О ПОДЛИННЫХ ПРЕПЯТСТВИЯХ В ГРУЗИНО-АБХАЗСКОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ

В новейших российско-грузинских отношениях назревает момент истины. Мы в России в очередной раз являемся свидетелями откровенных угроз со стороны руководителей Грузии. В качестве объекта для шантажа избран вопрос о нахождении российского миротворческого контингента в зоне конфликта и так называемых военных баз России в Грузии.

Не грех напомнить, что три года назад, когда судьба самого грузинского государства и лично Эдуарда Шеварднадзе висела на волоске, именно Россия, Черноморский флот вызволили Грузию и ее руководителя из почти безнадежного положения, в которое грузинское государство завела военная авантюра в Абхазии. С тех пор и до самого последнего дня Россия несет на себе все бремя урегулирования, уже позволившего 80 процентам грузинского населения вернуться в Галльский район Абхазии. Три года успокоения, достигнутого не благодаря, а, скорее, вопреки капризному поведению грузинского руководства, слишком очевидный результат, чтобы позволять кому-либо в Грузии, даже снисходя к ущемленному самолюбию, оскорблять память десятков российских солдат и офицеров, расплатившихся жизнью ради мира на берегах реки Ингури.

Россия пошла, на мой взгляд, гораздо дальше, чем следовало, учредив блокаду Абхазии, в попытке убедить наших бывших сограждан вернуться в состав Грузии. Именно благодаря давлению России к сентябрю 1995 года удалось согласовать с абхазской стороной расширенный мандат миротворческих сил, добиться согласия Абхазии на федеративные отношения с Грузией в рамках общего государства. Однако политический документ об урегулировании конфликта, учитывавший все, самые далеко идущие требования грузинской стороны, – плод двухлетнего посредничества России – был высокомерно отвергнут руководством Грузии, как только задача убеждения Абхазии была решена. Вместо благодарности мы слышим обвинения, вместо церемонии подписания – демонстративный отказ от переговоров, поощрение террора и убийств в Абхазии, и уже совсем недалеко до подстрекательств к расправе с постами миротворческих сил. Почему, на каком основании белое выдается за черное?

Руководству Грузии, лично виновному в конфликте, нужен не мир и терпеливое врачевание язв грузино-абхазского конфликта, а выдача Абхазии на милость вчерашних военных противников. Цинично выглядят требования к России ужесточить блокаду Абхазии и одновременно с этим немедленно вернуть в блокадную Абхазию беженцев, число которых к тому же вдвое и втрое преувеличивается. (Как известно, Россия на своей территории, в зоне осетино-ингушского конфликта, до сих пор не достигла полного возвращения беженцев.)

Думаю, что руководство Грузии извлекло выводы из поражения России в Чечне. Эдуард Шеварднадзе и раньше явно злоупотреблял аналогиями между Чечней и Абхазией. Теперь, после Хасавюртовских соглашений, сложнее убедить российское общественное мнение в том, что, остановив войну в Чечне, Россия, сломя голову, должна ринуться таскать каштаны из огня ради непомерных амбиций Грузии. На эту роль лидеры Грузии присматривают других миротворцев – страны НАТО, прославившие себя “принуждением к миру” в Боснии.

Хотелось бы предостеречь слишком горячие головы по ту сторону российско-грузинской границы. Между Чечней и Абхазией та разница, что весь без исключения Юг России и ее северокавказские автономии – на стороне абхазского народа, отстоявшего себя от истребления. Если вместо ожидавшейся встречи с президентом Абхазии В.Ардинбой президент Грузии склоняется к выдаче ордера на его арест, то неплохо было бы примерить эту акцию к человеку, который был верховным руководителем Грузии в тот момент, когда его подчиненные приступили к мародерству в Абхазии (меня мало убеждает избирательность грузинской Фемиды и попытки спрятаться за спину вчерашних близких друзей, чей голос из тюрем не доносится). Так называемые военные базы России в Грузии – не повод, чтобы считать Абхазию и Южную Осетию разменной монетой: я сомневаюсь, что несмотря на грозные речи в Тбилиси над российскими базами в Гудаутах, то есть в Абхазии, и в Батуми, то есть в Аджарии, нависла угроза. О чем стоит подумать воинствующим политикам Грузии, так это о перспективе поставок российского вооружения, которое при Павле Грачеве было единственным источником воссоздания грузинской армии.

Полагаю, что в отношении антироссийской кампании в Грузии нашей дипломатии стоит проявить хотя бы часть той твердости, которая была привычна для нас, когда речь шла о блокаде Абхазии. Если грузинская сторона не заинтересована в своих собственных предложениях Абхазии жить вместе в федеративном государстве, нет никакой нужды продолжать пытку блокадой многонационального, в том числе русского, населения Абхазии. Миротворческий контингент введен в Абхазию по просьбе обеих сторон и не может быть, без риска новой войны, выведен иначе, кроме как по настоянию обеих сторон. Антироссийские речи руководителей Грузии пусть останутся на их совести – я не исключаю, что завтра их мнение в очередной раз изменится на прямо противоположное.

Константин ЗАТУЛИН,

директор Института нового зарубежья


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Сезон охоты на деньги
ЗАБОТЛИВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ЭКОНОМИТ… НА ДЕТЯХ И МАТЕРЯХ
МИФЫ О БЮДЖЕТЕ
Роль Александра Лебедя в разрешении чеченского конфликта
НОВАЯ МЕБЕЛЬ – ЭТО НЕ ПРОСТО. НО НЕ ТАК УЖ И СЛОЖНО…
“БЕЛЫЙ ОРЕЛ” – ВНЕ КОНКУРЕНЦИИ
НОВЫЕ БЕДНЫЕ НА РЫНКЕ ТРУДА
МАНЬЯЧКА РЕНАТА ЛИТВИНОВА
ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ “ОСЕННЕГО КРИЗИСА”
ГЕНЕРАЛ ЛЕБЕДЬ В ФОКУСЕ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ
ЛОМАНЫЙ ГРОШ ДЛЯ БЕСЦЕННОЙ КУЛЬТУРЫ
ОБРАЗОВАНИЕ – КАПИТАЛ НАЦИИ
НТВ ТРЕБУЮТСЯ… МОНТАЖНИКИ
БАНК “КРЕДИТ-МОСКВА”: ВОСЕМЬ ЛЕТ НА РЫНКЕ ФИНАНСОВ – БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРОСТО ВЕЗЕНИЕ
ОБРАЗОВАНИЕ – КАПИТАЛ НАЦИИ


««« »»»