовыми отделами банков минимальный размер вложений, с которыми банку работать эффективно и прибыльно. Насколько же вкладчику целесообразно пользоваться трастовым управлением, а не простым депозитом, решать ему самому. Для этого необходимо проконсультироваться со специалистами банка и сопоставить процентную ставку, получаемую в результате доверительного управления со ставкой по депозиту.

Записал

Альберт СЕМЕНОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ В РОССИИ: НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ
ВСЕГДА ВАШ
НА ДВА ШАГА ВПЕРЕДИ РЕФОРМ
ЛУКАШЕНКО УКРЕПИЛ СВОИ ПОЗИЦИИ
НА КРУГИ СВОЯ
“СПЛОЧЕНИЕ В БОРЬБЕ – СПЛОЧЕНИЕ” КАК ОТРАЖЕНИЕ ПРОЦЕССОВ В РОССИЙСКИХ ВЕРХАХ
НОВАЯ ПАРТИЯ СТАРОГО ТИПА
НАЙДЕНО ЛЕКАРСТВО ОТ ВСЕХ БОЛЕЗНЕЙ?
В РОССИИ ХОЛОДНЫЕ ЗИМЫ
МОЯ НЕДЕЛЯ
“РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА” ДЛИЛАСЬ ТРИ ДНЯ
Насколько вероятны отставки политических персон


««« »»»