ОКТЯБРЬСКИЕ СОБЫТИЯ

Обобщая проявившиеся в октябре 1996 года векторы развития событий, можно соединить политические и экономические прогностические тенденции в единую проблемную сеть на пяти рассматриваемых уровнях. Таким образом, возникают укрупненные прогнозные макротенденции, которые скорее всего подлежат развитию уже не только в кратко- и среднесрочной, но и в стратегической перспективе года:

На уровне персон в центре внимания в ближайшее время останется операция на сердце Б.Ельцина, процесс его выздоровления и возвращения к активной политической деятельности.

Возвращение Б.Ельцина в активную политику, в соответствии с принципами новой информационно-пропагандисткой политики, будет подано шумно и эффектно. Выйдут указы, затрагивающие глобальные проблемы общества, будет принят ряд решений и озвучены установки, которые, согласно российской политической традиции, должны касаться проблем порядка и дисциплины, поскольку их задача продемонстрировать “возвращение хозяина в дом, который теперь уж наведет порядок”. Эта тенденция к моделированию событий постепенно исключит из персонального уровня спонтанные кадровые решения Б.Ельцина, доступ к которому контролирует А.Чубайс, и вынудит основные персоны не столько проводить политику, реализующую определенные цели, сколько совершать предусмотренные “сценарием” поступки, а главное, соответствовать статусу. Несоответствие последнему будет строго караться.

В планах В.Черномырдина поездка в Украину, встреча с чеченским руководством. В Украине В.Черномырдину, учитывая его стиль, придется проявить “гибкость”, пытаясь убедить скептиков и там, и у себя в стране в преимуществах подготовленных к подписанию договоренностей о Черноморском флоте. В переговорах с чеченскими сепаратистами ему также придется приложить усилия для того, чтобы не потерять политическое лицо.

А.Чубайс и его административно-финансовая группа будут максимально использовать сложившуюся ситуацию, с тем чтобы окончательно монополизировать процедуру подготовки и принятия политических решений и продолжить размещение своих кадров на ключевых постах.

В целом на персональном уровне в ближайшее время установится особая для политической истории России ситуация, уникальность которой – в отсутствии ”придворных партий и группировок”, через соперничество которых вырабатывалась общая линия политики Б.Ельцина. В прошлые годы это были группы М.Полторанина, С.Филатова, Г.Бурбулиса, В.Илюшина, В.Шумейко, группа А.Коржакова-О.Сосковца-П.Грачева и т.п. Группой, соперничающей “при дворе” со сторонниками А.Чубайса, могла бы стать команда А.Лебедя. Однако она была быстро подавлена.

Ситуация уникальна и для самого Б.Ельцина, привыкшего манипулировать “придворными партиями”, иметь несколько источников информации, принимать решения на основе нескольких вариантов, предложенных заинтересованными лицами. Вопрос в том, согласится ли Б.Ельцин в дальнейшем “кормиться” с рук одного А.Чубайса, тем более что его команда состоит из социально чуждых ему технократов, или начнет создавать очередную “систему сдержек и противовесов”? В первом варианте – отход от активной политики, выполнение представительных функций и предоставление А.Чубайсу карт-бланша на управление страной. Второй вариант – активное участие в политике. Ответ дадут поступки Б.Ельцина в течение ноября-декабря. Президенту был нужен сильный администратор на время болезни. Здоровый Б.Ельцин, учитывая особенности его характера, может захотеть сам управлять страной.

Во всяком случае, чем сильнее и дееспособнее Б.Ельцин, тем больше шансов у других персон активизировать свои контакты с ним и влиять на принимаемые решения. Не исключено, что со второй половины ноября начнется череда встреч и консультаций “вернувшегося патриарха” с бывшими соратниками.

На уровне политических институтов вероятность сценариев развития событий будет определяться степенью активности Б.Ельцина в период возвращения к управлению государством.

Вариант 1: Б.Ельцин продолжает занимать пассивную позицию, выполняя представительские функции. Продолжается формирование и укрепление новой пирамиды власти. Во главе – администрация президента, претендующая на роль Политической администрации страны, на втором уровне – правительство, выполняющее роль Экономической администрации. Далее расположены Госдума как орган по разработке юридических документов и Совет Федерации как орган согласования решений вышеуказанных администраций с региональными элитами. Рядом с администрацией президента располагается Совет безопасности как орган по выполнению “деликатных” поручений.

Формирование новой пирамиды потребует жесткой дисциплины внутри администрации и неизбежно вызовет напряжение в официальных институтах, которые начнут скрытый саботаж и глухое сопротивление. В правительстве обострятся отношения между финансовым и отраслевым блоками, среди силовых ведомств – недовольство усилением МВД, которое становится основной “дубинкой” в новой пирамиде власти.

В этой ситуации Госдума попытается вернуть себе статус конституционного законодательного органа (в противоположность все более усиливающимся администрации президента и СБ) при нейтралитете правительства. Усилятся попытки “ограничить полномочия” АП. Совет Федерации, в который придут около 50 новых членов, перестанет сохранять взвешенность, а выступит против исполнительной власти. Поводом может стать проект бюджета-97 и провал социальной политики.

Вариант 2: активная роль Б.Ельцина. Вернувшись “во власть”, он обнаружит новые структуры с новым кадровым составом и, что существенно, с расширенными полномочиями, в которых проглядывает доминирование одной административно-финансовой группы, претендующей на роль “коллективного президента”. Как только Б.Ельцин возьмет на себя реальное управление страной, что потребует установления конструктивных отношений с Советом Федерации, Госдумой, учета интересов различных ведомств, “пирамида А.Чубайса” начнет трещать. Для активного президента его администрация – лишь один из инструментов власти, манипулируя которыми он управляет страной, а не Политическая администрация.

В этом случае Б.Ельцин приступит к любимому занятию – выстраиванию “сдержек и противовесов”, где каждая структура имеет свое предназначение и решает свою часть общей проблемы под заботливым наблюдением верховного олигарха.

На уровне элит и групп интересов варианты политической реальности формируются различными сценариями возвращения Б.Ельцина.

Пассивное участие Б.Ельцина выгодно административно-финансовой группе А.Чубайса – Б.БерезовскогоВ.Гусинского и др. Данная группа сохраняет позиции в информационном пространстве. Следующий объект “приватизации власти” – законодательные органы, где будут применяться “неформальные методы” с использованием финансовых ресурсов. Основные инструменты этой группы: фракция НДР (через С.Беляева), “Яблоко” (через В.Гусинского), часть ЛДПР и ряд отдельных депутатов. Сложнее будут контакты с Советом Федерации: здесь может помочь финансирование отдельных региональных проектов через дружественные банки.

Для других групп элиты пассивность Б.Ельцина сохранит неопределенность и надежды на скорые президентские выборы. Они продолжат усилия по сплочению рядов и поиску новых форм политорганизации сторонников. Наиболее явно это проявится в усилиях Г.Явлинского, С.Беляева, С.Бабурина, Е.Гайдара, А.Лебедя, М.Шаккума и др.

В варианте активного участия Б.Ельцина в политике наибольшие потери понесет группа А.Чубайса. Его встреча с Г.Селезневым, новация по созданию “совещания четырех”, риторика последних дней перед операцией показывают: Б.Ельцин – в поисках такой модели согласования интересов, благодаря которой он сможет предстать Президентом Всех Россиян – добрым патриархом страны. Возможно, это желание стимулировали дни, проведенные в больнице, и сама операция.

Реализация новых планов потребует сотрудничества со всеми силами, включая контакты с оппозицией. Следует ожидать более активных встреч с Г.Селезневым, Г.Зюгановым и др., а главное – “принятия во власть” представителей этих групп.

Политика сотрудничества с коммунистами будет стимулироваться сохраняющейся опасностью “фактора А.Лебедя” и боязнью, что в случае неконституционного развития событий из-за социально-экономического кризиса население может обратиться к генералу. В этом случае только коммунисты смогут помочь удержать власть. Активное участие Б.Ельцина в политике будет способствовать активизации большинства элитных групп.

В то же время независимо от вариантов развития событий есть ряд проблем, которые представители элит будут решать. Предметом заботы ЛДПР и В.Жириновского в ближайшей перспективе станет создание инфраструктуры дальнейшей поддержки деятельности “своего единственного” губернатора в Псковской области. В.Черномырдин будет вынужден заниматься преодолением конфликта интересов в НДР по линии С.Беляев-В.Бабичев. Народно-патриотическая оппозиция после вовлечения нескольких ее членов в органы госвласти направит свои усилия на активизацию пропагандистской работы. Важным моментом станут дальнейшие взаимоотношения и роль на политической сцене Г.Селезнева и Г.Зюганова. Умеренно правой НДР будет противопоставлен “умеренно левый” НПСР с основой КПРФ; в случае же, если нужно будет набрать дополнительные очки или “запустить” очередную “страшилку”, к работе будет подключен ультралевый блок СССР, способный составить конкуренцию в радикализме ультраправому объединению А.Чубайса – Е.Гайдара. Из экс-кандидатов в президенты А.Тулеев займется экономическими аспектами раздела Черноморского флота, а М.Шаккум продолжит партстроительство и разработку новой экономической политики.

На уровне регионов продолжится формирование новых многополярных и плюралистичных местных элит. Когда в Центре усиливается концентрация власти и монополизация рычагов управления одной группой, в регионах, наоборот, к власти приходят разнообразные силы, отличающиеся как идейными ориентациями, так и различными интересами. Такая ситуация усложняет для Москвы реализацию единой региональной политики и вынуждает вести разработки “индивидуальных” подходов к каждому субъекту РФ. Ситуация неоднородности и “парада суверенитетов”, от которой федеральные элиты пытались уйти, оборачивается еще большей многополярностью.

Формирование новых региональных элит будет стимулироваться продолжающимися выборами местных органов власти, а также активизацией региональных лидеров, вступающих в прямое взаимодействие с центральными структурами по неформальным каналам.

Наибольшим своеобразием будет отличаться ситуация в Алтайском крае. Правительство уже попыталось воздействовать на него, приняв специальную программу “О мерах государственной поддержки в преодолении депрессивных явлений в экономике Алтайского края”. Здесь противостояние хозяйственников будет сведено к противостоянию не только партийно-политических, но и властных группировок: против нынешнего губернатора Л.Коршунова (в коалицию с которым объединились “партии власти” и демократы) выступает председатель экономического собрания, б. сенатор А.Суриков от НПСР, поддержанный б. министром сельского хозяйства РФ А.Назарчуком.

В Мурманской области, Камчатском и Усть-Ордынском Бурятском АО больше шансов на победу имеют нынешние представители “партии власти”, однако Мурманскому губернатору Е.Комарову еще предстоит отчитаться за печатание плакатов в свою поддержку на “норвежские деньги”. Сложнее – в Курганской области. Здесь два из трех кандидатов имеют шансы: инженер И.Шестаков не сможет составить реальной конкуренции нынешнему главе администрации А.Соболеву и председателю облдумы О.Богомолову.

На уровне массового сознания и поведения электората активизация Б.Ельцина в политике активизирует и социальное поведение масс.

Часть политически активного населения в период подготовки операции, понимая, что в стране многое зависит от первого лица в государстве, воздерживалась от активных действий. Теперь этого сдерживающего фактора нет, а “достучаться” до президента и привлечь его внимание в новых условиях можно одним – массовыми акциями.

Продолжатся забастовки учителей и медиков, объединенные акции протеста бюджетников с шахтерами, машиностроителями, энергетиками и т.д. К “голодным бунтам” прибавятся “студенческие”, “пенсионные” и “отопительные”. Критическое положение в армии может спровоцировать на отдельные акции военных и представителей их семей.

Усилится тенденция политизации массовых акций и требований. Все чаще, наряду с требованием выплатить зарплату, будут звучать требования отставки правительства, принятия решительных социально-политических решений.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ХЛЕБ НАШ НАСУЩНЫЙ
ПОЛНА ГОРНИЦА ЛЮДЕЙ…
КОРДОН ИЛИ КОРИДОР?
СЕМЕЙНЫЙ БЮДЖЕТ – “ЗРАЧОК” ЭКОНОМИКИ
НЕОКОНЧЕННЫЙ РОМАН ИЗ ЖИЗНИ ПРОХИНДЕЕВ
МОЯ НЕДЕЛЯ
КТО ЖЕ ПОБЕЖДАЕТ НА ГУБЕРНАТОРСКИХ ВЫБОРАХ?
ЗАЧЕМ ПРИЕХАЛ ЛУКАШЕНКО?
ДЕТИ – НАША ЗАБОТА
“РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА” ДЛИЛАСЬ ТРИ ДНЯ
ЗАВИДНЫЙ МУЖЧИНА
ВОЛОГОДСКОЕ МАСЛО: MADE IN OLDENBURG…
КОРРУПЦИЯ – ПРЕСТУПЛЕНИЕ ИЛИ НОРМА НАШЕЙ ЖИЗНИ?
“АВТОМОБИЛЬНЫЙ КОРОЛЬ” ГЕНРИ ФОРД. ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ. “ВО ВЛАСТИ ДЕНЕГ”
“ЗАКОН И ПОРЯДОК ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВО ВСЕМ”
Восстановление властной вертикали
“РОССИЯ ИМЕЕТ ШАНСЫ СТАТЬ СТРАНОЙ БЕЗРАБОТНЫХ”
ЦЕНА ВЛАСТИ ИЛИ ВЫБОРЫ ПО-ЛЮБЕРЕЦКИ
РАБОТАТЬ, КАК ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ, А ЖИТЬ, КАК ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ?
С кем по пути
В ОБОЙМЕ КАЛАШНИКОВА ХОЛОСТЫЕ ПАТРОНЫ
КУЛЬТУРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РОССИЙСКИХ РЕФОРМ


««« »»»