КТО ЖЕ ПОБЕЖДАЕТ НА ГУБЕРНАТОРСКИХ ВЫБОРАХ?

Интерес к теме губернаторских выборов, начавший было угасать на фоне бурных осенних баталий в высших эшелонах власти, в последнее время вновь оживился. Виной тому – неожиданные, по мнению многих аналитиков и влиятельных средств массовой информации, итоги избирательных кампаний в некоторых субъектах Федерации – Курске, Кирове, Калуге, Пскове. Эффект их оказался, по-видимому, настолько сильным, что многие СМИ, с подачи видных экспертов, поспешили утверждать о начале перелома в ходе местных выборов, в результате которого “партия власти” потеряла нити управления избирательными кампаниями в регионах, а политическая инициатива перешла в руки левой оппозиции. В качестве аргументов стало модным приводить нехитрую электоральную арифметику по типу “9:6 в пользу противников Кремля”, призванную в количественных параметрах выразить некий промежуточный баланс уже состоявшихся выборов.

Однако насколько эта и близкие к ней интерпретации отражают реальное состояние дел? Не являются ли они порождением и прямым следствием своеобразной мифологии, возникшей вокруг местных выборов еще на самом старте региональных избирательных кампаний? Действительно, сразу после завершения президентских выборов многим политикам на гребне эйфории, возникшей в результате победы Бориса Ельцина, казалось, что предстоящие электоральные битвы за губернаторские кресла будут ни чем иным, как “последним и решительным боем” с угрозой коммунистического реванша. Среди наиболее яростных сторонников подобной концепции выступали активисты и функционеры Общественного консультативного совета (ОКС) – структуры, созданной на базе бывшего Общероссийского движения общественной поддержки президента и ставившей целью консолидацию демократических и реформаторских сил на местных выборах. Тогда-то и родился пропагандистский миф о том, что именно ОКС является той самой организацией, которая определяет список единых кандидатов на посты губернаторов от “партии власти”. Нельзя отказать оксовцам в настойчивости: они весьма умело поддерживали в общественном мнении иллюзию о том, будто бы именно в недрах данной структуры и определяется стратегия Кремля в предстоящей кампании. То и дело в печать просачивались списки претендентов, которым будет оказана поддержка официальной Москвы. По большому счету функционеров ОКСа можно было понять. Накатав в ходе предшествующих избирательных кампаний определенные мобилизационные технологии в духе перманентной борьбы с коммунистическим призраком, в поствыборный период они оказались невостребованными. Требовалось новое крупное дело, чтобы доказать свою необходимость.

Однако уже на исходе лета для многих серьезных аналитиков являлось очевидным, что губернаторские выборы не могут быть “скалькированы” с президентского предвыборного марафона. При этом ими приводились весьма убедительные аргументы. В частности, утверждалось, что российская политическая элита, или “партия власти”, как ее принято теперь называть, продемонстрировавшая, несмотря на острейшие внутренние противоречия, удивительные способности к консолидации перед угрозой возвращения коммунистов в Кремль в результате президентских выборов, окажется вновь далеко не единой и сплоченной корпорацией на выборах губернаторских. У различных группировок столичного истеблишмента в российских регионах, как говорится, есть собственные кадровые приоритеты, которыми они вовсе не собираются жертвовать ради призрачных идеологических целей, сформулированных функционерами ОКСа. С другой стороны, для большинства специалистов не являлась секретом перспектива резкого ухудшения социально-экономической ситуации в стране нынешней осенью. В таких условиях любой мало-мальски серьезный претендент на губернаторское кресло, особенно в неблагополучных субъектах Федерации, будет вынужден строить свою избирательную кампанию на критике Центра и его политики, а отнюдь не на пропаганде защиты демократических реформ от коммунистической угрозы. И, наконец, последнее и, может быть, самое важное. Вопреки сложившимся пропагандистским стереотипам, процесс врастания верхушки региональных лидеров левой оппозиции в существующую систему на самом деле за последние годы продвинулся довольно далеко. И их возможная победа на губернаторских выборах фактически не создаст для столичного истеблишмента каких-то неразрешимых политических проблем. Тем более, что в этом случае свежеиспеченные губернаторы будут крайне заинтересованы в установлении с Москвой нормальных деловых отношений.

Строго говоря, эти соображения, очевидно, не были тайной для высокопоставленных кремлевских чиновников, ответственных за проведение региональных выборов, прежде всего для заместителя главы президентской администрации Александра Казакова. Опытный и гибкий политик, способный находить общий язык с представителями самых разных политических течений (достаточно вспомнить, как ему в бытность председателем Госкомимущества удалось без лишнего шума и истерик погасить массированную атаку левой оппозиции на это ведомство), он сумел вовремя перестроить тактику Кремля. Первым шагом в этом направлении стало неожиданное избрание на пост руководителя администрации Ленинградской области Вадима Густова, первоначально расцененное многими журналистами и аналитиками едва ли не как крупнейшее поражение Москвы, реформаторских сил и т.п. Но вскоре выяснилось, что вклад в победу бывшего оппозиционера внесли не только местные отделения компартии и “Яблока”, но и финансово-экономические “столпы” нынешнего режима – нефтяной гигант “ЛУКойл” и банк “Менатеп”. И роль кремлевских структур в этом оказалась, видимо, далеко не последней…

Знающие люди утверждают, что и в дальнейшем президентская администрация установила весьма плодотворные контакты с рядом кандидатов на посты губернаторов из числа всевозможных оппозиционеров, в том числе и тех, кто уже избран на высокие посты руководителей регионов. Эксперты, в частности, указывали на удивительное сходство программ некоторых “непримиримых” противников – Владимира Чуба (“партия власти”) и Леонида Иванченко (КПРФ) в Ростовской области, Олега Савченко (бывший “проельцинский губернатор”) и Валерия Сударенкова (его преемник, избранный при поддержке левой оппозиции) в Калужской области, Леонида Коршунова (“реформатор”) и Александра Сурикова (“оппозиционер”) в Алтайском крае. Коршунов, к примеру, не стеснялся в ходе своей избирательной кампании активно использовать прокоммунистическую риторику, хвалясь перед избирателями, что до сих пор бережно хранит партийный билет. Да и делегирование бывшего вице-президента страны Александра Руцкого на губернаторские выборы в Курске, как сообщают информированные источники, состоялось по взаимному согласию высокопоставленных лиц в высшем руководстве страны и лидеров левой оппозиции. И те и другие по большому счету оказались заинтересованными, чтобы труднопредсказуемый генерал оказался подальше от Москвы. Говоря словами классика, все смешалось в доме Облонских.

Конечно, не следует преувеличивать стремление московских чиновников, являющихся кураторами региональных выборов, во всем идти навстречу оппозиции. В тех регионах, где позиции представителей реформаторских сил действительно сильны, им оказывается мощная и открытая поддержка. Но ведь на то она и политика, чтобы воплощать в себе искусство возможного. Те же, кто пытается осуществлять политические действия по принципу “собственные идеологемы – в жизнь”, неминуемо обрекают себя на поражение. Именно в такой роли в ходе региональных выборов и оказался ОКС. Зная, что популярность тогдашнего губернатора Калининградской области Юрия Маточкина в последнее время заметно ослабла, борцы за сплочение реформаторских и демократических сил упрямо продолжали поддерживать его, игнорируя фигуру основного соперника – динамичного и предприимчивого хозяйственника-прагматика Леонида Горбенко. Не имея сколько-нибудь серьезной альтернативы нынешнему губернатору Ставропольского края Марченко, оксовцы направили в этот “красный регион” певца свободного фермерства и борца с коммунистическими агробаронами писателя Юрия Черниченко с целью проверки тамошнего лидера на лояльность делу демократии и реформ. Ну а в Коми-Пермяцком автономном округе ситуация и вовсе дошла до абсурда. Администрация президента вместе с левой оппозицией поддерживает нынешнего главу региона Полуянова, а вот ОКС счел, что тот недостаточно демократичен, и выдвинул в качестве противовеса ему кандидатуру председателя местного законодательного собрания Федосеева.

Конечно, региональные выборы еще не завершены и делать окончательные выводы сегодня преждевременно. Тем более бесперспективно пока разрабатывать прогнозы о расстановке сил в обновленном Совете Федерации. Но уже сейчас можно с уверенностью констатировать, что столичный истеблишмент проявил завидную политическую гибкость в проведении региональной кадровой политики. И это – шаг в верном направлении. Те же, кто по-прежнему жаждет строить свою политическую карьеру на разжигании конфронтации в обществе, на стравливании “белых” и “красных”, отводят себе незавидную роль “вечно вчерашних”.

Андрей РЯБОВ,

политолог


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЦЕНА ВЛАСТИ ИЛИ ВЫБОРЫ ПО-ЛЮБЕРЕЦКИ
Восстановление властной вертикали
“РОССИЯ ИМЕЕТ ШАНСЫ СТАТЬ СТРАНОЙ БЕЗРАБОТНЫХ”
С кем по пути
РАБОТАТЬ, КАК ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ, А ЖИТЬ, КАК ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ?
КУЛЬТУРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РОССИЙСКИХ РЕФОРМ
В ОБОЙМЕ КАЛАШНИКОВА ХОЛОСТЫЕ ПАТРОНЫ
ОКТЯБРЬСКИЕ СОБЫТИЯ
ХЛЕБ НАШ НАСУЩНЫЙ
ПОЛНА ГОРНИЦА ЛЮДЕЙ…
КОРДОН ИЛИ КОРИДОР?
СЕМЕЙНЫЙ БЮДЖЕТ – “ЗРАЧОК” ЭКОНОМИКИ
НЕОКОНЧЕННЫЙ РОМАН ИЗ ЖИЗНИ ПРОХИНДЕЕВ
МОЯ НЕДЕЛЯ
ДЕТИ – НАША ЗАБОТА
ЗАЧЕМ ПРИЕХАЛ ЛУКАШЕНКО?
ЗАВИДНЫЙ МУЖЧИНА
“РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА” ДЛИЛАСЬ ТРИ ДНЯ
КОРРУПЦИЯ – ПРЕСТУПЛЕНИЕ ИЛИ НОРМА НАШЕЙ ЖИЗНИ?
ВОЛОГОДСКОЕ МАСЛО: MADE IN OLDENBURG…
“ЗАКОН И ПОРЯДОК ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВО ВСЕМ”
“АВТОМОБИЛЬНЫЙ КОРОЛЬ” ГЕНРИ ФОРД. ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ. “ВО ВЛАСТИ ДЕНЕГ”


««« »»»