ОБРАЗОВАНИЕ – КАПИТАЛ НАЦИИ

Известно высказывание экс-кандидата в президенты России Мартина Шаккума, сделанное им еще во время избирательной кампании, – “Богатство России отныне прирастать ее умом будет”. Накануне Дня учителя – профессионального праздника тех людей, на которых возложена миссия формирования российских умов, корреспондент пресс-службы Международного фонда “Реформа” попросил Мартина Шаккума разъяснить свою позицию.

– Разрабатывая план реформирования России, вы делаете ставку на образование. Почему? Ведь вырастает уже несколько поколений, которые вряд ли можно назвать образованными. Да и старшие, которым “всеобщее среднее” когда-то навязывалось насильно, порядком за эти годы деградировали, поскольку бьются за выживание, не имея возможности порой даже купить газету. Да, мы были образованной державой… Теперь, увы, это из области воспоминаний.

– Сегодня в нашем доме действительно пожар. Наши потери велики. Погибло многое, в том числе из духовных сокровищ России, к которым отношу в первую очередь образование, умственную силу народа, его способность к научному осмыслению действительности, то есть интеллектуальный потенциал нации. Сегодня, к сожалению, отсутствуют цели, размыты ориентиры, теряется общая и технологическая культура. В глубоком системном кризисе экономика России, когда экономические прорехи уже переросли в проблемы управления государством, территориальной целостности России, физического выживания граждан. Более 30 миллионов человек в стране живут за чертой бедности. В некоторых регионах до 50 процентов реально безработных. Ситуация практически предреволюционная, что подтверждается возникновением – то там, то здесь – различной силы социальных взрывов. По-видимому, произойдет еще немало потрясений, перемен власти, пока, наконец, мы не найдем дорогу в будущее. И выход, мне кажется, не может быть традиционным, по рецептам и схемам, подсказанным России извне.

Посмотрите: единственное, что ныне действующее – как раз по таким подсказкам – российское правительство может поставить себе “в заслугу”, – это снижение темпов инфляции, достигнутое беспардонной задержкой выплат заработка, пособий, пенсий. Но снижение инфляции подобным образом ни в коей мере не может указывать ни на стабилизацию в экономике, ни тем более на перспективу экономического роста. Надо искать новые решения. Пока нам их не предлагают ни члены правительства, ни их весьма солидные чиновничьи аппараты, ни один из ведущих политиков, ни кто-либо из претендентов на президентский пост. Наверное, в самом деле культ образованности в нашей стране настолько ослаб, что и руководители ее не стесняются быть невеждами, людьми “без царя в голове”, не имеющими идей и не умеющими опираться на достижения мысли человеческой.

Я же считал и считаю, что у России – свой путь, особенность которого в использовании для национального возрождения имеющегося в народе духовного потенциала. Он складывается из образованности и нравственности, физического и морального здоровья, из природного здравомыслия и нетривиальности ума, из силы характера и воли, из гражданской ответственности и отзывчивости россиян. Не соглашусь, что люди наши деградировали; они лишь поставлены в такие условия, когда упал спрос на лучшее в них. А изменись ситуация, окажись востребованными те качества, о которых я сказал выше, – и народ России – во всей совокупности наций и народностей – обернется богатырем, способным поднять Отечество вровень с ведущими державами. Главное богатство России, не устану повторять, ее люди, а не нефть, газ, алмазы или древесина. Люди, их интеллект, незаурядное в сравнении с другими странами качество этого интеллекта, который шлифовали в столетиях Петр I и Ломоносов, Пушкин и Лев Толстой, Столыпин и Менделеев, земская и советская бесплатная школа, открытая и доступная массам фундаментальная наука, – вот наш российский “локомотив истории”, наш национальный капитал. А следовательно, и главный приоритет российской государственности и политики.

– Какова же, на ваш взгляд, Мартин Люцианович, роль государства в накоплении и приумножении интеллектуального капитала нации? Ведь не секрет, что сегодня этот процесс выпал из поля зрения властных органов. Школа, вузы, наука влачат жалкое существование.

– Создание интеллектуального капитала нации не может не быть ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ государственной задачей. Это аксиома, которую сегодня, на пороге ХХI века, осознали все, за исключением, может быть, только руководства нашего государства.

В Японии, например, где вообще нет никаких природных богатств, где упор сделан именно на человеческий интеллект, один из самых высоких уровней ВВП на душу населения, а по экономическому развитию она сумела в кратчайшие сроки из числа отсталых стран подняться на второе место в мире. У нас же доля образования в бюджете на 1997 год планируется только в 3,24 процента (для сравнения: в бюджете 1990 года она составляла 14,8 процента), и это при фактическом исполнении бюджета сегодня по таким расходным статьям, как образование и фундаментальная наука не выше 50 процентов.

Преклоняюсь поэтому перед нашими учителями, преподавателями, учеными, которые, в буквальном смысле полуголодные, не получая зарплаты по полгода, все-таки умудряются учить наших детей, готовить специалистов, поддерживать творческую искру в научных исследованиях. Вот, кстати, наглядный пример той силы духа, опереться на которую я призываю. И скажу честно, не понимаю нашего президента, который в августе 1991 года издал Указ № 1 о поддержке в России образования, но мало что сделал практически для его исполнения; не понимаю председателя нашей Государственной Думы Геннадия Селезнева, бывшего главного редактора “Учительской газеты”, ставящего на утверждение проект бюджета страны, фактически сориентированный на целенаправленное уничтожение школы как общественного института и учительства как социальной прослойки. Сегодня, как во время пожара в избе, нам надо спасать самое дорогое, что у нас есть, – духовность нации, а главное, ее завтрашних носителей – наших детей. Государственные же мужи спасают кто свою власть, кто свое кресло, кто право и дальше набивать карман за счет разграбления родины.

Все это ведет Россию к самой страшной и опасной из катастроф – интеллектуальной и духовной деградации нации, что лишает нас всяких надежд на возрождение. Поэтому сегодня, повторю, следует вести речь не столько о создании и приумножении интеллектуального российского капитала, сколько о его СПАСЕНИИ, сохранении, сбережении. В первую очередь о спасении нашей школы.

Правительство всю тяжесть расходов на образование переложило на местные администрации, уйдя в сторону от исполнения своих прямых обязанностей. Местным администрациям отступать уже некуда, поэтому им, как мне кажется, следует привлечь к делу выживания школы руководителей промышленных предприятий и отечественных бизнесменов – не всем им безразлична судьба своей страны.

– В этой связи как вы оцениваете сегодняшнее российское учительство? Способно ли оно осуществить возлагаемую на него миссию спасения, создания, увеличения интеллектуального богатства Родины?

– Думаю, в любой другой стране мира в ситуации, подобной сложившейся у нас, занятия в школах уже были бы прекращены. Только наш российский учитель не может не идти на работу и, невзирая ни на что, учить, учить и учить. Это отнюдь не фанатизм и не совковый идиотизм, как хотели бы изобразить некоторые “прогрессивные” критики нашего образа жизни. Это проявление высокой нравственной ответственности, заложенной в генотип российского учителя. Я сам вырос в учительской семье: бабушка, отец преподавали и воспитывали “младое племя” всю жизнь, видя свой долг в развитии ума, чувств и характера будущих граждан.

И сегодня учителя по-прежнему волнует, как показал социологический опрос московских школьных работников, прежде всего нравственная сторона его положения. Не величина зарплаты, что было бы естественно, а резкое падение учительского авторитета в глазах учеников, вопрос уважения со стороны детей. Появление богатых и сверхбогатых семей, снижение на общем фоне оплаты труда заработков учителя переводит его в класс малоимущих и (исходя из новой шкалы оценок жизненного успеха) в разряд менее уважаемых в обществе. Учителя воспринимают это как настоящую социальную трагедию, подрывающую преемственность поколений и преемственность знаний. По их мнению, так разрушается основа российской школы, ее базовые ценности, то, без чего школа превратится из храма в казарму. Уже и сегодня учение зачастую сводится к натаскиванию, когда душа ребенка, его стремления, мотивы, помыслы остаются сирыми, безнадзорными. Вот что больше всего угнетает нашего российского учителя, поистине последнего хранителя народной духовности.

Разделяю эти тревоги и опасения. Буду им противостоять, чем смогу. В частности, рассчитываю, что именно сохранением образования и помощью учителям активно займется Российский педагогический парламент, в совет которого вошел.

– Некоторая активная часть учителей попыталась в новых экономических условиях создать частные школы, чтобы не зависеть от бюджетной зарплаты. Но вскоре эти школы закрылись из-за недостаточной платежеспособности населения. Вы не находите, что частная инициатива может быть способом решения проблем образования?

– Я не против частного образования в принципе. Наряду с государственным оно вполне может и должно существовать. Но всему свое время… Частное образование опирается на реально существующий в обществе зажиточный средний класс. А его становление в России еще только, по существу, предвидится.

Вместе с тем создание частных школ, так же как и государственных, требует патронажа государства: и потому, что процесс передачи знаний должен быть гарантирован лицензией, и потому, что образование – слишком дорогое занятие, чтобы стать предметом лишь частной инициативы. Те несколько элитных школ в Москве, обучение в которых могут позволить себе буквально единицы, не делают погоды и не дают, кстати, достаточно хороших знаний. Недаром даже в странах с высоким уровнем жизни подавляющая часть населения учится в государственных учебных заведениях.

И вообще образование не может быть уделом одних энтузиастов. Если государство им не занимается, оно тем самым уклоняется от исполнения своих прямых обязанностей перед гражданским обществом. Вот почему я считаю необходимым спасение, сохранение и возрождение российского образования возвести в ранг приоритетных государственных задач, имея в виду, что это – одно из главных слагаемых сохранения российской государственности. Необходимо в том числе и организованное общественное давление на всех уровнях с целью кардинального изменения отношения к высшему и среднему образованию, фундаментальной науке. Ждать сегодня, когда власть и общественное мнение сами “созреют” для осознания преступности нынешней образовательной политики, значит оказаться завтра на пепелище.

Беседу вела Вера МАТВЕЕВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Сезон охоты на деньги
ЗАБОТЛИВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ЭКОНОМИТ… НА ДЕТЯХ И МАТЕРЯХ
МИФЫ О БЮДЖЕТЕ
Роль Александра Лебедя в разрешении чеченского конфликта
НОВАЯ МЕБЕЛЬ – ЭТО НЕ ПРОСТО. НО НЕ ТАК УЖ И СЛОЖНО…
“БЕЛЫЙ ОРЕЛ” – ВНЕ КОНКУРЕНЦИИ
НОВЫЕ БЕДНЫЕ НА РЫНКЕ ТРУДА
МАНЬЯЧКА РЕНАТА ЛИТВИНОВА
ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ “ОСЕННЕГО КРИЗИСА”
ГЕНЕРАЛ ЛЕБЕДЬ В ФОКУСЕ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ
ЛОМАНЫЙ ГРОШ ДЛЯ БЕСЦЕННОЙ КУЛЬТУРЫ
О ПОДЛИННЫХ ПРЕПЯТСТВИЯХ В ГРУЗИНО-АБХАЗСКОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ
НТВ ТРЕБУЮТСЯ… МОНТАЖНИКИ
БАНК “КРЕДИТ-МОСКВА”: ВОСЕМЬ ЛЕТ НА РЫНКЕ ФИНАНСОВ – БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРОСТО ВЕЗЕНИЕ
ОБРАЗОВАНИЕ – КАПИТАЛ НАЦИИ


««« »»»