“НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ”: ИСТОКИ КРИЗИСА

Созданный в 1988 году на базе Норильского горно-металлургического комбината (НГМК) Государственный концерн по производству цветных металлов “Норильский никель” (после приватизации в 1994 г. – акционерное общество с контрольным пакетом акций в государственной собственности) стал одним из крупнейших в стране промышленных холдингов, объединившим шесть предприятий.

ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ И ФИНАНСОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРЕДПРИЯТИЯ

Экономическое положение этого индустриального гиганта, занимающего фактически монопольное положение в России по производству цветных металлов (90% никеля, 70% меди, 90% кобальта и практически 100% металлов платиновой группы) и входящего в тройку крупнейших производителей никеля в мире, неуклонно ухудшается на протяжении 90-х годов. Нередко повторяющиеся в прессе утверждения о том, что главными причинами тому являются некомпетентность, нерыночный менталитет и недобросовестность “красных директоров”, а замена высшего руководства способна привести чуть ли не к процветанию подобных предприятий, являются одним из многочисленных мифов российского либерализма.

Изменение макроэкономических условий, вызванное радикальной либерализацией 1992 года, не могло не затронуть “Норильский никель”, особенно учитывая тот факт, что предприятие тогда работало преимущественно на внутренний рынок.

Снижение объемов производства никеля, меди и кобальта на РАО “Норильский никель” за период 1990-1995 годов в среднем более чем на 40% сопоставимо с общим падением промышленного производства в стране и значительно превышает спад в других отраслях сырьевого комплекса. Причины такого положения носят объективный характер: потребление цветных и драгоценных металлов в России резко сократилось в связи с прогрессирующей деградацией ВПК и высокотехнологичных производств.

Начавшаяся еще в конце 80-х годов переориентация на экспорт не смогла обеспечить поддержание объемов производства. Возможности реализации продукции на внешнем рынке ограничены сырьевыми потребностями экономически развитых стран и конкуренцией со стороны канадских производителей никеля. Суммарный объем экспорта в 1995 году (105 тыс.тонн никеля и 109 тыс.тонн меди) остался на уровне 1988-1990 годов. При этом в 1992-1993 годах объем экспорта был вдвое ниже, поскольку стал невыгодным в результате почти пятикратного снижения мировых цен на никель, вызванного огромным потоком этого металла, выплеснувшимся на мировой рынок из стратегических запасов оборонных предприятий России и других стран СНГ.

Именно сокращение внутреннего спроса на цветные металлы, приведшее к падению производства, послужило отправной точкой деградации этого колосса производственно-территориального комплекса. Оно не сопровождалось и не могло сопровождаться адекватным сокращением занятости, производственных мощностей и городской инфраструктуры Норильска, почти полностью финансируемой Норильским горно-металлургическим комбинатом. Численность занятых осталась на прежнем уровне, что означает снижение производительности труда не менее чем на 40%. Поскольку весь Норильск работает почти исключительно на комбинат, а другие сферы использования трудовых ресурсов практически отсутствуют, серьезное сокращение занятости на рудниках и металлургических заводах либо приведет к колоссальной безработице, либо потребует проведения программы свертывания производственных мощностей и переселения почти половины жителей города в другие регионы страны. Первое недопустимо по социальным причинам, второе – неосуществимо в сегодняшних условиях по причинам финансовым и далеко не бесспорно с точки зрения перспективы. В этом плане ситуация в настоящее время является тупиковой, а ее принципиальное решение возможно только на основе хотя бы частичного восстановления объемов производства и создания новых рабочих мест. Это может быть достигнуто только при условии восстановления внутреннего спроса на цветные металлы, требующего принципиальной переориентации российской экономики с сырьевого экспорта на развитие производств высокой степени переработки.

Все это катастрофически отразилось на финансовых результатах деятельности “Норильского никеля”.

Недостаток собственных средств покрывается наращиванием из года в год использования заемных средств, ростом кредиторской задолженности, фактическими неплатежами в бюджет и внебюджетные фонды. По данным бухгалтерской отчетности РАО “Норильский никель”, за 9 месяцев 1995 года дефицит оборотных средств составил 4,3 трлн рублей, кредиторская задолженность – 6,3 трлн рублей, задолженность по платежам в бюджет и внебюджетные фонды – 2,2 трлн рублей, задолженность по банковским кредитам и ссудам – 2,8 трлн рублей.

На 1 октября 1995 года руководством РАО было получено кредитов и займов на сумму 4,09 трлн рублей, причем значительная часть кредитов просрочена. Поэтому вновь привлекаемые кредиты на 50% использовались для погашения просроченных кредитов и выплаты процентов по ним, а не на нужды производства и решение социальных проблем трудовых коллективов.

Одновременно за российскими должниками РАО числится до 4,5 трлн рублей, и немалая часть этой суммы, по оценкам экспертов, является безнадежными долгами.

Закономерно, что такая ситуация означает не только невозможность развития предприятия, но и делает крайне затруднительным поддержание текущей деятельности.

Производственные мощности (никелевый, медный заводы), эксплуатирующиеся без коренной реконструкции на оборудовании, установленном в 1946-1960 годах, находятся в катастрофическом состоянии и требуют значительных материальных и финансовых затрат для поддержания и модернизации. Реконструкция производственных площадок горнорудного хозяйства не проводилась 8-12 лет.

К концу 1995 года недовложения в развитие основных фондов составили около 2 млрд долларов США. Износ основных средств производства в среднем по РАО “Норильский никель” выше нормы на 50%, срок использования ряда агрегатов превышен в 3-3,5 раза.

Весь объем катастрофически сократившихся инвестиций в капитальное строительство в последние три года осуществляется за счет собственных средств, а также банковских кредитов под высокие проценты; государственные ассигнования из бюджетов всех уровней на нужды капитального строительства, как производственного, так и непроизводственного, за эти годы не выделялись. Таким образом, коренные причины финансово-экономических трудностей “Норильского никеля” являются общими для большинства российских предприятий. Кроме того, положение здесь усугубляется повышенным уровнем производственных и непроизводственных затрат, связанных с экстремальными природно-климатическими условиями Крайнего Севера.

ПРИВАТИЗАЦИЯ И ОТНОШЕНИЯ ВНУТРИ ХОЛДИНГА

Целесообразность приватизации с сохранением контрольного пакета акций у государства руководители РАО обосновывали прежде всего необходимостью сохранения “Норильского никеля” как единого производственно-технологического комплекса.

Угроза его распада действительно существовала. В 1991-1992 годах в условиях экономического хаоса стремление администрации и трудовых коллективов структурных подразделений (рудников, металлургических заводов) к самостоятельности, было отчасти реализовано. Они стали сами заключать договоры на поставку продукции, в том числе на внешний рынок. В 1993 году наблюдалось стремление к раздельному акционированию со стороны расположенных на Кольском полуострове комбинатов “Североникель” и “Печенганикель”, а также Красноярского завода по обработке цветных металлов. Эти действия были нейтрализованы в результате осуществления твердо отстаиваемой руководством схемы приватизации.

Однако так и не удалось выстроить системы экономических взаимоотношений, характерных для нормально работающего холдинга. Финансовые потоки внутри РАО приобрели извращенные формы, поскольку дочерние акционерные общества действуют как практически полностью самостоятельные предприятия.

Так, к примеру, комбинат “Североникель” настаивает на повышении цен за переработку норильской руды в 1,5 раза. Норильский комбинат на это не идет, так как имеет потенциальную возможность отправить руду на переработку в Финляндию или Норвегию. Наиболее жесткую позицию занимает Красноярский завод цветных металлов, являющийся монополистом по переработке (аффинажу) платиновых концентратов и назначающий необоснованно высокие цены. НГМК хотел бы поэтому отправлять концентрат на предприятия Бельгии и Англии, что было бы дешевле, но в этих странах нет достаточных производственных мощностей.

Поставки норильской руды на переработку на комбинаты Кольского полуострова и так уже осуществляются по ценам, близким к мировым, и эта порочная практика признается нормальной. Одним из руководителей РАО была высказана парадоксальная точка зрения, согласно которой взаиморасчеты между входящими в “Норильский никель” дочерними акционерными обществами по мировым ценам – якобы нормальная для рыночной экономики практика: поскольку конечный продукт реализуется по мировым ценам, то и издержки его изготовления должны формироваться аналогичным образом, иначе якобы произойдет “дестабилизация расчетов”. Все это совершенно не соотносится с механизмом расчетов внутри крупнейших зарубежных корпораций и холдингов, в которых используются административно устанавливаемые внутренние цены, значительно ниже рыночных. Результат – дополнительные издержки, ведущие к необоснованно высокой себестоимости производимого металла, падению рентабельности.

В других отношениях изменение формы собственности также не повлекло за собой практически никаких позитивных изменений, напротив, многие проблемы обострились:

– не решена проблема эффективного управления и ответственного собственника – нынешние высшие руководители РАО “Норильский никель” рассматривают самих себя не только в качестве “эффективных управляющих”, но и как фактических хозяев предприятия, не являясь формально таковыми;

– негативные тенденции в производстве, инвестиционной сфере, финансовом положении предприятия не только не преодолены, но и в некоторых отношениях усугубились;

– особую остроту приобрели в регионе социальные проблемы, систематически на 2-3 месяца задерживается выплата заработной платы, что уже привело и неизбежно будет приводить к забастовочным конфликтам; ухудшаются условия труда и быта горняков и металлургов, не выполняются коллективные договоры в части гарантий социально-экономических прав трудящихся;

– возникли новые противоречия между интересами РАО “Норильский никель” и входящими в него предприятиями, особенно НГМК, которых не было в рамках государственного концерна. Они связаны с тем, что финансовая сфера оказалась более оторванной от производственной. Один частный пример: были случаи, когда РАО закупало для норильских рудников горную технику, которая “не лезет под землю” (т.е. не проходит в грузовой ствол шахты).

На примере РАО “Норильский никель” исключительно ярко проявился ряд проблем, общих для большинства российских акционерных предприятий с государственным участием в капитале:

– отсутствие эффективного государственного контроля за деятельностью стратегически значимых предприятий, в особенности в сырьевых секторах экономики (это проблема и самого государства, причем не только экономическая, но и политическая, вытекающая из идейной установки российских либерал-реформаторов на устранение государства от активного регулирования экономических процессов);

– нежелание действующего менеджмента допустить любое стороннее вмешательство в оперативную деятельность предприятий, как со стороны федеральных органов управления, так и частного капитала;

– отсутствие действенных механизмов управления пакетами акций, находящихся в федеральной собственности (что также является проблемой государства: неспособность последнего управлять принадлежащими ему пакетами акций несет в себе потенциальную угрозу утраты государственного контроля над деятельностью стратегически важных предприятий и целых секторов экономики);

– самоустранение государства после приватизации предприятия от поддержания социальной инфраструктуры, несмотря на сохранение в его руках контрольного пакета акций (государство возложило на РАО “Норильский никель” все бремя расходов по поддержанию социально-экономической сферы Норильского промышленного района и Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа).

ЗАЛОГОВЫЙ АУКЦИОН

Залоговый аукцион, в результате которого ОНЭКСИМ Банк получил в залог принадлежащий государству контрольный пакет акций РАО “Норильский никель”, широко освещался в средствах массовой информации. Точки зрения основных участников конфликта – руководства РАО, банка и государства в лице ГКИ хорошо известны.

Противодействие руководителей РАО установлению ОНЭКСИМ Банком контроля над предприятием вполне объяснимо: действовавшие как полновластные хозяева директора почувствовали реальную угрозу. Раньше, несмотря на вхождение представителей государства в совет директоров РАО, никакого реального государственного влияния на политику РАО не было. Государство не имело эффективных инструментов воздействия (и это открыто признали руководители ГКИ), любые робкие попытки вмешательства в деятельность предприятия просто игнорировались генеральным директором. Другое дело – банк, который, как все прекрасно понимали, не ограничится ролью пассивного наблюдателя. Иначе зачем было вносить 170 млн долларов в государственный бюджет? Опасения директоров “Норильского никеля” оказались не напрасными. Был вынужден уйти со своего поста генеральный директор А.Филатов, его место занял новый представитель государства; четыре руководителя ОНЭКСИМ Банка введены в совет директоров; член правления ОНЭКСИМ Банка, президент банка “Международная финансовая корпорация” А.Хлопонин возглавил правление РАО.

Анализ финансового положения предприятия и социально-экономической ситуации в регионе ясно свидетельствует о том, что банку предстоит иметь дело с исключительно “трудным” объектом, привлекательность которого в сегодняшних условиях довольно сомнительна.

Изъяны в управлении и финансовые нарушения являются хотя и очень важным, но не определяющим фактором сегодняшнего критического положения РАО “Норильский никель”. И вообще насколько более эффективно способны новые управляющие решать проблемы подобных предприятий? Действительно, во многих банковских структурах работают хорошие профессионалы в области финансового менеджмента. Но именно потому, что в деятельности крупнейших индустриальных комплексов особенно велико наследие “экономики советского типа”, нет никакой уверенности, что в таких условиях сразу хорошо заработают классические рыночные подходы и финансовые инструменты. Более того, схема, при которой банк становится во главе промышленного холдинга, обладая его контрольным пакетом акций, достаточно сомнительна и крайне редко встречается в странах с рыночной экономикой (а в США и вовсе запрещена законодательно).

Финансовое оздоровление “Норильского никеля” требует колоссальных затрат на восстановление оборотных средств и погашение всех видов задолженности (свыше 2 млрд долларов), а реконструкция производственных мощностей – значительных долгосрочных вложений, точный размер которых нельзя пока определить. Такая реконструкция, по большому счету, имеет смысл лишь при наличии ясной перспективы увеличения объемов производства за счет роста внутреннего спроса на цветные металлы. Возможность последнего зависит от того пути, по которому будет двигаться российская экономика, но никак не от усилий ОНЭКСИМ Банка. Банк объявил о готовности вложить до 1 млрд долларов в инвестиционную программу “Норильского никеля”. Однако, во-первых, банк не располагает в настоящее время такими собственными ресурсами, и нет ясности в том, какими способами он собирается их привлечь, во-вторых, как мы видим, 1 млрд долларов не решает даже проблему погашения накопленной задолженности.

Не следует забывать и о том, что финансовое положение НГМК в значительной мере обусловлено прекращением частичного государственного финансирования социальной инфраструктуры и льготного кредитования “северного завоза”, без которых, по-видимому, и в советское время Норильский комбинат не мог бы быть полностью самоокупаемым предприятием. Нет никаких оснований предполагать, что новые частные собственники настолько повысят эффективность предприятия, что оно сможет финансировать эти затраты самостоятельно.

В такой крайне сложной ситуации, учитывая весьма неопределенные перспективы ее разрешения, возникает вполне реальная угроза сохранения неустойчивого status quo, ведущего в скором времени к банкротству предприятия с последующим свертыванием его производственной деятельности.

Возможный обратный выкуп государственного пакета акций и возвращение к ситуации, существовавшей до проведения залогового аукциона, также не устраняет принципиальные трудности и не решает главной проблемы – поддержания функционирования РАО “Норильский никель” и обеспечения жизнедеятельности Норильского промышленного района и Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа). Государство не располагает в настоящее время инвестиционными ресурсами в 4-5 трлн рублей для восстановления оборотных средств РАО.

Исходя из реальных условий и существующих ограничений, наиболее целесообразным представляется разработать и реализовать схему трансформации залога в форму долгосрочного доверительного управления контрольным пакетом акций РАО “Норильский никель” ОНЭКСИМ Банком или соответствующей ФПГ. При этом принципиальными условиями передачи государственной собственности в доверительное управление должны быть:

– сохранение государственного пакета акций РАО “Норильский никель” в федеральной собственности, запрет его отчуждения как целиком, так и по частям;

– безусловное выполнение заявленной ОНЭКСИМ Банком инвестиционной программы в размере не менее 1 млрд долларов США;

– погашение текущих задолженностей перед бюджетом и по заработной плате;

– решение социально-экономических проблем, связанных с обеспечением жизнедеятельности региона в условиях Крайнего Севера.

Если правительство признает деятельность “Норильского никеля” необходимой с точки зрения интересов экономической безопасности и других законных экономических интересов государства, то оно должно финансировать затраты, связанные с экстремальными условиями и особенностями организации социальной сферы, которые не могут (и, скорее всего, не должны) компенсироваться в нынешних условиях из собственных средств предприятия.

Александр ТЮРИН,

кандидат экономических наук


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БОРИС ЕЛЬЦИН ПОБЕДИЛ. ЧТО ДАЛЬШЕ?
ВЫСОКО СИЖУ, ДАЛЕКО СЛЫШУ
НОСТАЛЬГИЧЕСКИЙ СИНДРОМ
КОАЛИЦИЯ – ЭТО ПУТЬ К РАЗДОРАМ
ВРЕМЯ ЖИТЬ В РОССИИ
ЛЕГКО ЛИ УГОВОРИТЬ МОЛОДЫХ?
ПУТЕШЕСТВИЯ, ДОСТУПНЫЕ КАЖДОМУ!
Видео-73
ПРАЗДНИК, КОТОРОГО НЕ БЫЛО – А, ЖАЛЬ
Формирование коалиционного правительства
ВЫБОРЫ ПРОШЛИ, ПРОБЛЕМЫ ОСТАЛИСЬ
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ, КОТОРЫЙ НЕ ЖЕЛАЕТ КОМАНДОВАТЬ
Легкое дыхание
“СОВРЕМЕННИКОВ НЕ ВЫБИРАЮТ”
ДВОЙКА, ЧЕТВЕРКА, ТУЗ… ПАСЬЯНС ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ В СНГ
ЗАВИДНЫЙ МУЖЧИНА
ТЕЛЕЕДА ДЛЯ МИЛЛИОНОВ
СВЕТИТ НЕЗНАКОМАЯ ЗВЕЗДА…
В СТРАНУ ЛЮБВИ!


««« »»»