Кризис жанра

Смена президента телевизионной академии с Владимира Познера на Михаила Швыдкого стала своеобразным промежуточным этапом кризиса не только ТЭФИ, но и всей системы оценок художественной продукции профессиональными сообществами. Первоисточник ситуации хорошо известен – исход «обиженных» (НТВ, ТНТ, а под занавес и ВГТРК). В аналогичной ситуации в кино к академической премии «Ника» добавилась премия другой, более весомой киноакадемии – «Золотой орел». Все же начиналось со «снятия с конкурса» произведений-лидеров, авторы которых не были стопроцентно уверены в победе при голосовании.

На деле же саму идею «академических» наград подорвала абсолютная уверенность большинства населения и, главное, наиболее влиятельных участников процесса в том, что никакого реального голосования на самом деле нет, а идет глобальная подтасовка результатов с целью манипуляции массовым сознанием. То есть виноваты лидеры и организаторы, будь то Познер и стоящий за ним Первый канал, Гусман или Владимир Наумов, а также автор этих строк и стоящий за нами Никита Михалков. По отношению к телевидению ситуация усугублялась тем, что ведущие телеканалы уже давно демонстрировали полное пренебрежение к какой бы то ни было реальности в погоне за рейтингами (а в общегосударственном масштабе – за голосами избирателей). В этих условиях любое «голосование» любых «академиков» из основы пресловутого гамбургского счета превращалось в простейший элемент очередной пиар-кампании. Как же тут не обижаться, если поддержанный (а то и придуманный) тобой механизм срабатывает не стопроцентно в твою пользу?

При этом подрывается общественное и профессиональное доверие к самому принципу, сделавшему премию «Оскар» и другие аналогичные награды влиятельными участниками художественного процесса – право каждого высококлассного профессионала на собственное мнение, в идеале независимое от работодателя (будь то конкретный канал или студия) и корпоративной и групповой лояльности, и их равенство в процессе голосования.

В результате возникает забавная аберрация, захватывающая и критику по мере того, как она превращается в придаток тех же пиар-кампаний, – любое публично высказанное мнение воспринимается как «купленное». Что уж тут говорить о церемониях вручения призов, демонстрируемых в эфире!

Недавно в очередной телевизионной дискуссии я привел в пример голливудский фильм Тимура Бекмамбетова «Особо опасен», говоря об участии наших кинематографистов в процессах глобализации. Один из участников обсуждения, известный и уважаемый театральный режиссер, тут же мне возразил – это все куплено на деньги казахских олигархов. В данном конкретном случае не знаю, да в киноиндустрии мирового масштаба это и не имеет значения. Ведь иначе получится, что Вуди Аллену дают снимать фильмы в Европе исключительно благодаря российским инвестициям, а их следы ведут в АФК «Система». Напомню, что коммерческие результаты последних лент великого комедиографа значительно уступают бокс-офису ленты Бекмамбетова.

Конечно, в условиях рынка все продается и все покупается, и нет такого преступления, на которое, как известно, не пошел бы марксов капитал ради увеличения прибыли. Наши самые ведущие и самые государственные телеканалы и кинокомпании в этом плане – не исключение. Тем важнее сохранять островки хотя бы потенциально независимых профессиональных суждений. Иначе роль великого переговорщика Михаила Швыдкого сведется к привычной модели банального торга ведущих производителей общественного мнения, к числу которых мы имеем все основания причислить и Кремль.

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №42 (535) за 2008 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


Кирилл Разлогов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Дорогой наш человек
Анатолий Кучерена – защитник прав
Сытый доктор


««« »»»