МЫ И МИР: НА ДРУЖБУ НАДЕЙСЯ, НО САМ НЕ ПЛОШАЙ

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ: УГРОЗЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Все внимание публики в последнее время приковано к президентским выборам. Страна ждет 16 июня, словно Судного дня. Записные пропагандисты и агитаторы умоляют и стращают: голосуйте за Ельцина (или за Зюганова) – иначе всему конец.

Угроза поражения патрона на выборах, конечно, для многих вещь серьезная и жизненно важная. Но об этих ли угрозах должны думать все мы, россияне, переживающие за судьбу своего Отечества, а не за собственную карьеру?

Кого бы не избрали мы президентом, России придется решать сложнейший комплекс проблем, искать выход и тяжелейшей ситуации, в которую завела ее нынешняя власть со своими горе-реформаторами.

I. Положение, в котором сегодня оказалась Россия, можно сравнить разве что с тем, в каком пребывала наша страна в первые месяцы Великой Отечественной войны. Мы теряем территорию, теряем население, теряем саму российскую цивилизацию. Разрушена наша общая Родина – Советский Союз. Десятки миллионов россиян в одночасье стали изгоями на своей родине. Но и в географических границах Российской Федерации наш народ каждый год теряет миллион жизней. Причем ежегодные неестественные потери населения – от разгула преступности, наркомании, давно, казалось бы, побежденных и позабытых болезней – составляют 150 тысяч человек – в десять раз больше, чем СССР потерял за десять лет войны в Афганистане. Через 20-25 лет, если все эти тенденции сохранят силу, население России сократится вдвое.

Разрушена наша промышленность: сегодня потери производства больше, чем в первые дни войны. Общие потери страны за годы “перестройки” и “реформ” оцениваются почти в триллион долларов.

А речь ведь не просто о потерях. Речь идет о нашей национальной безопасности. Россия теряет свою экономическую независимость – правители посадили ее “на иглу” кредитов Международного валютного фонда. Судьба страны, благосостояние россиян поставлены в зависимость от заграничных денежных подачек. Мы расплачиваемся за них нашими природными богатствами, невосполнимыми ресурсами – и покупаем третьесортный заграничный ширпотреб. Между тем, по данным, исходящим из американского конгресса, 94 процента технической помощи, предоставленной США России за все годы реформ, пошло на оплату услуг американских же консалтинговых фирм. Нельзя верить россказням о добром заморском дяде, который готов снять с себя последнюю рубашку во имя добрых отношений с нашей страной. Мы должны понимать, что в деле возрождения великой России нам никто не поможет, надежда может быть только на собственные силы, в т.н. демократическом мировом сообществе в чести двойной стандарт. И считаться с нами станут только тогда, когда мы сами осознаем свои национально-государственные интересы и будем отстаивать именно их, а не абстрактные “демократические идеалы” или “общечеловеческие ценности”. Ни МВФ, ни США, ни Европейский Союз не заинтересованы в том, чтобы Россия действительно стала экономически передовым и мощным государством. Для них наша страна – всего лишь поставщик сырья и рынок сбыта их товаров – такая незавидная судьба уготовлена России в складывающемся “международном разделении труда”. Предоставляя нам финансовую помощь, за рубежом заботятся прежде всего о собственных экономических и политических интересах.

А власть все выпрашивает очередные кредиты. И представляет их получение как собственные великие достижения, как свидетельство правильности своей “мудрой” политики… Да ведь только стоимость российского имущества за рубежом составляет 300 миллиардов долларов, сумма российских капиталов за рубежом – около 200 миллиардов долларов, страны “третьего мира” должны России не менее 100 миллиардов долларов, страны СНГ – тоже миллиарды. Неужели же наша судьба зависит от того, получим мы от Запада пресловутый кредит на 10 миллиардов или не получим? Получить-то получим, но ведь не просто так…

Отдельные российские политики договариваются даже до того, что, мол, и неплохо, что Россия зависит от Запада: он поможет нам поднять уровень жизни. Они “забывают” о том, что, встав на колени, можно потерять свободу и независимость – но не стать богаче.

II. Сегодня, особенно перед выборами, мы должны смотреть правде в глаза. Какой бы горькой она не была. А правда в том, что Отечество наше в опасности.

После развала СССР Москва стала прифронтовым городом: ракета, пущенная с Украины или из Прибалтики, долетит до Кремля за 2 минуты. Слава Богу, пока нам оттуда не угрожают. Но ведь эти страны не прочь вступить в НАТО, предоставить свою территорию для размещения военных баз Северо-Атлантического блока. Прибалтийские политики рассуждают об этом в открытую. А Украина все больше и больше втягивается в сферу экономического и политического влияния Германии.

Огромная в недавнем прошлом зона нашего геополитического влияния в Европе больше не существует. Нас вытеснили с Балкан. Там реализована давняя “немецкая мечта” – расчленить Югославию на мелкие государства, блокировать дружественную нам Сербию. Но это еще далеко не все.

Немецкие капиталы втянули в свою орбиту Венгрию и Чехию, Польшу и Словакию. Остался наш последний восточноевропейский форпост – Калининградская область, оторванная теперь от России географически. Но за рубежом есть политики, которые хотят оторвать ее и фактически, превратить вновь в Восточную Пруссию. Хуже всего, что и у нас есть деятели, которые вполне сознательно содействуют реализации таких планов. И некоторые из них участвуют в президентской кампании. Крича о возрождении великой российской державы, они тайно поддерживают контакты с лидерами германского движения за возвращение Калининграда!

Я уж не говорю о том, как мы вообще ушли из Германии. Об этом лучше спрашивать у М.Горбачева и Б.Ельцина, которые “просто” подарили ФРГ зону нашего геополитического влияния в центре Европы, которым даже в голову не пришло поставить вопрос о нейтралитете Германии, о ее выходе из НАТО, на худой конец, о подписании с ней мирного договора – в качестве компенсации за “воссоединение Германии”. Кто теперь возместит нам триллионы марок, вложенных в ГДР?

Словом, на Западе нынешняя власть не сделала ничего, чтобы обеспечить там интересы национальной безопасности России – общие интересы всех россиян.

Правда, Кремль время от времени неодобрительно отзывается о планах расширения НАТО на Восток. Но если эти решения будут окончательно приняты, кто, собственно, нас будет спрашивать в том состоянии, в котором Россия находится?

Остановить расширение НАТО, как показывает опыт последнего времени, можно только одним путем – держа Запад в неведении относительно возможной реакции России на этот шаг. Вот, например, сейчас у нас будут президентские выборы. Пока Западу не ясно, кто на них победит, расширение блока НАТО приостановлено.

Но что нас ждет, если на выборах победят Ельцин или Зюганов? Ответ ясен – и в том, и в другом случае НАТО придвинется вплотную к границам России. Если Ельцин останется в Кремле, то Запад вернется к своим временно замороженным планам медленного вовлечения в НАТО стран Восточной Европы. Если в Кремль въедет Зюганов, то НАТО двинется на наши границы с удвоенной скоростью. Из приграничного города Москва рискует превратиться в прифронтовой.

Чтобы уйти от этой неприятной ситуации очередного “выбора из двух зол”, надо, между прочим, голосовать за человека, который был бы для Запада непредсказуем, который представляет интересы всех россиян, а не одного из политических течений. Но и на президентских выборах власти, да и оппозиция, навязывают нам все тот же опостылевший и бесперспективный “выбор из двух зол” – Ельцин или Зюганов…

III. Не лучше складывается для России и геополитическая ситуация на Востоке и Юге. Нынешние хозяева Кремля открыли Китаю путь в стратегически важное для России Японское море, где китайцы планируют построить суперсовременный крупнейший порт, который перехватит грузопотоки, пока что идущие через наши Владивосток и Находку. Но раз Китай усилит свои позиции в регионе, то Япония будет стремиться восстановить равновесие. Естественно, за счет России. И после выборов японцы с удесятеренной энергией начнут требовать “решить проблему” Южных Курил.

Триста лет Россия упрочивала свои позиции в Среднеазиатском регионе, обеспечивала безопасность своих южных и юго-восточных рубежей. Сегодня там дирижирует Турция. Анкара вовлекает в свою геополитическую орбиту южные республики бывшего СССР и уже сегодня оказывает серьезное влияние на политику Азербайджана, Казахстана. Пакистан подогревает ситуацию в Таджикистане.

IV. На арене ближнего зарубежья, в постсоветском пространстве, позиции нашей страны также значительно ослабли. Этому способствовала и война в Чечне: настаивая на том, что чеченский конфликт – внутреннее дело России, наши политики, дабы избежать параллелей, фактически перестали отстаивать интересы России и русскоязычного населения в бывших республиках СССР.

В ущерб своим национальным интересам Россия отказалась от отстаивания своих стратегических позиций в Крыму. Поразительно, что российские власти перестали поддерживать русскоязычное население и открыто ориентировавшееся на Москву правительство Крыма, пошли на беспрецедентные уступки в вопросе о разделе Черноморского флота, фактически оставляющие беззащитными наши южные рубежи – под давлением экономически зависимой (!) от нас Украины. Украина же все в большей степени попадает в орбиту влияния Запада, который рассматривает ее в качестве своего стратегического форпоста на востоке, сдерживающего Россию.

Таким же образом мы оставили на произвол судьбы Абхазию, в свое время поспособствовав реальному обретению ею независимости от Тбилиси. Но Грузия, в отличие от России, свои интересы стремится соблюдать, вовсе не спешит отблагодарить нас за “услуги” в абхазском вопросе. Напротив, ее внешнеэкономическая политика идет вразрез с интересами России в кавказском регионе. И нефтепровод с шельфа Каспийского моря пройдет скорее всего по территории Грузии, а не через Россию, в результате чего наша страна лишится сотен миллионов долларов.

Значительно ослабло влияние России и в республиках Центральной Азии, в Азербайджане. В своей международной политике они предпочитают ныне ориентироваться не на Москву, а на другие столицы. В отношениях России с мусульманскими государствами в связи с чеченской войной установилась совершенно не нужная нам напряженность.

V. Натиск на Россию усиливается – со всех сторон. Он будет нарастать и дальше – это закон мировой политики: соседи всегда готовы воспользоваться слабостью той или иной страны. И противостоять этому натиску мы сможем, во-первых, если выберем президентом человека, для которого национальные интересы страны – превыше идеологических догм, партийных и клановых интересов. Как кандидат в президенты я ответственно заявляю, что для меня это именно так. А во-вторых, мы должны сформулировать для себя – и для всего мира – несколько принципов нашей внешней политики.

Сердцевиной нашей внешней политики должны стать национальные интересы страны. Хорошо то, что идет на благо России, плохо то, что ее ослабляет. Мы не собираемся вмешиваться в чьи бы то ни было внутренние дела, но мы никому не позволим решать за Россию, с кем ей дружить и сотрудничать, как строить свою жизнь.

Мы сосредоточим свои усилия на внутреннем развитии, нам не нужны никакие авантюры, никакие броски на юг. Международные соглашения, заключенные нынешним правительством, будут тщательно изучены на предмет их соответствия национальным интересам России. Если эти интересы ущемляются, мы сделаем все, чтобы Россия не была стеснена не выгодными ей обязательствами.

Мы сделаем так, чтобы ничто и никто не мешал добровольному стремлению многих народов бывшего Советского Союза к объединению. В единое государство никого не будут загонять силой, но никто не может отнять у народов права воссоздать его.

Одной из главных обязанностей Государства Российского я считаю защиту прав и свобод наших соотечественников, где бы они не проживали. У России достаточно экономических рычагов, чтобы заставить сопредельные государства ближнего зарубежья прекратить дискриминацию русских.

Мы должны ввести жесткий государственный контроль за вывозом российского сырья, чтобы доходы от его продажи не оседали в западных банках, а работали на благо России и ее граждан.

Мы должны вернуть хотя бы часть долгов стран “третьего мира” России, чтобы за счет этих колоссальных средств быстро поднять жизненный уровень россиян, найти деньги на финансирование социальной сферы, культуры, образования, науки, армии.

Если страны СНГ фактически не в состоянии вернуть нам сейчас колоссальные долги, то мы можем потребовать их возвращения в альтернативной форме: наш контроль над их источниками сырья и их обязательства покупать нашу промышленную продукцию. Тем самым мы сможем решить проблему безработицы в России, обеспечить заказами нашу промышленность, восстановить свои традиционные рынки.

Что касается чеченской проблемы в ее преломлении на международной арене, то мы должны предпринять следующие шаги.

Во-первых, в отношениях с западным миром нужно занять жесткую позицию: чеченская проблема – наше внутренне дело и не может быть предметом никаких международных разбирательств. Политика западных стран в чеченском вопросе точно следует пословице о соломинке в чужом глазу и “незаметном” бревне в собственном. Великобритания десятилетиями не может “решить проблему” Северной Ирландии, но никто не устраивает по этому поводу международных трибуналов. Англичане не “отпустили на волю” Фолклендские острова, французы – Новую Каледонию и т.д., но мир воспринял это как само собой разумеющееся.

Во-вторых, никоим образом нельзя увязывать с чеченской войной решение спорных российско-украинских проблем. Мы должны отстаивать свои интересы в вопросах Крыма и Черноморского флота. Нужно поставить перед властями Украины вопрос о пресечении деятельности на территории этого государства организаций, оказывающих помощь чеченским сепаратистам.

В-третьих, более гибкую позицию нужно занять и в абхазском вопросе. Наши взаимоотношения в Грузией не должны увязываться с решением чеченской проблемы.

В-четвертых, государствам Центральной и Восточной Европы, когда-то входившим в зону нашего геополитического влияния, нужно дать понять, что их стремление поскорее вступить в НАТО не должно мотивироваться ссылками на чеченскую войну. Эти страны вытеснены с мировых рынков, заинтересованы в экономическом сотрудничестве с Россией – и мы найдем экономические рычаги, чтобы достичь взаимопонимания с ними.

В общем и целом мы могли бы так сформулировать наше внешнеполитическое кредо: Россия должна встать с колен, перестать выступать на мировой арене в роли униженного просителя и уверенно и планомерно отстаивать свои геополитические интересы.

Мартин ШАККУМ,

кандидат в Президенты РФ,

первый вице-президент Фонда “Реформа”,

доктор политологии


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГРЯДУЩИЕ ЛАВРЫ ЛАВРОВА
КТО НА НОВЕНЬКОГО?
ПОМНИТЕ – ЖЕНЯ БЫЛ… ПОМНИТЕ
Уважаемые избиратели, дорогие друзья!
ДЕРЖАВЫ РАДИ
НЕ ПРЯЧЬТЕ ВАШИ ДЕНЕЖКИ
ПРЕЗИДЕНТ О КАНДИДАТЕ В ПРЕЗИДЕНТЫ
О МАРТИНЕ ШАККУМЕ: ВЗГЛЯД ИЗ СОСЕДНЕГО КАБИНЕТА
МАРАФОНЕЦ МАРТИН ШАККУМ
ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ И ПРАГМАТИЗМ ВЛАСТИ
Видео-71
ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ МАРАФОН ЗАКАНЧИВАЕТСЯ
ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ. ПРОГРАММА МАРТИНА ШАККУМА В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ
КИНЧЕВ СВОЙ ВЫБОР СДЕЛАЛ! ВЗЯЛ “РОССИЮ”
Шансы нынешнего президента в первом туре президентских выборов
“СЛАДКАЯ ПАРОЧКА” ПРОТИВ СТРЕССА
КТО ПОБЕДИТ НА ВЫБОРАХ – НЫНЕШНИХ И БУДУЩИХ
Московское правительство выбирает “Новый Мир”
Переписка
СОЦЗАКАЗ ПО ЗОВУ СЕРДЦА


««« »»»