ДВОЙКА, ЧЕТВЕРКА, ТУЗ… ПАСЬЯНС ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ В СНГ

Невзирая на победные реляции прессы, интеграционные процессы внутри СНГ в 1991-1994 годах развивались успешно только на бумаге. Реальное же положение вещей заключалось в том, что единое экономическое пространство подвергалось активному разрушению и растаскиванию по “суверенным квартирам”. Выполнение интеграционных соглашений, даже подписанных и ратифицированных сторонами, фактически саботировалось, в то время как дезинтеграционные мероприятия проводились на редкость оперативно.

Если дележ имущества, оставшегося после “бывшего Союза ССР”, свершился быстро и незаметно, то интеграционные процессы, о необходимости которых ,неоднократно заявлялось в том числе и на самом высоком уровне, носили в огромном большинстве случаев характер протоколов “об очень добрых намерениях”.

Причины такого незавидного состояния интеграционных процессов имели двоякий характер. С одной стороны, чисто организационный, который определялся отсутствием практического механизма выполнения достигнутых договоренностей и санкций за их нарушение. Это усугублялось отсутствием реальных полномочий тех межгосударственных и межправительственных органов, на которые возлагались функции по практическому воплощению интеграционных планов в жизнь.

С другой стороны, независимые государства, образовавшиеся на территории “бывшего СССР”, находились в состоянии все возрастающей эйфории от раскрывшихся перед ними горизонтов сотрудничества с “богатенькими западными буратино”. Они откровенно демонстрировали вторичность и производность своих отношений с Россией и между собой. Особенно преуспевала в этом “незалежна Украйна”, на которую с интересом поглядывали прочие субъекты СНГ.

Начиная примерно с середины 1994 года, стало очевидно, что “западные буратино” хоть и весьма богатенькие, но зарывать свое золото на нашем “поле чудес” не намерены. Максимум, на что они осмелились раскошелиться, так это на стабилизиционные кредиты под введение отдельных “самостийных” валют и выборочное финансирование тех государственных программ, которые должны были укрепить политический суверенитет на отдельных ключевых направлениях. Но именно этот скупой ручеек финансовых средств некоторое время определял отношение бывших союзных республик к СНГ и России. Более того, некоторые государства до сих пор не избавились от иллюзий относительно характера и объемов этой помощи. Однако экономические показатели во всех без исключения государствах СНГ к этому времени ухудшились настолько (в среднем по республикам произошло падение ВВП до уровня 55% от дореформенного уровня 1990 года), что резервы роста пришлось искать за счет внутрирегионального сотрудничества и возрождения традиционных экономических связей.

С осени 1994 года интеграционные процессы несколько активизировались, приобрели многоуровневый, так сказать, “матрешечный” характер. “Матрешечность” эта и по сей день определяется хитрой системой внутренних и внешних политических и экономических интересов каждого отдельного государства в отношениях с Россией, между собой и структурами СНГ, которые также развивались как вширь, так и вглубь.

Например, в октябре 1994 года был создан Межгосударственный экономический комитет (МЭК) как постоянно действующий координирующий и исполнительный орган Экономического союза. В функции этого комитета входит обеспечение работы Совета глав правительств Содружества по вопросам координации социальной и экономической политики для выработки окончательных решений и практических мероприятий в области интеграции. Наряду с МЭК на основе соглашений государств – участников Содружества в экономической, социальной, гуманитарной, экологической и других областях учреждены межгосударственные и межправительственные отраслевые органы сотрудничества. Одним из наиболее влиятельных таких органов является, к примеру, Межгосударственное евразийское объединение угля и металла, которое должно вести работу по созданию транснациональных корпораций на основе уже имеющихся финансово-промышленных групп в данных смежных сферах экономики. Этот и другие подобные органы должны осуществлять оперативную работу по восстановлению разорванных кооперационных связей, но на базе современных экономических и политических реалий. Анализ и координация этой деятельности также входит в функции МЭК.

Разноскоростной и многоуровневый характер интеграции в СНГ в большой мере определяется степенью вовлеченности государств-участников в реализацию Таможенного союза, Платежного союза и готовностью участвовать в Валютном союзе. Именно эти три фактора, являясь своеобразными индикаторами заинтересованности в реальной интеграции, уже подготовили почву для возникновения внутри Содружества Независимых Государств более динамичных элементов, а именно так называемых “Двойки” и “Четверки”.

Договор о Таможенном союзе стал первым межгосударственным документом, который был безальтернативен по отношению к возможным двусторонним межгосударственным соглашениям, то есть является первым действительно многосторонним интеграционным документом в сфере экономики.

Реализацию положений Таможенного союза предполагается проводить в два этапа. На первом этапе государства, подписавшие этот Договор, обязуются отменить внутренние таможенные границы друг с другом и проводить согласованную политику в торговле с третьими странами.

Реализация условий второго этапа создания Таможенного союза предполагает объединение таможенных территорий государств – членов Союза в единую таможенную территорию, решение вопросов международной правосубъектности Таможенного союза и судьбы ныне действующих международных договоров в этой сфере.

“Подписанты” Таможенного союза, а именно Белоруссия, Россия, Казахстан и Киргизия в полном составе заключили Договор о создании “Четверки” в конце марта сего года.

Более глубокую интеграцию предусматривают условия уже созданного решением Совета глав государств 21 октября 1994 года Платежного союза и находящегося в стадии разработки и организационного оформления Валютного союза. В случае реализации идей, заложенных в основание этих двух союзов, может идти речь о постепенной регенерации народного хозяйства на части территории бывшего СССР. С этой точки зрения реализация положений Платежного союза возможна лишь при условии соблюдения формата Таможенного союза в виде качественно более высокой “надстройки” над ним.

Платежный союз предусматривает координацию и совместное ведение сторон по следующим принципиальным направлениям: валютное регулирование; межгосударственные платежно-расчетные операции и проводки; согласованная инвестиционная политика.

Первые шаги в этом направлении должны заключаться в создании организационно-правовой среды для проведения последующих интеграционных мероприятий. Для этого необходимо принять значительный пакет межгосударственных нормативных актов с целью создания гарантированного государствами-участниками платежно-расчетного и инвестиционного пространства. Кроме этого необходимо активизировать работу уже имеющихся организационных структур, в первую очередь Межгосударственного банка и Межгосударственного валютного комитета.

По первому блоку вопросов работа, можно сказать, завершается. Ее итогом стала разработка проектов Конвенции о защите прав инвестора, Конвенции о правилах эмитирования и обращения ценных бумаг, Конвенции об общих принципах определения ликвидности залога, Конвенции о транснациональных корпорациях СНГ, Соглашения “О взаимных мерах по обеспечению валютного регулирования” и многих других. Однако кроме “чистого” нормотворчества в области экономики необходима значительная политическая воля, чтобы данные документы были подписаны, ратифицированы и приняты к реальному исполнению в государствах.

Организационные мероприятия в части активизации работы Межгосударственного валютного комитета и Межгосударственного банка СНГ также являются совершенно необходимыми, более того, без их задействования реализация положений Платежного союза в лучшем случае приобретает неконтролируемый характер, а в худшем – вся сфера расчетов между хозяйствующими субъектами государств СНГ может криминализоваться и перейти под контроль преступных кланов.

Роль Межгосударственного валютного комитета (который состоит из министров экономики и финансов, председателей центральных (национальных) банков) заключается в разработке и содействии внедрению единых межгосударственных финансовых и банковских систем в рамках Платежного союза. На него возлагаются контроль над перемещениями капитала между странами – участницами Платежного союза, развитие многостороннего научного сотрудничества, формирование стабилизационных фондов в целях взаимного поддержания валют. В конечном итоге предусматривается преобразование Межгосударственного валютного комитета в Межгосударственный валютный фонд с функциями и обязанностями, подобными функциям и обязанностям Международного валютного фонда.

Еще одним принципиальным вопросом является функционирование Межгосударственного банка, деятельность которого в настоящее время фактически заморожена. Для того чтобы оживить его работу, необходимо мобилизовать государственную волю заинтересованных сторон и наделить, наконец, этот банк необходимыми правами и функциями.

Все эти процессы должны завершиться переходом к моновалютной системе, совместной эмиссионной деятельности и расчетам в коллективной валюте. После того как все это станет реальностью, можно будет смело сказать, что единое валютно-финансовое и платежно-расчетное пространство восстановлено.

На заключительном этапе Платежный союз должен преобразоваться в Валютный союз, в определенной степени напоминающий приснопамятные Госбанк СССР и Госплан СССР.

Путь к воплощению в жизнь этих идей очень долог и связан с преодолением большого числа объективных и субъективных препятствий. Альтернативой ему является постепенное втягивание отдельных государств, входящих ныне в СНГ, в зону влияния других геополитических финансово-экономических сил, причем на условиях гораздо более тяжелых и унизительных, чем те, которые предлагаются ныне в рамках Экономического союза Содружества. Единственные, кто выигрывает от реализации подобного сценария, это немногочисленные элитные столичные группы политиков и политизированных хозяйственников, монополизирующих распределение средств, поступающих по каналам западной финансовой помощи.

Пока к реализации того пакета идей, олицетворением которых являются Платежный и Валютный союзы, подошли лишь Белоруссия и Россия, заключившие 2 апреля 1996 года Договор о создании Сообщества Суверенных Республик, или Договор о “Двойке”. Он предусматривает в ближайшей перспективе не только унификацию экономического законодательства, но и постепенное (с 1997 года) введение совместной валюты, проведение согласованной линии в области финансово-кредитной политики.

Таким образом, несмотря на всю противоречивость экономики этих двух государств, именно они пока подошли ближе всего к полноценному восстановлению народнохозяйственных связей, разрушенных в 1991-1994 годах.

Пока же “двойка”, “четверка” и “туз” постсоветской интеграции на просторах СНГ ложатся то так, то эдак в сложном пасьянсе внутренней политики государств СНГ и часто становятся жертвами переменчивой конъюнктуры этой самой политики.

Николай ЛЬВОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БОРИС ЕЛЬЦИН ПОБЕДИЛ. ЧТО ДАЛЬШЕ?
“НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ”: ИСТОКИ КРИЗИСА
ВЫСОКО СИЖУ, ДАЛЕКО СЛЫШУ
КОАЛИЦИЯ – ЭТО ПУТЬ К РАЗДОРАМ
НОСТАЛЬГИЧЕСКИЙ СИНДРОМ
ЛЕГКО ЛИ УГОВОРИТЬ МОЛОДЫХ?
ВРЕМЯ ЖИТЬ В РОССИИ
Видео-73
ПУТЕШЕСТВИЯ, ДОСТУПНЫЕ КАЖДОМУ!
Формирование коалиционного правительства
ПРАЗДНИК, КОТОРОГО НЕ БЫЛО – А, ЖАЛЬ
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ, КОТОРЫЙ НЕ ЖЕЛАЕТ КОМАНДОВАТЬ
ВЫБОРЫ ПРОШЛИ, ПРОБЛЕМЫ ОСТАЛИСЬ
“СОВРЕМЕННИКОВ НЕ ВЫБИРАЮТ”
Легкое дыхание
ЗАВИДНЫЙ МУЖЧИНА
ТЕЛЕЕДА ДЛЯ МИЛЛИОНОВ
СВЕТИТ НЕЗНАКОМАЯ ЗВЕЗДА…
В СТРАНУ ЛЮБВИ!


««« »»»